Валерий Сухов. Стихи

Сухов1Валерий Алексеевич Сухов (1959). Родился в селе Архангельском Городищенского района Пензенской области. В 1980 году окончил историко-филологический факультет ПГПИ имени В.Г. Белинского. Поэт, литературовед. Является автором нескольких поэтических сборников: «Вербное воскресенье» (Москва, 1995), «Благословение» (Пенза, 2000), «Неопалимая полынь» (Пенза, 2003) и др. Член Союза писателей России, лауреат премии имени М. Ю. Лермонтова.
В данной подборке стихи, посвященные М.Ю. Лермонтову (День памяти поэта – 27 июля).
Земная горечь

Не узнать его в лихом рубаке
Со смертельным холодом в очах.
В красной канаусовой рубахе
И в косматой бурке на плечах.

А в хрящах заросшего ущелья
Клокотал реки гортанный крик.
В ярости кипя, на «голос мщенья»
По камням срывался Валерик!

Рукопашный в ледяной купели
Эхом отзывался по горам!
«Резались жестоко» и хрипели:
«Господи, спаси!» – «Аллах Акбар!»

Досыта свинца тогда хлебнули,
Но невидимым покровом крыл
От кинжала и чеченской пули
Охранил архангел Михаил.

Дождь хлестал, и выл протяжно ветер.
Пенилось кровавое вино.
Небо заглянуло в реку смерти –
В ужасе отпрянуло оно…

А полынь клонилась под копыта,
И касался конь ее едва.
Все, что душу мучило – забыто.
Исцеляла горькая трава.

Слезы на седых степных ресницах
Отразили сумрак грозовой.
Вновь навстречу буре
всадник мчится,
Напоенный горечью земной!

Такая русская судьба

Поэт по склону Машука
Взошел на русскую Голгофу.
И хлынул ливень на века.
От грома Петербург оглохнул!

Казалось, молнией гроза
Его сразила, а не пуля.
«Собачья смерть» – так царь сказал –
Псарь руки потирал, ликуя.

Такая русская судьба.
«Что вы везете?» –
«Грибоеда»…
И вновь прокрустова арба
Лафетом стала для поэта.

Не поместилось тело в ней,
Забрызганное красной глиной, –
К земле клонилось все сильней,
Как куст надломленной рябины.

Полуоткрытые уста
В усмешке Демона застыли…
Пророка, снятого с креста,
Без отпеванья схоронили.

Степь

А моя мать –
степь широкая.

М. Ю. Лермонтов

У татарника – медовый запах,
Но роднее горькая полынь.
Не перестает о сыне плакать
Зноем горя выжженная синь.

«Странная любовь» – любовь до боли.
И не всем ее дано понять.
Только степь ему была, как мать,
И о ней он тосковал в неволе.

У горы Машук в чужом краю
Перед смертью родину он вспомнит,
И полынь седая тихо склонит
Над поэтом голову свою…

Дождь в Тарханах

И снова дождь пошел в Тарханах,
Окутав дымкой степь кругом.
Так плавно с колокольни храма
Волною наплывает звон.

Поэта в церкви отпевают,
Дрожат молитвенно уста,
И оживают, оживают
Глаза распятого Христа.

Он в светлой муке всепрощенья
С молящихся не сводит глаз,
Благословляя за мученья,
Которые приял за нас…

Июльский дождь идет в Тарханах,
Июльский благодатный дождь.
Земли залечивая раны,
Шумя, как молодая рожь.

И вспомнится лиловый ливень
У проклятой горы Машук.
Да! Трудно выбрать
смерть «счастливей»,
От пули. Молодым. Без мук.

Да! Лучше умереть на взлете,
Чем на излете умирать…
И вырвалась душа из плоти,
Чтобы обнять, тоскуя, мать.

Летящую над черной бездной
Ее архангел Михаил
Всем воинством своим небесным
От злого демона хранил…

Шумит под дождиком осока,
И тихо дремлет старый пруд,
А надо, в сущности, немного:
На миг остановиться тут.

Услышать благовест рассвета
И вдруг увидеть рай земной.
Мятежная душа поэта
В нем светлый обрела покой.

Тарханы – Пенза

Вайнах №2. 2019.

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх