Юсуп Элембаев. Лота (Лута) Айкбиков из Бачи-юрта.

После завоевания и присоединения Северного Кавказа к России для царской власти особое значение приобретают вопросы управления этой территорией, что само по себе было непросто. Кавказ был завоеван, но не усмирен, как заявляли сами управляющие Терской области. Даже к 1865 году в области сохранилось непростое положение, где в мирное время на каждый двор приходилось по два военнослужащих. Первые годы правления для царского правительства головную боль представляло возрастающее движение «зикристов». После возвращения Кунта-Хаджи из Мекки зикристкое движение набирает силу, его сторонники отправляют свои обряды публично, переезжая из аула в аул. Впервые властные структуры в Терской области обратили внимание на это религиозное движение в начале 1862 года. Учение «зикризм» постепенно перетерпело качественное изменение, все более активизируя свою деятельность против царских порядков, именно такой оборот дела вызвал беспокойство у местной администрации, имеющей опыт военного столкновения с идеологией мюридизма. Движение «зикризм» начало приобретать политический характер. По архивным источникам известно, что в Качкалыковском наибстве движение «зикристов» поддержали несколько жителей сел Бачи-юрт и Цонторой. В Бачи-юрте было 30 чел., а в Цонторое 57 чел. последователей движения зикристов. (В.Х. Акаев «Шейх Кунта-Хаджи». – Грозный. 1994 г. стр. 40-41.)

В связи с возрастанием числа последователей Кунты-Хаджи в Чечне, полагая, что движение «зикристов» в регионе чревато опасностью для царского правительства, Начальник Главного штаба Кавказской армии предлагает арестовать Кунта-Хаджи и его брата Мовсура. 3 января 1864 года они были арестованы. Кунте-Хаджи было объявлено, что он высылается в Россию, но срок пребывания и содержания его там зависеть будет от последующего поведения чеченцев.
Известие об аресте Шейха Кунта-Хаджи, брата его Мовсура и пяти главных его наибов взволновало зикристов. Начались стихийные сборы зикристов, требовавших от местных властей освобождения своего устаза. Полагая, что Кунта-Хаджи находится в укреплении Шали, они начали собираться сначала в селе Герменчук, а затем в с. Шали с намерением принудить руководство к освобождению Кунты-Хаджи и его наибов.

18 января 1864 года в селе Шали противостояние окончилось кровавым исходом. Погибло более 150 чеченцев, среди которых 5 женщин. 26 января 1864 года М.Т. Лорис-Меликов собрал всех наибов, старшин и почетных лиц Чечни в крепости Грозный. Он объявил о запрете исполнения зикристских обрядов и потребовал выдать зикристов в срок до 1 февраля. В противном случае пригрозил начать военные дейсвия. Старшины в своих аулах арестовали девять ближайших сподвижников Кунта-Хаджи, в том числе Ильяса Арсингириева из села Цонторой и жителя села Бачи-юрт Лота (Лута) Айкбикова (Гайтбиков) как активных участников выступления «зикристов».
Лота Айкбикову было 25 лет от роду, а по другому архивному документу – 33 года. По-видимому, возраст арестованных зикристов определялся примерно, на вид, поэтому такое расхождение в этом вопросе.
14-15 февраля арестованные зикристы прошли в Грозненском военном госпитале медицинское обследование и получили свидетельства о годности на крепостные работы (АУП ЧР, оп.2,д.283, л.124).
Лота Айкбиков житель села Бачи-юрт, был приговорен к четырем годам крепостных работ, с последующим отправлением в Сибирь на поселение без срока. Для ссылки Лоты Айкбикова был определен город Динаминд (Давгавгриво. Усть-Двинск. Латвия ) (АУП ф.236, оп.02, д. 283, лл. 12-13).

Администрация Терской области поспешила выслать арестованных зикристов за пределы Чечни, вглубь России, о чем свидетельствует рапорт начальника Грозненского округа:

«Ваше Императорское Высочество, имею счастье испрашивать соизволения Вашего на высылку теперь же всех арестованных мною в Новочеркасск, к Наказному Атаману войска Донского, оттуда по представлении мною должных сведений будут отправлены в назначенные места в ссылку.
26 февраля 1864 года 9 арестованных – Джантемир Джанбиев, Чемурза Таумурзаев, Чага Ций, Эльмурза Султамирзаев, Лота Айкбиков, Ильяс Арсингириев, Эдиш Биецы, Хасай Джанхотов и Ахтахан Хамзатов – находящихся в Грозненской гауптвахте, были отправлены в Екатеринодар. Арестованные были отправлены на обывательских подводах к командиру Горского казачьего полка для содержания под строжайшим надзором на Екатеринодарской гауптвахте, на путевое довольствие которых от крепости Грозной до места прибытия выдано из сумм управления вверенного мне округа на руки уряднику 10 руб. серебром с приказанием выдавать каждому по 6 коп. серебром в сутки, согласно табели (ЦГА РСО-А, ф.12,оп.6, д.124, л. 55-55 об.).

Сохранились интересные материалы, отчеты по расходам денежных средств на содержание арестованных зикристов с 20 февраля по 1 марта на 10 дней. Предлагаем один из документов о расходе денег на девять политических преступников: Джантамира Джанбиева, Чинмурза Таумурзаева, Чага Ций, Эльмурза Султамирзаева, Лота Айкбикова, Ильяса Арсингириева, Эдиш Биецы, Хаса Джанхотова и Ахтахана Хамзатова. С 20 февраля по 1 марта на 10 дней всего пять рублей сорок копеек серебром (АУП ЧР, ф.236. оп.2, д.285,л.9).
26 марта 1864 года командир Горского казачьего полка из Екатеринодара докладывает Начальнику Терской области, что девять арестованные векилы Кунта-Хаджи были переданы на Прохладненский этап для отправления в город Новочеркасск. Среди переданных арестантов на Прохладненский этап были: Лота Айкбиков и Ильяс Арсингириев (АУП ЧР, ф.236,оп.2,д.283,л.137-138).
Заключенным было предоставлено право на переписку с родственниками. Переписка заключенных зикристов с родственниками велась на арабском языке. После перевода содержания письма на русский язык, проверки его цензурой и сделанных отметок письма разрешали отправлять адресатам.
Приведем архивный материал – разрешение на отправку писем заключенных к своим родственникам после проверки цензурой.

«В штаб Войска Терской области
Перепровождая при сем в оной штаб пять писем от азиатских арестантов содержащих в Донской Окружной тюрьме Джантемира Тумрукова, Лота Айкбикова, Джантемира Джанбиева и Чага Ций прошу отправить таков по назначению согласно отметок сделанных вверху каждого письма».
(АУП ЧР, Ф.236,Оп.2, Д.295,л.137.).

Предлагаем текст письма жителя села Бачи-юрт Лота Айкбикова, содержащегося в Донской тюрьме, к своим родственникам, в переводе на русский язык.

«От Лоты Айкбикова к братьям его Булатико (Болатха) и Булатхану к сестре его Сапи, племянникам Ахмаду и Махмуду, к старшему брату его Давлят Шамурзаеву сыну его Болатию, наибу Хасау, брату его меньшему Куни Цамакову, Басихану, Далхи, Чанки, родственнику Ада Аскаеву да будет привет.Уведомляю Вас, что мы боимся того, что наш последний день будет не между мусульманами.

Я жив и проживаю в Каменской ст. при Донце. Проживаю здесь я с месяц, Джаумадил-Ахира и до настоящего месяца Мухаррамма и нас не отправляют ни дальше, ни назад. Нам как-то сказали здесь русские, что мы будем возвращены домой, но однако мы теперь не знаем куда мы отправимся. Поэтому просим Вас изыскать способ к нашему освобождению и просите об этом высшее начальство, так как мы не имеем помощника, кроме Бога и Вас. Я молю за вас Бога день и ночь, а Вы молите Бога обо мне и не забывайте меня. О, семейство мое, приобретайте себе питание честным трудом, и до самой смерти исполняйте магометанскую веру. Не гневайтесь за нас ни на кого. Я прощаю всем, кто говорил что-либо про меня. 

По получении сего письма, которое Бог даст Вам его получить. Вы уведомите меня о себе. Пришлите мне кинжал, приличный для маленького мальчика. У присматривающего за нами есть сын – мальчик ласковый ко мне, которому я сказал, что пришлю ему кинжал. О, брат Болатхо, если ты услышишь о моей смерти с этой стороны, то завещаю тебе принести три жертвы обо мне (Богу) и утвердить камень (памятник) (чурт) на кладбище, где была война с неверными, при проходе дороги через реку Гансол, напротив деревни Майртуп. Завещаю тебе также смотреть за семейством покойного брата нашего. Пришлите мне уведомление о том, кто из больных лиц нашей деревни умер. Я буду за тех молить Бога. Ильяс Арсингириев умер в прошлом Мухаррама месяце и мы похоронили его по обряду нашей веры. Старый Яндырхан из деревни Арджихан также умер. Не печальтесь о нем никто. Пришлите мне шапку и рубаху с уведомлением на сем же, адресуя письмо на мое имя, дабы можно быть уверенным в получений вами этого письма. О положении Хаджи-Кунты и брата его Мовсура мы ничего не знаем» ( АУП ЧР, Ф.236,Оп.1,Д.295,л.144-147/ЦГА РСО – А Ф.11,Оп.15,Д.1248,т.1).

Предлагаем вниманию читателей фрагмент еще одного письмо Лота Айкбикова.

«От Лоты Айкбикова к старшему брату его Бота Шамирзаеву и младшему Куни Цамакову, к наибу Хасану и сыну брата матери его Талхи, Я надеюсь, что вы по получении сего письма будете стараться о моем освобождении». (АУП ЧР, Ф.236.Оп.2.д.295.л.144)

Заключенные в своих письмах часто обращались к своим родственникам с просьбой о помощи в их освобождении, надеясь на в скором возвращенияе домой. Многие арестованные не переносили перемены климате, скудного питания, а потому часто болели. Несколько человек из числа арестованных зикристов умерло. Кроме того, незнание русского языка делало их проживание невыносимым. Поэтому были попытки арестованных к побегу из неволи. Родственники заключенных старались своими обращениями к Начальнику Терской области вернуть их домой к своим семьям. За большинством арестованных не было другой вины, преступления, кроме как веры во Всевышнего Аллаха и формы исполнения зикра.
Так, жена Лоты Айкбикова от своего имени, детей и всех родственников пишет Прошение на имя Начальника Терской области о возвращении мужа к своей семье.

«Прошение от имени жены, детей, всех родственников Лота Гайтбикова от 22 декабря 1870 года на имя Его Императорского Высочества Начальнику Терской области, о помиловании и возвращении Лота Гайтбикова к своей семье». (АУП ЧР, Ф,236,Оп.2,Д.285, л.102).

В архивных документах сохранилось также обращение к Начальнику Терской области от сельского общества села Бача (Бачи-юрт).

«Прошение
Мы ниже подписавшие имеем просить Ваше Превосходительство о возвращении жителя аула Бача Лота Гайтбикова, сосланного в Сибирь за ЗИКРУ. Кроме этой вины, за ним не было, поэтому, представляя на благоусмотрение Вашего Превосходительства, надеясь на Ваше благосклонное внимание». (АУП ЧР.ф.236,оп.2,д.296, л.32)

Канцелярия Терской области не спешила с рассмотрением поступившего прошения и только 12 июля 1871года за № 4055 затребовала доставить свое заключение об упомянутом в прошении чеченце Лоте Гайтбикове для доклада Его Превосходительству Начальнику Терской области и заключения Начальника Грозненского округа по данному вопросу. В своем ответе на запрос Терской области Грозненское Управление от 8 октября 1871 года уведомило об отсутствии препятствия с его стороны на возвращение Лота Гайтбикова к своей семье (АУП ЧР, ф.236,оп.2,д.285,л.105).
Другой документ:
«Начальнику Среднего военного отдела. По докладу Начальнику Области просьбы поданной в октябре месяце этого года обществом аула Бадчик (Бачи-юрт) относительно возвращения на родину односельца их Лота Гайтбекова /он же Лота Айкбиков/ сосланного в 1864 году за распространение и поддержание в народе фанатического учения «Зикра», генерал Адъютант Лорис-Меликов. Из отзыва главного Управления иррегулярных войск в Кавказское Горское управление за № 444 к предместнику стало известно, что по отзыву из канцелярии от 7/8 августа прошлого 1867 года за № 2362 за нанесение часовому раны и побег Лота Айкбиков передан был Донецким Окружным сыскным начальством военному суду. По этой причине Начальник Терской области Лорис-Меликов изволил в просьбе обществу аула Бача (Бачи-юрт) отказать». (АУП ЧР, Ф.236,Оп.2,Д.296,л.32-34).
В архивном документе отзыве Главного Управления Иррегулярных войск в Кавказское Горское управление от 23 мая 1867 года за № 444 говорится о том, что «Кавказское начальство 12 октября 1865 года № 470 и 26 января 1867 года № 367 отнеслось (обратилось) в Военное министерство об испрошении Высочайшего соизволения на выселение в Турцию 20 горцев, выселенных с Кавказа за последованию учению «зикры». На выселение этих горцев было достигнуто соглашение с Турецким правительством, через посланника нашего в Константинополе. Турция изъявила согласие на принятие означенных чеченцев с тем условием, чтобы одновременно переселены были и семейства их в полном составе. Из 20 горцев, планируемых к выселке в Турцию, мулла Мачик Базиев из-за болезни подлежит к исключению из числа арестантов. Из собранных сведений на 19 человек арестантов, согласно Рапорта Военного Министра к Его Императорскому Высочеству, Главнокомандующему Армии от 16 ноября 1868 года № 804».

И в конце прилагаем еще один текст архивного документа.

«Государь Император, по ходатайству Вашего Императорского Высочества, Всемилиствейше соизволил на переселение поименованных в прилагаемом при сем списке пяти чеченцев согласно их желанию переселиться в Турцию, с тем чтобы они не были отправлены и на время в Терскую область, а следовали бы из настоящих мест их порибывания в Одессу, для отправления в Трапезунт на одном из пароходов казенных или Русского Общества пароходства и торговли.
О таковом Высочайшем повелении сообщено вместе с сим, к исполнению Министерствам Иностранных дел, Внутренных дел, Главнокомандующему войсками Варшавского Округа и командующим Виленского и Финляндского военных округов.
При этом сообщено, что пятерым не может быть сделано распоряжение о переселении в Турцию: Кунта-Хаджи, Эльмирза Солтамирзаев, Ахтахан Хамзатов, Телипов и Ильяс Арсингириев.
Двое Лота Айкбиков и Чинмирза Товмурзаев переданы в суд за совершенное новое преступление и еще трое Эдиш Биецы, Карнай Телипов и Гушмазуко-Хаджи не получили согласия своих семей на переселение в Турцию. А что касается до прочих пяти: Чаго Ций, Турко Джантамирова, Дяцы Баева, Бача Суриева и Мовсура нужно было получить сведения из мест их нахождения, т.е. заключения и тогда будет сделано распоряжение по получению надлежащих сведений.
Лота Айкбикова и Чимарзы Товмурзаева не прочь были переселить при получении положительных сведений от начальства, где они содержатся, а на трех остальных, семьи которых не согласились на переселение в Турцию, от Кавказского Горского управления, только после положительных сведений на них издадут распоряжения на переселение. (АУП ЧР, ф.236,оп.2,д.295, л.30-32).

Из этого документа видно, что царское правительство упорно и настойчиво старалось избавиться от зикристов и выселить их в Турцию, но Лота Айкбиков за совершенное им преступление в 1867 году не получил распоряжения (разрешения) на переселение в Турцию. Последнее упоминание о Лоте Айкбикове в архивных материалах относится к августу 1875 года.

*****Стилистика, орфография и пунктуация архивных документов сохранена.

Вайнах, №4, 2014.

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх