Значение художественного произведения в эпоху «клипового мышления» (тезисы выступления на пленарном заседании Международного симпозиума литераторов «Писатель и время»)

12 февраля нынешнего года завершилась ХХIV Минская международная книжная выставка-ярмарка, в контексте которой проходил и Международный симпозиум литераторов «Писатель и время», собравший в столице Беларуси литераторов из 17 государств. В мероприятиях симпозиума принял участие и наш земляк – поэт, переводчик, член правления Союза писателей Чеченской Республики, председатель Чеченского отделения Клуба писателей Кавказа Адам Ахматукаев.


В этом номере журнала мы представляем нашим читателям выступление Адама Ахматукаева на этом симпозиуме, а также его интервью-беседу с белорусским писателем и журналистом Алесем Карлюкевичем для литературного портала «Созвучие».

1)Адам Ахматукаев. Фото Константина Дробова222

От имени Союза писателей Чеченской Республики и Клуба писателей Кавказа приветствую организаторов и участников настоящего симпозиума!
Выражаю признательность белорусским друзьям за приглашение на столь значимый форум!
Приятно в очередной раз быть вместе с творческими людьми, которые понимают роль и значение художественного слова, а общелитературные вопросы увязывают с вопросами цивилизованного проживания на одной планете под общим небом.
Всеми приобретениями, духовно нас обогащающими, мы обязаны, в первую очередь, книге, которая всегда оставалась источником знаний. Даже тогда, когда нужно было просто убить время, она держала мысли читателя в форме, как тренировки – спортсмена.

В сегодняшних условиях читатель, к сожалению, другой. Сегодня есть чем заполнить свободное время: кроме стационарного телевизора, уже и в глубинке вещающего круглосуточно и многоканально, появились доступные мобильные устройства с интернетом, в которых есть, якобы, все. Это «все» преподносится как достоверная информация, и многими, особенно молодыми, принимается без анализа и осмысления, без глубокого понимания происходящего. Потенциальный читатель, отделяясь и отдаляясь от книги, постепенно становится читателем с экрана, пассивным зрителем и слушателем, получающим поверхностное представление об окружающем мире. Такие люди считают подобные познания достаточными и к художественным произведениям относятся как к пережитку прошлого.

Как ни странно, такие рассуждения идут не только от наивной безграмотности, но и от довольно образованных людей, не воспринимающих всерьез доводы в пользу художественного произведения. В лучшем случае они отшучиваются, будто писатели-«чудотворцы» подорвали в них веру в печатное слово. Имеется в виду то, что в последние десятилетия – с отменой цензуры и началом эпохи так называемого «клипового мышления» – появилось много низкопробных, дешевых произведений, которые мешают ориентироваться в книжном потоке. Мешают не только неискушенному читателю, но и умудренному жизненным опытом и знаниями, порой и его запутывая в неосторожном росчерке иного собрата по перу.

Одно дело – спотыкаться на досадных ляпах, которые часто случаются, когда книга выходит в редакции автора и на его же деньги. Другое дело, когда автор допускает грубые оплошности в щепетильных вопросах, требующих предельной осторожности. К примеру, один автор, с большими звездами на погонах, пишет о послевоенном Грозном: «Исконно русский город Грозный почти полностью лежал в руинах…» Сомнительно, что автор многих исторических расследований не интересовался историей Грозного, не знает, что этот город построен на месте более 20 чеченских аулов и хуторов, разрушенных царским генералом Ермоловым во время завоевания Кавказа. Может быть, автор исходит из того, что «не всякая правда ко двору», и специально использует мнимый эпитет с национальной привязкой, рассчитанный на читателя с «клиповым мышлением». А человек думающий вспомнит Александра Твардовского:

Одна неправда нам в убыток,
И только правда ко двору!

Мне и моим соотечественникам не раз приходилось выступать по проблеме тенденциозного освещения в литературе темы современных военных конфликтов, приглашая к дискуссии писателей с военным прошлым. Жизнь показывает, что не все готовы к конструктивному диалогу, не все освободились от рефлексий и комплекса предубеждений, идущих, в основном, от издержек «клипового мышления». Люди с таким мышлением (даже – из новоявленных писателей!) – это посредственность, которая, по словам психологов, не только не станет элитой, но и социально опасна.

В сложившихся условиях роль литературы приобретает особое социальное значение, и ценность художественного произведения видится тем выше, чем точнее оно будет отвечать задачам сохранения и пополнения духовных ценностей.
Но сможет ли книга изменить человека, отвернувшегося от книги? Вспоминается пример из выступления председателя Союза писателей Китая Те Нин на Международной книжной выставке в Гонконге. По ее словам, в одном перуанском городе участились жалобы горожан на местную полицию. Вместо принятия дисциплинарных мер мэр города поступил иначе: отправил всех полицейских в трехдневный отпуск, вручив каждому по три романа, которые следовало прочитать за эти дни. В итоге – отношения между полицейскими и горожанами улучшились.

Пример этот весьма показателен: надо искать и использовать любые возможности, чтобы вернуть читателя к книге. Но и книги по своему содержанию должны отвечать требованиям, которые делают их значимыми. Это зависит, в первую очередь, от авторов, но, не в последнюю – и от редакторов, потому что графоманы и ширпотреб не перестанут отвлекать. В этих условиях книга, писатели и разговоры о них должны быть постоянно на слуху, на видном месте. Кому как не нам добиваться этого! Кто лучше нас будет рекламировать, пропагандировать произведения духовно значимые, а книги с ложными ценностями – подвергать достойной критике.
Эпоха «клипового мышления» привела к дефициту читателя с развитым мышлением. Поэтому, используя опыт организации творческих вечеров и презентаций книг, надо способствовать возрождению и такой формы общения, как читательские конференции в библиотеках.

Учитывая, что линейное чтение считается наиболее подходящим для развития мышления, нам, писателям, не мешало бы подумать и над тем, что художественные произведения, где сюжет не разорван, будут иметь большую практическую ценность в деле возвращения к книге «клипово мыслящего» читателя. Допускаю, что эта мысль может показаться уступкой ситуации, перед которой мы оказались. Но уступка эта оправдана востребованностью. Приведу пример из своего творчества. Я не детский писатель. Считаю, что для детей писать трудно. Но одну книгу для них все-таки пришлось написать. Было это во время войны, когда у нас во дворе и в округе собралось много детей, включая детей беженцев из Грозного. Чтобы как-то отвлечь их от стрельбы, от взрывов и даже разговоров о войне, я потихоньку начал пробовать сочинять стихи и для них, содержащие, в основном, подсмотренные забавные истории из их поведения. Детям это понравилось, и они завалили меня «заказами», рассказывая и о других – неизвестных мне – приключених. И пошло-поехало. А когда дети разъехались, эти стихи я связал сюжетом, и получилась поэма, вышедшая впоследствии отдельной книжкой. Извините за нескромность, на встрече в одной школе мне поведали, что в их библиотеке эта книжка у детишек самая читаемая.

И последнее предложение. Так как мобильные устройства отнимают солидную часть свободного времени и способствуют отлучению от книги, то можно было бы серьезно подумать над тем, как извлечь пользу от этой формы мобильности, имея в виду мобильность формы книг. Если книга будет постоянно под рукой, не исключено, что в нее и заглядывать будут чаще. А удобны ли сегодняшние книги по размерам, чтобы носить их в кармане пиджака или дамской сумочке? Самым удобным форматом для поэтического сборника был и остается карманный формат. В современных условиях и прозу, ориентированную на юношество и молодежь, можно было бы перевести на карманный формат, а так называемые «кирпичи» оставить для читальных залов и библиотек.

У застрявшей на бездорожье машины не много шансов выбраться. Если ее подтолкнуть или подцепить, то выход на дорогу обеспечен. Так и литература. Оставшись без помощи государства, она сама торит дорогу. Выживает мучительно и долго. С государственной поддержкой это получается уверенно. Желаю такой уверенности всем национальным литературам, переживающим нелегкие времена!
Благодарю за внимание!

г.Минск, 9 февраля 2017 года.

Адам Ахматукаев. Фото Константина Дробова

Вайнах №2.2017

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх