Замид Аюбов. Рогун-Кажа и рогункажинцы

Небольшое село с таким названием расположено в трех километрах к югу-востоку от районного центра Ножай-Юрт Чеченской Республики, на правом берегу реки Яман-Су. Сейчас там находится всего около 53 домов, так как большая часть жителей села после сильных оползней конца 80-х годов прошлого века и из-за войн в 90-е годы в Чечне переселилась в новообразованное в 1989 году село Бильтой-Юрт Гудермесского района.

Рогун-Кажа – один из старейших населенных пунктов Ножай-Юртовского района. В Википедии годом основания села назван 1708 год, но есть сомнения в истинности этой даты. Тем более, что не указан документальный источник, подтверждающий это. Судя по тому, что на Старом кладбище (Даккхийн Кешнаш) с. Рогун-Кажа, на котором не хоронят людей более полутора века, есть надмогильные камни с пиктограммами доисламского периода, Рогун-Кажа намного древнее указанной даты. Но, к сожалению, определить точный возраст села не представляется возможным. В той же Википедии практически ничего не сказано об истории села, происхождении его названия, о его жителях, сегодняшних реалиях. По мере своих возможностей постараюсь восполнить этот пробел.

Во-первых, уместно вкратце интерпретировать этимологию названия села. По этому поводу старожилы села приводят две основные версии. По одной из версий, первые жители села – Я и Ита построили раг1у (навес, загон для домашних животных), и от его подножья (к1ажа) разрослось село. Мол, так и получилось Раг1ун-К1ажа. Но это объяснение, на мой взгляд, недостаточно обосновано. В подножье навеса (кошары) вряд ли возможно построить целое село.

Более вероятной представляется вторая версия, согласно которой название села объясняется тем, что оно было заложено в подножье горно-холмистого кряжа (гребня), длиной в несколько километров, начинающегося в районе сел Зандак и Даттах и завершающегося у слияния реки Яман-Су и ее притока Булк. Именно так истолковывал топоним старейший житель Рогун-Кажа, проживший 95 лет, Элдархан Джаватханов. И если быть точным, то истинным названием села является Рег1ан-К1ажа, т.е. Подкряжье. Со временем, как это часто случается с топонимами, первоначальное название исказилось, и в настоящее время село официально называется Рогун-Кажа.

Основатели села, братья Я и Ита, сначала поселились в с. Рогун-Кажа. Но со временем второй из них, Ита, переселился по соседству – в с. Бильты. От него происходит одна из ветвей тайпа билтой – итабухой, которые сейчас составляют большинство этого населенного пункта. А в с. Рогун-Кажа жили и живут исключительно потомки Я – янбухой. Другая тайпообразующая часть билтинцев – зоккабухой – живет в с. Хочи-Аре, рядом с Рогун-Кажой и Бильты.

Небольшое по территории и численности населения, село Рогун-Кажа оставило весомый след в истории чеченского народа. Так, отсюда родом Чермоевы, среди которых наиболее известны генерал-майор, участник двух русско-турецких войн Арцу (Орца) Чермоев, первый чеченский нефтепромышленник и политический деятель Абдул-Межид (Тапа) Чермоев. Дело в том, что в отселке села Рогун-Кажа, Нижнем Хуторе (по-чеченски – Т1аьхьа Отар), жил основатель фамилии – Чермо.

Недавно одна из моих коллег по профессии, известная в нашей республике журналистка, выразила сомнение в чеченском происхождении фамилии Чермоев, так как она не имеет в Чечне аналогов. Постараюсь объяснить ей и другим непосвященным, в чем дело. Я сам до последнего времени полагал, что отца Арцу и деда Тапы Чермоевых звали Черма (цистерна, большая бочка). Однако после встречи с одним из его потомков по линии брата Арцу Хаса-Хаджи, жителем с. Кошкельды Алим-Пашей Дускуевым, я узнал, как звали основателя фамилии и почему сегодня в Чечне нет фамилии Чермоев. Оказывается, один из предков Чермоевых был кунаком представителя тайпа чермой и, как это водилось среди чеченцев, назвал своего сына в честь друга – Чермо. От него и происходит знаменитая фамилия. А то многие, в т.ч. люди образованные, думают, что Чермоевы из тайпа чермой, в то время как они коренные билтой и янбухой.

Что касается исчезновения фамилии, то Алим-Паша Дускуев рассказал мне, что после оппозиции к Советской власти и эмиграции Тапы Чермоева из страны органы ОГПУ-НКВД стали жестоко преследовать и репрессировать всех Чермоевых. Чтобы избежать полного уничтожения, по совету одного из своих родственников, работавшего в органах безопасности СССР, все Чермоевы сменили фамилию.
Кроме Арцу Чермоева, из с. Рогун-Кажа происходят и другие известные люди. Среди них участники национально-освободительного движения Чечни и Дагестана под руководством Шамиля, русско-турецких войн. К сожалению, мне пока не удалось добраться до архивных источников и исторической литературы, исходя из которых можно было бы назвать многие имена. С другой стороны, точно известно, что в армии Шамиля сотником (б1аьнча) служил рогункажинец Хьоза. Имена и фамилии его сыновей Этов и Хатов Хозуевы приводятся в посемейном списке (NN89,91) жителей с. Рогун-Кажа 2-го участка Веденского округа на 1906 год1. Сотником Шамиля также был житель села Атай.

По информации, полученной мной от старейших жителей Рогун-Кажа – Ямагомеда Исрапиева, Бауди Дециева, Сайд-Альви Бойцуева, сотник Шамиля Хоза попал в плен к царским войскам и подвергся жестоким пыткам и мученической смерти. Его привязали к хвосту лошади и таскали по дорогам с. Рогун-Кажа, пока с него не сошла кожа. В памяти потомков, рогункажинцев, по сей день хранятся слова, сказанные Хозой перед смертью: «Я не боюсь смерти, т.к. все мы смертны и должны предстать перед Аллахом. Но в этот последний час мне стыдно (юьхь1аьржа х1оьтти со) перед своими дорогими односельчанами, особенно женщинами, за то, что, пока таскали на хвосте лошади, у меня на брюках развязалася гашник (г1унжур). Простите меня за это». Эти слова свидетельствуют о необычайном чувстве достоинства и благородства (оьздангалла-къонахалла) этого человека.
Х1оллам, посвященный Хозе, установлен на Старом кладбище с. Рогун-Кажа.

В списках участников русско-турецкой войны 1877-1878 годов я обнаружил имя призывника из Рогун-Кажа Шамхана Берсанова, всадника 5-й сотни Чеченского конно-иррегулярного полка2. Правда, в источнике «Именном списке нижнимъ чинам Чеченского конно-иррегулярного полка» он фигурирует как «Шамаханъ Берсановъ», а место, откуда призван, названо «Рожикажи». Таких искажений имени села более чем достаточно, о чем скажем несколько позже. Кстати, брат Шамхана Берсанова, Ахах, был приглашен в с. Рогун-Кажа в качестве имама во второй половине XIX века. Его имя приведено в упомянутом поименном списке жителей с. Рогун-Кажа под номером 41.
Сегодня в селах Рогун-Кажа, Бильтой-Юрт, Нойбера и городе Грозном живут многочисленные потомки Берсановых – Каимовы, фамилия которых произошла от имени одного из сыновей Ахи Берсанова – Каима. Родом из Рогун-Кажа известный чеченский поэт Магомед-Салах Гадаев. По свидетельству его родного племянника Арсена Гадаева, их предки переселились в с. Чург-Ирзе из Рогун-Кажи.

На кладбище Нижнего хутора села Рогун-Кажа похоронен дед прославленного чеченского борца Салмана Хасимикова – Хасимик. Правда, его дети переселились в пос. Старая Сунжа более ста лет назад. В Рогун-Каже родилась и выросла очень популярная исполнительница чеченских народных песен Маьлха-Аьзни (Солнцегласая) Озиева, в замужестве Чакараева. Ее ныне здравствующая сестра Ребиса Озиева была знатной дояркой и депутатом Верховного Совета Чечено-Ингушской АССР. Депутатом Верховного Совета Чеченской Республики последнего созыва и заместителем его Председателя Доку Завгаева избирался рогункажинец Шейх-Ахмад Альмурзаев, ныне покойный.

Ордена Трудового Красного Знамени удостоены Хасан Масуев – геологоразведчик, Елена Оздамирова – начальник отдела труда и зарплаты Аргунского завода «Пищемаш», орденом «Знак Почета» был награжден многолетний председатель колхоза им. Калинина Нажмудин Аласханов. Звание «Заслуженный учитель ЧР» имеют рогункажинцы Вахарсолта Дециев, Абдурахман Каимов. Более полувека проработал в Рогун-Кажинской школе учитель математики Алади Магомадов. Кстати, он отец 14 детей, большинство из которых получили высшее и среднее специальное образование, стали педагогами.
Почетного звания «Мать – героиня» удостоены несколько женщин Рогун-Кажи. Среди них Замани Магомадова, Пайхамат Зентиева, Кемиса Каимова, Куржан Бойцуева.
Более ста жителей Рогун-Кажи имеют высшее образование, и десятки юных рогункажинцев сегодня учатся в вузах Чечни и других регионов России.
Село Рогун-Кажа на протяжении нескольких веков своего существования много раз оказывалось в центре исторических событий, происходивших в царской, советской и современной Чечне. Автор имеет возможность привести некоторые факты, почерпнутые из историко-краеведческой литературы, архивных источников.

Самое раннее упоминание о селе Рогун-Кажа я обнаружил будучи студентом третьего курса исторического факультета Ленинградского государственного университета им. А.А. Жданова (ныне Санкт-Петербургский госуниверситет) в 1977 году. Тогда, параллельно с учебой, мне довелось работать подсобным рабочим в Центральном государственном историческом архиве СССР. Там, пролистывая один из «Кавказских сборников», наткнулся на эпизод, описанный одним из участников военной экспедиции под командованием графа, генерал-лейтенанта П.Х. Граббе вверх по руслу реки Ямансу. К сожалению, я не могу точно процитировать текст и назвать номер тома «Кавказского сборника». Но определенно могу сказать, что событие относится к 1841 году и в книге сказано примерно следующее: «Продвигаясь мимо населенного пункта Рагон-Кож мы столкнулись со следующим инцидентом. С левого берега Ямансу выскочили несколько бородатых человек с кремневыми ружьями и, сделав несколько выстрелов по нашему авангарду, скрылись в густых зарослях кустарника. Убитых и раненых не было, поэтому, не вступая в бой с разбойниками, мы продолжили поход».

В дневниковых записях самого П.Х. Граббе также встречается название Рогун-Кажи. Речь идет о событиях июня 1839 года: «10-го Передовой отряд из двух батальонов Кабардинского Полка, при двух горных орудиях, под начальством полковника Лабинцова, взял приступом укрепление и башню Ташова-Хаджи, который бежал. Все сравнено с землей. Взяты знамя, лафет, разное оружие. В семь часов вечера общее наступление на высокие и лесистые горы, без остановки. Все опрокинуто. Примечательный переход через дремучие леса и стремнины. Вышли на Яман-Су и аул абреков Балан-су, преданный опустошению. Здесь еще никогда не бывали русские.
11-го. Лагерь в горах необыкновенно живописный. Изобилие во всем. В час пополудни выступил тремя колоннами, главная по долине и руслу Яман-Су до Реванкаша, верст семь: восемь аулов сожжено. Лагерь открытый, крепкий и удобный.
13-го. Отряд из двух батальонов Куринского полка с двумя орудиями ходил в аул Беллетли, который предан огню…
14-го. Отряд выступил на рассвете в возвратный путь, тремя колоннами, сперва по той же дороге, потом по новой, средняя колонна по ущелью Ямансу»3.

Не осталась в стороне от событий Рогун-Кажа и во время восстания в Чечне в 1877 году под руководством Алибека-Хаджи Алдамова. В монографии доктора исторических наук, профессора, президента АНЧР Ш.А. Гапурова говорится: «Из Гендергеноя через аул Рогун-Кажа Алибек направился в Ножай-Юрт, центр местного участка. Начальник участка Парцян и Ножай-Юртовский старшина успели сбежать под защиту российских войск. Дом старшины и канцелярия начальника участка сожжены. Был также сожжен по приказу Алибека дом местного шейха, чьи сторонники отказались поддержать восстание»4.

В материалах, которые имеются в Архивном управлении Правительства ЧР, имеются документы, связанные с событиями в Рогун-Кажа. Среди них переписка с начальником Грозненского округа Терской области (1876 год) «Об освобождении от платы обществу налогов и о наделах земельными паями временных жителей с. Рогун-Кажа, выходцев из Дагестана, просьбы выдать разрешения на разведку нефти в районе села от десятков человек, не только из Терской области, но и других уголков царской России, о споре по межевому вопросу между Бильтинским и Зандакским сельскими обществами, об избрании старостой села Чожура (Говды) Баталова и другие».

Трагическими страницами в истории Рогун-Кажи стали события 20-30-х годов, названные советскими властями «мятежами, антисоветскими восстаниями». В 1925 году в селе Рогун-Кажа у родственников скрывался бывший советский работник, имевший почетную грамоту, подписанную председателем Совнаркома РСФСР В.И. Лениным, а затем вынужденно ставший противником власти и членом Правительства Горской Республики во главе с Тапой Чермоевым – Межид Гебартоев. Вынуждая сельчан выдать его, артиллерия Красной Армии вела по селу неизбирательный огонь. Чтобы не допустить жертв среди невинных людей, М. Гебартоев сдался властям и был репрессирован. Десятки рогункажинцев погибли в марте 1932 года, обманутые самозванцем-имамом Моцу Шамилевым, поверив в возможность свержения Советской власти.

Вот что, в частности, говорится о событиях 1932 года в районе сел Рогун-Кажа, Бильты, Ножай-Юрт, Аллерой, Саясан в книге Ш.А. Гапурова и Х.С. Умхаева «Беной в истории и культуре чеченского народа: «Органы НКВД в марте 1932 года стали получать донесения о том, что в Ножай-Юртовском районе вспыхнуло новое восстание (до этого восстание из-за притеснения крестьян со стороны органов Советской власти произошло в 1929 году – З.А.), в котором участвует 1500-2000 человек. Из них в районе Аллероя – 150 сабель, Ножай-Юрта, Шуани, Саясана и Бильты – 500-700 человек. Из всей Чечни восстал только Ножай-Юртовский район.

28 марта – в середине дня – начались первые столкновения частей РККА с повстанцами. Первым завязался бой Нацполка у Бильты (следует иметь в виду, что с. Рогун-Кажа входило в Бильтинское старшинство и многие рогункажинцы принимали активное участие в восстании – З.А.), где он с 11.30 до 16.30 вел упорный уличный бой, в котором принимали участие не только бандиты, но и местные жители, в общем до 500 человек. В результате столкновения повстанцы потеряли значительное число убитыми и ранеными (обнаружено 24 убитых и 9 раненых). Нацкавполком захвачено 5 пленных, 5 винтовок, 2 револьвера.
В числе убитых повстанцев обнаружены четверо милиционеров из числа перешедших на сторону восставших вместе со своим начальником.

Потери полка – 1 убитый и 2 раненых. Кроме Нацполка в боестолкновении участвовал также 84 стрелковый полк с приданым ему отрядом ОГПУ»5.
О масштабах жертв карательной операции войск Красной Армии и ОГПУ с применением артиллерии и авиации говорит тот факт, что только из семьи Ямохьмада Исрапиева, которому сейчас 92 года, было убито 6 человек, в т.ч. женщины и дети. Об этом написано в газете «Молодежная смена» в августе 2016 года внештатным корреспондентом газеты, рогункажинцем Лечи-Хаджи Исрапиевым – внучатым племянником Я. Исрапиева.
Свидетелем тех событий была и моя покойная мать Ашет Аюбова (в девичестве Оздамирова), которой тогда было 18 лет. По ее словам, она пыталась укрыться от снарядов вместе со своим трехлетним братом Ханбатыром Оздамировым.

Статью о восстании 1932 года я прочитал в Республиканской библиотеке им. А.П. Чехова в 1972 году. Она была написана корреспондентом «Грозненского рабочего» Виктором Астаховым, который позже работал в гудермесской газете «Красное знамя» («Гумс). В материале давался, в целом, объективный анализ событий, назывались причины (в т.ч. перегибы местных властей по отношению к крестьянам). Кроме того, я впервые в жизни нашел в этой статье печатное упоминание о своем деде Аюбе Таймасханове, который, по информации автора, безвозмездно изготовил для Рогун-Кажинской школы 12 парт и 6 столов. Он был известным плотником и кузнецом, сам построил на хуторе Верхний (по-чеченски – Хьалха Отар) с. Рогун-Кажа деревянный двухэтажный дом. Бауди Дециев, которому за 80 лет, рассказал мне, что мой дед изготавливал металлические изделия не только для рогункажинцев, но и для жителей окрестных сел. Пользуясь случаем, считаю уместным подчеркнуть, что отличной портнихой была и наша мать. Во многом, благодаря ее мастерству, мы с братьями и сестрой выжили в то время, когда наш отец Ушу Аюбов, по надуманному делу, был осужден на 10 лет тюрьмы в 1947 году, досрочно освободился из мест заключения в Красноярском крае только после смерти И.В. Сталина в марте 1953 года.

Активное участие приняли призывники из Рогун-Кажи в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов. Согласно данным «Книги памяти», составленной работниками Архивного управления Правительства ЧР, из Рогун-Кажи в ряды Красной Армии было призвано 57 человек. Не менее 50 из них погибли на фронте или пропали без вести. Большинство из них были людьми еще не женатыми, единственными сыновьями в семье. И, следовательно, с их смертью прервались многие фамилии, которые имеются в названном мной «Поименном списке…» 1906 года. Кстати, там написано, что в селе проживает 117 семей. Получается, на фронты Отечественной были призваны молодые люди из половины семей с. Рогун-Кажа. Как заметил в своем труде, посвященном участию призывников из Ножай-Юртовского района в Великой Отечественной войне, известный педагог, первым в ЧР получивший звание «Учитель года», историк-краевед Руслан Жабраилов, в период ВОВ чуть ли не было прервано все потомство рогункажинцев.
Об одном из фронтовиков-рогункажинцев говорится в сборнике документально-публицистических очерков о чеченцах-участниках Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) «Вспомним всех поименно», подготовленном АН ЧР. Очерк Залпы Берсановой называется «Подвиг учителя». В нем повествуется о бывшем учителе Рогун-Кажинской школы Сайдул-Хаджи Байтукаеве. Он добровольно отправился на фронт и воевал в составе 255-го Чеченского кавалерийского полка. По словам автора, по количеству уничтоженных фашистов в полку С.-Х. Байтукаев уступал лишь Ханпаше Нурадилову.

Здесь приводится описание последнего подвига Сайдул-Хаджи со слов его однополчанина из с.Зандак: «Было это во время тяжелых боев под Сталинградом. Нам был дан приказ отступать. Мы отступали, подбирая убитых и раненых. Сайдул-Хаджи был ранен в ноги. Когда мы попытались поднять его, чтобы увести с собой, он сказал: «Я все равно никуда не пойду, как бы вы меня ни уговаривали. Одна просьба к вам: выройте яму, помогите мне спуститься туда, прикройте землей. И оставьте мне все оружие и патроны, которые у вас есть. Все ближе и ближе слышался гул фашистских танков. Над головой кружили вражеские самолеты. Мы пытались уговорить Сайдул-Хаджи уйти с нами, но он стоял на своем. И тогда пришлось наспех вырыть яму, Сайдул-Хаджи с нашей помощью спустился туда. Едва сдерживая слезы, солдаты подходили к Сайдул-Хаджи, клали возле него оружие, патроны».

Еще долго слышали отступающие кавалеристы, как стрелял Сайдул-Хаджи – то из пулемета, то из автомата. Сколько мог, он сдерживал наступление немцев своей непрерывной стрельбой, прикрывая отход наших кавалеристов.
До конца своих дней бывшие однопончане помнили о том, как ценой своей жизни спас их молодой учитель из маленького чеченского села Рогун-Кажа Сайдул-Хаджи Байтукаев»6.

Я не знаю точной цифры, сколько моих односельчан погибло во времена депортации (для этого нужно опросить все семьи села), но одно знаю точно: только из семьи моей матери на Родину не вернулось 27 человек… В 50-летнем возрасте в 1945 году умер мой дед Аюб. В 1947 году от болезни умерла и его жена, моя бабушка Тамихат. Рано ушел из жизни дед по матери Озди. Примерно такие же горестные цифры и у других рогункажинцев.
Суровым испытаниям подвергалось село и во время двух последних войн в нашей республике. Большинство, как было сказано, перебралось в новое село – Бильтой-Юрт. Но есть и те, кто даже в самую лихую пору военных лет не покинул родное село, когда по Рогун-Кажа днем и ночью наносились авиационные и артиллерийские удары. Честь им и хвала!

В настоящее время, как и многие населенные пункты республики, село Рогун-Кажа после войн возродилось, его жители воспряли духом и вносят достойный вклад в развитие и процветание Чеченской Республики.

P.S. Автор выражает благодарность за помощь и ценные советы в подготовке материала начальнику отдела по использованию документов АУП ЧР Мадине Ченчиевой, жителям села Рогун-Кажа Ямагомеду Исрапиеву, Сайд-Альви Бойцуеву, Вахарсолте Дециеву, Яхите Зентиевой, Байсари Таймасхановой, а также главному редактору журнала «Вайнах» Мусе Ахмадову, предложившему написать эту статью.

1 Центральный государственный архив Республики Северная Осетия-Алания. Фонд 270. Опись 1. Дело 20.
2 Чеченцы в истории, политике, науке и культуре России. – М., 200, стр.200.
3 Записная книжка графа П.Х. Граббе. – М., 1888. С. 105.
4 Ш.А. Гапуров. Народные движения в Чечне в 60-70-е годы XIX века. – Грозный, 2015.
5 Ш.А. Гапуров, Х.С. Умхаев. Беной в истории и культуре чеченского народа. – Грозный, 2016. С. 198-200.
6 Залпа Берсанова. Вспомним всех поименно, Грозный. – 2016. С. 32-33.

Вайнах №4, 2017

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх