Валид Докаев. Прозаические миниатюры.

Маленькая история кота Идриса

У нас был серый кавказский кот… Смышленый, дверь открывал когтями – на ней обивка была, специально для Идриса – так мы назвали кота. Он был аккуратен в доме и стыдлив.
Припозднившись, мой любвеобильный Идрис заползал по глиняной стенке к стеклу и давай ногтями по стеклу: мол, пустите в дом…
Много лет он был членом семьи.. Но век кота недолог… Он смертельно заболел лет через восемь-десять, уже не помню… Стал вырывать червями…
Мы его отнесли за тот берег железного моста и оставили.
Я был уже на середине моста, обернувшись, видел: он стоял усталый, но гордый и прощался… Было так больно!
Мне было около 15-ти лет.
Люди боялись заразиться.
Тогда я протестовал и обвинял взрослых. Теперь я знаю, конечно, что в сходной ситуации я бы поступил так же, когда ты отвечаешь за семью…
Жизнь – странная штука…
Но она такова: жестокая и удивительно трогательная…
Ну, вот… Написал…
Я давно хотел с тобой проститься снова, мой дружок: прощай, Идрис!
Прости нас за то, что мы люди…

С целью наживы

Татьяна Кирилловна Филева перед началом урока рассадила нас под особым ракурсом.
– У нас будет комиссия из района. Не подведите меня, если хотите сдать экзамены! Зарубите себе на носу, – добавила она свою излюбленную присказку.
Возможно, это было излишне. Учительница имела горбинку на носу – небольшой дополнительный носик. Что, впрочем, не делало ее лицо некрасивым. Глаза. Вот что настораживало в ней.
Четверка мушкетеров заулыбалась. Учительница пригрозила подозрительным улыбкам.
Урок русской литературы.
Валид, Шамиль, Рамзан и Асланбек расселись в своей боевой позиции.
На последней парте в первом ряду от двери сидели посланники таинственной комиссии: девушка лет 30-ти и мужчина лет 35-ти.
Следующие два стула заняли Шамиль и Валид. Впереди сидели Рамзан и Асланбек.
Валид был круглым отличником.
Мать его была библиотекарем, и еще до начала школьных занятий он успевал прочитать уйму книг.
Рамзан был хорошистом.
Шамиль – одаренным юношей, но пока он не спешил раскрыться.
Асланбек же… этот не дружил со школой.
Парень кампанейский, верный друг. Но твердая тройка была в его обозе неотъемлемым атрибутом.
Валид после тщательного изучения физиономий гостей решил, что девушка ничего из себя не представляет.
«Некрасивая, тянется к мужчинам, никто не будет обращать внимания, поэтому выбрала такую сферу – больше возможностей для знакомств», – прошептал Валид разбойникам только что состряпанное на гостью досье.
Урок шел к середине. Татьяна Кирилловна спрашивала хорошистов. Задавала наводящие вопросы. И, главное, избегала эту четверку.
Творчество Чехова была разложено по косточкам.
Но тут, решив блеснуть, «зарубительница на носу» задала фатальный вопрос:
– С какой целью Чехов отправился в Сахалинский острог?
Рамзан, мгновенно оценив наживку, повернулся и мигнул Валиду:
– Подскажи Асланбеку, пусть получит оценку на халяву. Валид, знаешь ответ?
Валид высокомерно развел руки, мол, об чем базар!
Асланбек с недоверием покосился на наглую рожу друга, пробежался по этим трем физиономиям, как по клавишам, и нерешительно поднял руку.
Острог – слово незнакомое. Сахалин далеко. Что там делал Антон Павлович? Вы знаете? Хорошо, подсказка: острог – тюрьма. Что делал Чехов на Сахалине в тюрьме? Да, я к вам обращаюсь, высокородные дамы и господа! Ага.
Так вот, никто этого в классе не знал, кроме Татьяны Кирилловны и Валида. Включая комиссию. Особенно комиссию.
Чувствуя подвох и не зная, как выйти из ловушки, в которую сама себя загнала, пытаясь блеснуть академическими знаниями, учительница старательно избегала единственно поднявшего руку Асланбека.
– Стенна вахна и цига? (Зачем он туда поехал?) – спросил тихо Асланбек, перетащив губы влево.
– С целью наживы.… С целью наживы… – шептали сначала Валид, затем Шамиль.
Член блистательной комиссии понял, что назревает интрига и от нетерпения потирал руки.
– Ну, кто скажет?
– Можно я, Татьяна Кирилловна. Я!– почти кричал Асланбек.
– Спросите его! – кричали мушкетеры ехидно.
Татьяна Кирилловна растерялась, Валид повернулся в поисках заступничества к комиссии.
Те посмотрели на учительницу и произнесли приговор:
– Руку же поднимает!

Вдруг слабым манием руки
На русских двинул он полки…

Учительница покорилась.
Асланбек поднялся и попросил повторить вопрос.
– С какой целью Антон Павлович Чехов посетил на Сахалине острог и пробыл там около полугода? – спросила Татьяна Кирилловна.

Татьяна, бедная Татьяна,
С тобой теперь я слезы лью,
Ты в руки злобного тирана
Уж отдала свою судьбу.

– Антон Павлович Чехов посетил на Сахалине острог и пробыл там около полугода, – попугайничает Асланбек, схватив обеими руками памяти текст Татьяны Кирилловны, и добавляет роковые слова: – С целью наживы.
Та аж дернулась.
– Как можно поехать в острог с целью наживы?! – в ужасе спросила она.
Асланбек уже открыто и враждебно повернулся к Валиду, который подставил его.
– Вай а ца доьлха Казахстане шабашке, иштта вахна-кха иза а. (Мы же ездим в Казахстан на шабашку, так и он поехал на заработки), – невинно и безапелляционно дополнил Валид.
Кивнув, успокоенный Асланбек добил учительницу:
– Ну, мы же ездим в Казахстан на шабашку.
И, когда класс начал сознавать, что произошло очередное представление четверки, и закипать смехом, убитая горем Татьяна выскочила из кабинета.
Комиссия была в восторге…

На грядках Времени

Странно… Я вдруг ощутил, что время – пространство событий – стоит в одной точке: все, что со мной было в жизни за сорок лет, как будто было в один день.
Я ощутил не метафоричность этого – само время стояло рядом…
И то, что произошло двадцать лет назад – армия, и школа, и годы детства – все было так животрепещуще…
Будто было полчаса назад…
Поистине, время самой долгой жизни можно собрать с одной грядки…

Афористика

Человек, живущий обидами, не будет победителем. Не позволяй эгоистам закрасться в твою душу: твоя обида – именно и означает, что они добились своего.

Можно отнять у птицы небо, можно срезать крылья и разбить сердце, но невозможно остановить полет ее – она рождена птицей!

Мечта – это дыхание сердца!

Все знания мира – прямо перед нами, дверь к знаниям ведет не наружу, а вовнутрь тебя. А ключ к этой двери получают у Творца.

Любовь – это один бокал на двоих, и каждый положил в него все свое очарование и свое сердце.

Смерть заставляет нас вспоминать о вечности, а любовь заставляет нас понимать цену Жизни. И жизнь протекает между грезами любви и страхом смерти. Все остальное не характеризует человека как Человека. А что такое жизнь, кроме любви и ненависти?

Страшно, когда молчат люди, которые дороги тебе. Но во сто крат страшнее, когда начинает говорить тишина.

Непобедимым человека делает не его мужество, а его неистребимая улыбка.

Каждый рассвет несет тебе счастье на ресницах лучей…

Иногда оставляй эту землю, и тогда небо будет расступаться столько, сколько ты летишь…

Однажды человек просыпается и понимает: его никогда не было здесь… он никогда и не просыпался.

Чем яснее мы понимаем бесконечное величие Создателя, тем четче мы осознаем нашу миссию – быть Человеками.

Возвращаясь в Прошлое, мы рискуем проникнуть в Будущее, минуя Настоящее.

Прежде, чем поговорить с кем-то, поговори с собой… ты узнаешь цену своим словам. И если даже твоя оценка окажется неправильной – слова будут уже продуманными.

Если тебе перешла дорогу черная кошка – не притворяйся, что ты ее не видел: она заподозрит неладное.

Жизнь течет между двумя: забыть и вспомнить.

Посеешь хаос – пожнешь анархию.

И истинный источник света – не солнце… Ибо солнце само не отвечает за происхождение своего света, как человек не знает, за что он приговорен к жизни…

Судный день начался в тот момент, когда мы получили свободу выбора.

Дело даже не в том, что ты есть, а в том, что тебя не будет…

Сон иных облагораживает ночь.

Мир шепчет мне очень нежно: «Не привыкай ко мне – я обречен убить тебя».

Человек не может забыть Солнце, как не может забыть Создателя. Бог сделал свет напоминанием о своей милости и сделал тьму предостережением. Дело в том, что тьма – только производная от света: когда ты отварачиваешься от света, попадаешь во тьму.

Человек создан счастливым, но трудно донести счастье в одной упряжке со смертью.

Есть свет, что указывает на светоносную силу. Есть разум, что указывает на сверхразум. Есть время, что указывает на вечность. И есть смерть и жизнь, что указывает на Того, кто владычествует над Жизнью и Смертью. И эта вечная сверхличность называется Богом.

Ощущение надвигающейся старости делает нас моложе, если мы часто смотрим в небо…

Стучит к нам Бог. Каждый миг стучит. И это отдается стуком в сердце…

На всех тебя не хватит, посему ищи друга верного и врага благородного.

Человек никогда не бывает один. Один бывает только Бог. И это навсегда!

Мир – это всего лишь один и тот же повторяющийся день… Всего лишь земля, крутящаяся вокруг оси. Всего лишь Земля, бегущая по одному и тому же маршруту вокруг солнца… И только сердца уходят все дальше и дальше…

Добрый нрав – предтеча озарения.

Все, что рождено умереть, на первый взгляд выглядит неполноценно. Но это создание Бога Единого.

Рациональный человек стремится подчинить врага, а эмоциональный – уничтожить.

Вайнах, №12, 2013.

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх