Вахит Акаев, Асламбек Акаев. Арабские завоевания и распространение ислама на Кавказе

Распространение ислама среди народов Кавказа сопряжено с арабскими завоевательными походами, сопровождавшимися военными, политическими, духовно-культурными взаимодействиями с народами региона, в ходе которых трансформировался образ жизни, менялись межплеменные союзы, религиозно-мировоззренческие установки. 
Детальный анализ этих событий позволяет по-новому ставить вопрос о времени и условиях распространения ислама среди народов Кавказа, в частности, среди чеченцев. В статье раскрывается мозаичная религиозно-культурная ситуация на Кавказе, сложившаяся накануне арабских завоеваний и начала распространения ислама. Описаны арабо-хазарские войны как геополитический фактор, ограничивавшие более широкое распространение ислама. Установлены особенности формирования в регионе этнического и религиозного синкретизма.

Религиозная ситуация на Кавказе накануне арабских завоеваний

Кавказ в период арабской экспансии представлял собой мозаичное, многоконфессиональное, этнополитическое сообщество, разделенное на различные племенные союзы и государственные образования. В этом пространстве сложно проследить социально-политическую организацию того или иного этноса, его духовно-культурное состояние. Тем не менее при возникновении такой задачи исследователю необходимо использовать в полной мере существующий корпус источников, хотя не всегда это условие удается реализовать. Судя по бытующим историческим источникам, на территориях Армении и Грузии в IV в. существуют раннефеодальные общества с явно выраженной языческой духовно-культурной ситуацией, которая постепенно стала вытесняться переходом к христианству.
К началу IV в. Армения все еще оставалась языческой страной. Здесь при царствовании армянского царя Трдата III (298-330) появляются первые христиане, жестоко преследуемые, а христианский проповедник Григорий, проповедницы Рипсиме и Гаяне подверглись истязаниям и были брошены в тюрьмы. Приняв христианство, Трдат III в. начале IV в. (в 301 г.) провозглашает эту религию в Армении государственной. Армянский историк Мовсес Хоренаци описывает принятие иверами (грузинами) христианства при посредстве женщины по имени Нунэ (Нине – в грузинской транскрипции), сбежавшей от преследования армянского царя и обладавшей даром исцеления людей. Святая Нунэ распространяла христианство «вдоль Аланских и Каспийских ворот» [1, c. 132]. Есть основание полагать, что какая-то часть алан, в состав которых входили и нахские племена, могла попасть под влияние этой женщины-христианки.
В V в. у гаргареев, коренных жителей Кавказской Албании, а также армян и грузин существовала письменность, разработанная армянским просветителем Месропом Маштоцем. Исторические сведения подтверждают, что он обучал детей письменности и чтению, что одобрялось албанскими царями.
Армянский историк Егише Вардапет отмечает, что еще в V в. «11 горских царей выступили против сасанидского Ирана» [2, c. 169]. Но из текста этого историка трудно судить, кто такие эти горские цари: то ли предводители горских племен, то ли князья. Но утверждать, что это были цари в классическом понимании этого слова, думается, было бы некорректно. Исследователи пытаются установить, где были расположены эти царства, каковы их границы, общественные устройства, религиозные верования, законы. Бесспорно, эти вопросы требуют своих основательных ответов.
В «Истории Армении» Агатангелоса, датируемой первой половиной V в., имеются интересные сведения об участии народов Северного Кавказа, вполне возможно, и предков современных чеченцев, на стороне армянского царя Хосрова против Персидского государства, являющегося его смертельным врагом. В этом источнике утверждается, что Хосров «собрал алванское и иверские войска, открыл врата аланов и Чора Пахака, впустил войска гуннов и стал совершать набеги на Персию, пошел походами на Ассирию и дошел до врат Тизбона» [3, c. 29]. Этот поход, судя по источнику, оказался успешным: все персидское войско было разгромлено. Армянский царь вернулся в свою столицу Вагаршапат «с огромной радостью, добрым именем и большой добычей» [там же, с. 30].
До появления арабских завоевателей на Кавказе в его северной части существовали некие государственные образования, именуемые царствами. К ним относятся такие разноплеменные и поликонфессиональные государственные образования, как Кавказская Албания, Алания, Серир, Хазария, часто упоминающиеся в армянских, византийских, сирийских, персидских, арабских источниках. Между этими государственными (скорее всего, протогосударственными) образованиями существовали политические, международные союзнические договорные отношения. Они принимали активное участие в политических и военных событиях того периода. Однако этот вопрос, требующий основательного анализа, практически не изучен исследователями региона.

Арабо-хазарские войны

Отмеченные государственные образования и их народы еще в первой половине VII в. становятся объектами экспансии арабских завоевателей. Первые походы арабов на территорию Дагестана носят разведывательный характер, причем начало было положено в 642-643 гг., что имело место при халифе Умаре (634-644), который поручил возглавить своему полководцу Сураке ибн Амру поход на Кавказ. Арабы покорили Иран в 650 году, а Армению в 654 году, позже, в 661-662 гг., они захватывают Агванию (Кавказскую Албанию) и дошли до Дербента. Борьба арабов за Дербент с хазарами и народами Дагестана с переменным успехом длилась почти 25 лет.
Правитель Баб аль-Баба (Дербента) перс Шахрбараз подчиняется арабам на условиях, оговоренных специальным договором, который был с ним заключен с согласия халифа Умара. Согласно этому договору, покоренным жителям сохранялась жизнь, свобода вероисповедания, если с их стороны не будет оказано сопротивление завоевателям, они также должны были указывать путь арабскому войску и обеспечить ему ночлег и питание в течение суток, а участник военных походов освобождался от всяких повинностей [4, с. 200].
Дагестанский историк начала XVIII в. Мухаммад Рафи в своей книге «Дербенд-наме» пишет, что на Кавказ в целях распространения ислама прибывает пятитысячный экспедиционный корпус арабов во главе с потомками Хамзы. Завоевав Ширван, он отправляется на войну с неверными южных гор, то есть в Дагестан, который арабы считали жилищем вражды [5, с.157]. По всему Дагестану арабы прошлись огнем и мечом, опустошали дагестанские области Хайдак, Кумук, Аварию. Царь аваров Бояр, сын Сурака, называвшийся Нау-цалом, со своей семьей, родственниками и приверженцами, спасся в стране Туш (Тушетия – авт.), где имел родственные отношения с его жителями. Арабы завоевывают Хунзах, разрушают его до основания, пленят людей, присваивают их сокровища, обращают жителей в ислам и сажают на престол Хунзаха одного из потомков шейха Ахмада, по имени Маасул-Бег [там же, с. 160].
Как утверждает М. Рафи, арабы покорили все страны (территории) горцев, то есть весь Дагестан, частью силой, кровопролитием и разрушениями, частью миром, обратив жителей в ислам. Данная территория управляется арабами, а Шамхалу, повелителю Дагестана, горцы ежегодно платили подати: скот, шерсть, мед, пшеницу. «Весь Мичигыш (то есть Чечня – авт.) был его собственностью», – утверждает этот автор. Это высказывание позволяет признать, что арабы принудили чеченцев, живущих в приграничных с Дагестаном территориях, покориться и принять ислам именно в начале своих завоеваний на Кавказе.
По прошествии некоторого времени Али-Султан, сын Бояна, правителя Хунзаха, «бежал от ислама к неверию» и жил в Тушетии, где проживали нахи. Он собрал из числа алан и дагестанцев большое войско от границ Цумта (Дидо) до оконечности Аришти (Аршты – чеченский населенный пункт – авт.)» [там же, с. 163]. В войско привлекались и дагестанцы, поверхностно исповедовавшие ислам. В ходе этого мятежа была свергнута власть мусульман и Нау-цал становится правителем Серира. Хронологически эти события разворачиваются в первой половине VII в.
Процесс завоевания арабами Кавказа и распространение ислама среди народов региона имеют свои временные, пространственные факторы, социокультурные особенности, учет которых позволяет раскрыть сложный, противоречивый, многовековой процесс, требующий детального изучения и современных оценок.
При покорении государств и их народов арабы применяли насильственные и мирные способы. Сопротивляющиеся государства покорялись военными средствами, а с иными заключались договоры на условиях выплаты налога. Если принимался ислам, то выплачивалась подушная подать джизья, а покорившиеся христиане или иудеи выплачивали и поземельный налог харадж.
Арабо-хазарские войны на Кавказе получили освещение в разных источниках: в путевых записках арабских и персидских путешественников, в средневековых армянских, грузинских, византийских и сирийских источниках, дагестанских исторических хрониках, произведениях досоветской и советской истории. Говоря о религиозной ситуации, мы основное внимание уделяем проникновению ислама, хотя вопросы иудаизма, христианства и языческих верований нами также затрагиваются, что позволяет признать сложность этноконфессиональной ситуации в регионе.
Распространяясь по миру, ислам утверждался по-разному, в одних регионах – мирными способами, в других – военными средствами. Он распространялся среди расово и антропологически различных этносов, обладающих особенными языками, культурами, формами общественного устройства. Его массовое распространение среди различных народов мира, как нам представляется, связано со следующими основными причинами: 1) ислам утверждал социальную справедливость; 2) выступал против расовой дискриминации; 3) интегрировал разноплеменные народы на основе божественных ценностей; 4) обязывал оказывать помощь бедным и немощным; 5) создавал правовую систему урегулирования внутриобщинных и межобщинных отношений.
Армянский историк А.Н. Тер-Гевондян в своем исследовании писал: «Осенью 640 года арабы, завоевав в 639 году Месопотамию, двинулись на Север, через армянский Тавр ворвались в центральные области Армении» [6, c. 22]. Вторжение арабов в Армению, Грузию, Албанию, начиная с указанного времени, происходило неоднократно. Как отмечает М.И. Артамонов, в 652 году Армения поступила под протекторат халифата, сохраняя внутреннюю самостоятельность.
Армения находилась под влиянием арабов в течение 100 лет. Как отмечает процитированный автор: «В Армении ислам не имел успеха, и во всем периоде арабского владычества мы знаем лишь редкие случаи вероотступничества отдельных лиц, обычно по принуждению» [там же, c. 226].
Уже ко второй половине VII в. договор с халифатом заключили грузинские и албанские князья [7, с. 195]. Значительная часть христианизированного населения сохраняет свои обычаи, традиции, религиозные верования, хотя имелись случаи перехода к исламу.
Арабо-хазарские кровопролитные войны длились почти 100 лет, начиная с 642 года по 737 год. Так, арабский полководец Салман ибн Рабиа ал-Бахили в 652 году вел сражение с хазарами под городом Баланджаром (нынешнее Анджи) и вместе четырьмя тысячами мусульман был убит на поле сражения за рекой Баланджар [8, c. 151].
В дагестанском историческом сочинении «Тарихи Дербенд-наме» это сражение, длившееся в течение шести дней, описывается подробно. В последний день, как восторженно сообщается в этом источнике, 40 богатырей мусульман «отправили в ад шесть тысяч неверных и сами, вместе с Салманом и Рабиятул-Бахли, испили щербет праведных мучеников за веру и выпустили свои души в лоно вечного блаженства (рай)» [9, c. 71-72]. Трудно поверить в этот фантастический подвиг 40 мусульманских газиев, но вблизи современного Дербента существует кладбище шахидов под названием Кырхлар (сорок) как память об их сражении за веру.
В промежутке между арабо-хазарскими войнами возникали войны между хазарами и аланами. Такой авторитетный историк Хазарии как Д.М. Данлоп, ссылаясь на «Армянскую историю» Михаила Сириуса, пишет, что «предки хазар пришли захватить страну Алан, которая называлась Барсилия» [10, с. 107]. Барсилию он отождествляют с Аланией и располагает в соседней части долины Дарьяла, находящейся в центре Кавказа [там же]. На этой территории проживало и нахское племя дзурдзуков.
В арабо-графическом тексте «История Абу Муслима», переведенном на русский язык, утверждается, что арабский полководец Абу Муслим в 728/29 гг. вел военные действия в Ширване и Южном Дагестане, располагаясь в междуречье «под горой, называемой Шах Албурз», летом он сражался с «жителями области Баб ал-кист, называемой Риджа, а зимой – с жителями Баб ал-абваба, называемого Дербенд»[8, c. 75-76]. Из этого сюжета следует, что дагестанцы и чеченцы (кистины) являлись серьезным препятствием на пути реализации арабской стратегии покорения халифатом северных земель.
Как отмечает А.Г. Бакиханов, арабский полководец Абу Муслим, сражаясь против хазар и горцев Дагестана, примерно в 735 году выстраивает разрушенный в ходе арабо-хазарских войн Дербент и строит Джума-мечеть, которая существует поныне [11, c. 55]. Он покоряет дагестанскую область Кумух, а его жители принимают ислам. Некоторые здания, в том числе главная мечеть, построенные им в этом населенном пункте, существуют и поныне.
Как отмечает С.А. Плетнева, накануне похода арабов против хазар последние предпринимают поход в страну Руд-лан и страну Ардил, это их поход через Дарьяльское ущелье на город Ардебиль – центр Кавказской Албании», который состоялся в 730-731 гг.[12, c. 245].
Тот же А.Г. Бакиханов утверждает, что в 737 году Мерван собирает войско в 150 тыс. человек и в его составе участвует армянская конница во главе с ишханом Армении Ашотом Багратуни [11, c. 55]. Арабские полководцы Мерван и Язид ас-Сулами наступают против хазар в двух направлениях через Дарьял и Дербент. Хазары во главе со своим царем Буланом были разгромлены и приведены к исламу. В 737 году арабский завоеватель будто бы принудил «персов-огнепоклонников, хазар, поклонявшихся тельцу, и некоторых исполняющих закон Мусы» принять ислам». Этот автор пишет, что последний великий Омейяд Мерван взял с хазар обещание принять веру ислама, но хазары, конечно, обещание не сдержали. По этому поводу Л.Н. Гумилев пишет: «В Хазарии все осталось по-прежнему, за исключением того, что столицу перенесли с Терека, из Семендера, подальше от арабов, на Волгу, в Итиль» [13, c. 192].
Но вторая половина VIII в. и весь IX в. в арабском халифате проходили под знаком народных восстаний против феодальной эксплуатации.
Дагестанское феодальное общество Серир (центр которого существовал на территории нынешнего Хунзаха), занимавшее важное место в этнополитических процессах в регионе, начиная с VIII в., оказывало упорное сопротивление арабам, стремившимся закрепиться на Северном Кавказе и разбить двух своих серьезнейших соперников: Аланское и Хазарское царства. Военные сражения между арабами и хазарами проходили с переменным успехом. Хазары являлись большим препятствием для продвижения арабов на Север, в места поселения славянских племен. Хотя арабам еще в первой половине VIII в. удалось, преодолевая сопротивление хазар, добраться до Дона и захватить 20 тысяч славян, которые потом были поселены «между Самуром и Шабиром, в земле Лакза» [2, c. 91]. Однако покорить территорию славян им так и не удалось.
С 735/6 по 737/8 годы Мерван захватывает Северный Дагестан, а южную часть он подчинил еще раньше [там же]. Арабский полководец Мерван в 737 году, разгромив хазар, атаковал их через Дербент и Дарьяльское ущелье. Хазарская армия на территории Дагестана была разгромлена арабскими воинами и преследовалась по реке Волга, хазарский царь Хазар-тархан спасся бегством.

Религиозный и этнический синкретизм

В силу военных действий, перемещения народов, существовавших и формирующихся религиозных традиций на Кавказе складывается мозаичная ситуация. В религиозном отношении здесь постепенно стал доминировать ислам. Так, хазарский царь Хазан-тархан, проигравший сражение с арабами, чтобы не быть окончательно уничтоженным, со своей семьей и некоторыми из своих приближенных принимает ислам [2, c. 186].
Это событие служит основанием для некоторых исследователей признать, что «на протяжении 100 лет ислам оставался государственной религией Хазарии…» [14, c. 258]. Трудно согласиться с утверждением о том, что государственной религией Хазарии являлся ислам. Такой авторитет истории хазар как Артамонов пишет, что «нет решительно никаких данных, которые свидетельствовали бы, что силой навязанное хазарам мусульманство удержалось у них сколь-нибудь значительное время» [7, c. 239]. Известный дагестанский исследователь Хазарии М.Г. Магомедов пишет, что первые попытки навязать мусульманство хазарам связано с походом Мервана в 737 году, но после «хазарский каган и его приближенные отказались от религии своих врагов» [15, с. 136].
В Хазарии, а также на территории всего Кавказа в отмеченный период наличествует этническая и религиозная мозаика, синкретическая ситуация, которую фиксирует арабский путешественник аль-Истахрий. Он пишет, что при хазарском царе имеется «семь судей из иудеев, христиан, мусульман и язычников» [16, c. 43]. Исследователь Хазарии А.П. Новосельцев отмечает, что «арабы воюют с аланами, которые были союзниками Византии и, очевидно, Хазарии» [17, c. 175].
Персидский путешественник первой половины IХ в. Ибн Хурдадбэ пишет: «За Бабом находятся царства Сувар, аль-Лакз, Аллан, Филан и Маскат, Сахаб-ас-Серира и город Семендер» [2, c. 236]. Другой путешественник, Ибн-Рустэ, так описывает религиозную ситуацию в Хазарии: «Верховный глава их исповедует иудейскую религию; также, как и «иша», военоначальники, состоящие при нем, и вельможи – иудеи. Остальные хазары исповедуют религию, сходную с религией турок (язычников)» [18, c. 17].
Эта смешанная в религиозном и этническом отношении ситуация сложилась в период арабо-хазарских войн, когда арабы преодолевали сопротивление хазар и принуждали их царей принимать ислам. Ибн-Рустэ также отмечает, что среди хазар было много евреев-переселенцев, а в начале IX в. при хазарском царе Овидии религия иудейская, распространившаяся среди хазар, сделалась господствующей, так что, как говорят Аль-Истахрий и Ибн Хаукаль, хаканом мог быть только человек, исповедующий иудейскую религию. Главный город у них Сарашень, и рядом с ним другой город, по имени Хабиела. В обоих этих городах живут мусульмане, и у них мечети, имамы, муэдзины и училища» [19, c. 43].
Ибн-Рустэ, описывая царство (замок – авт.) ас-Серир, утверждает, что «обитатели замка все христиане, а остальные жители его государства все кафиры» [там же, с. 45]. От этой крепости, в 12 остановок, среди гор и многочисленных лесов находится город Хайзан (Хайдан). У него царь, исповедующий три религии: в пятницу он молится с мусульманами, в субботу с евреями, а в воскресенье с христианами [там же, с. 47]. На вопрос, почему он так поступает, он ответил: «Так как каждая религия считает, что истина в их руках, а он постигает истину всех религий» [там же, с. 49].
Как отмечает А.Р. Шихсаидов, религиозная ситуация в период доминирования арабов в Дагестане, складывалась в борьбе с местными религиозными культами, веротерпимостью мусульман по отношению к христианам [20, c. 116-117].

О начале принятия ислама нахскими племенами

Предки нынешних чеченцев в разное время входили в состав различных протогосударственных образований, союзов племен, существовавших на Кавказе. Арабские завоевания на Кавказе непосредственно отразились на их жизни, культуре и мировосприятии.
Аланское царство, с точки зрения Ибн-Рустэ, находилось на пути трех дней от Серира. Сам царь аланов являлся христианином, а большая часть жителей царства его были кафиры (язычники), поклонялись идолам. Аланы, по его мнению, делятся на четыре племени. Почет и власть принадлежит племени, называемому «дахсас», царь аланов назывался «батаир». Скорее всего, племя дахсас является нахоязычным. Для подтверждения этой версии необходимо специальное исследование. Ибн-Рустэ фиксирует этническое многообразие Аланского царства, однако некоторые современные исследователи порою игнорируют этот аспект, решительно утверждая, что аланы – это предки только современных осетин или иного народа Кавказа.
Другой арабский путешественник, Масуди (X в.), пишет, что «царство аланов значительнее царства Серира. Цари его носят титул Керкендадж, подобно тому, как цари Серира носят титул Филан-шах» [19, c. 53]. Столица страны называлась Маас, «что означает благочестие. Царь аланов имел имя Керкендадж» [там же]. А.К. Бакиханов, опираясь на Масуди, утверждает, что один из предков царя аланов «в первом столетии правления Аббасидов принял христианскую веру, а до этого он был огнепоклонником, он оставил эту веру в 320 г. (932) и прогнал от себя священников, посланных к нему греческим императором» [11, c. 13].
Приведенные арабским путешественником данные дают некоторые сведения о царстве аланов, вместе с тем, они также не получили тщательного осмысления. Религиозная ситуация в нем сложная, противоречивая, о бытовании в нем ислама ничего не сказано. До сих пор нет однозначного ответа на вопросы: где находился Маас, что означает имя Керкендадж, к какому этносу принадлежал этот царь, каковы его «государственные» деяния? Ответы на эти вопросы ждут своего исследователя.
Арабский путешественник ибн аль-Факих пишет, что Хабиб аль-Маслама в Армении завоевал Джуррах, Кесфар, Кисал, Хукан, Самсахи, Джарджаман, Кясфи-Бис, Шавшит и Базалит мирным путем для Османа ибн Аффана (третий халиф Осман), заключив договор, что они дадут подушный и земельный налог. А с санарийцами (в армянских источниках – «цанары» – авт.) и руданийцами заключил мир под условием уплаты дани [21, c. 27]. Тот же путешественник пишет, что Язид ибн Усайд управлял Арменией, завоевал Баб-Аллан и назначил туда гарнизон из воинов, числящихся в списках, он покорил санарийцев, так что они заплатили харадж [там же, 31]. О хазарах он говорит, что все они иудеи, но таковыми сделались недавно [там же].
Как известно, в аланский союз входили и нахские племена, которые, в свою очередь, оказывали упорное сопротивление экспансии арабов, прорывавшихся на Предкавказье через Дарьяльское ущелье. Начиная с VII в. по ХI в., народы Северного Кавказа в той или иной степени становятся бурными участниками военно-политических событий, проходивших в крае, в ходе которых возникали и распадались племенные союзы, государственные образования. И в этих процессах роль предков чеченцев была достаточно активной.
Леонтий Мровели в своей книге «Картлис Цховреба» («История Грузинских царей») подробно описал это явление. Здесь, думается, уместно привести некоторые исторические факты. Этот источник сообщает, что сын Хазарского царя Уобос в IX в. напал на дзурдзуков, живших на южных склонах большого Кавказского хребта. По мнению Г.А. Меликишвили, дзурдзуки и есть племена бацбийско-кистинской группы, занимавшие «центральную часть Главного Кавказского хребта» [22, c. 294].
В ходе кровопролитного сражения дзурдзуки переместились на юго-восток, иные вынуждены были уйти вглубь грузинской территории. Одни подверглись исламизации, другие стали христианами и были ассимилированы грузинскими племенами, третьи подверглись хазарской ассимиляции. Хазарами была захвачена значительная часть территории дзурдзуков-чеченцев.
Важно признать, что среди нынешних грузин присутствует значительный нахский субстрат. Это подтверждает прекрасный исследователь грузинских исторических хроник Г. Цулая, который грузинское племя эров генетически связывает с нахско-дагестанской группой иберийско-кавказской семьи народов [23, c. 42]. Проблема генетического родства целого ряда народов Северного Кавказа сложная и малоизученная, но ее решение видится при целенаправленном специальном исследовании.
Конкретная хронология перехода к исламу дагестанских и нахских племен в религиоведении края отсутствует. У дагестанцев дата принятия ислама растянулась на века. Известный востоковед А.Р. Шихсаидов пишет: «Важным обстоятельством была беспрецедентная, затянувшаяся почти на тысячелетие исламизация Дагестана» [2, c. 185]. Далее он утверждает, что «арабские завоевания в Дагестане прекратились в начале IХ в., а ислам, несмотря на военный режим и на экономические мероприятия, утвердился к этому времени на территории, занимающей примерно пятую часть региона» [там же]. Тот же самый А.Р. Шихсаидов, тщательно изучивший тексты арабских, персидских путешественников, местные арабо-графические тексты, приходит к выводу о том, что «исламизация дагестанского общества прошла в два этапа (VII – первая половина Х в. и вторая половина Х-ХVI вв.)» [там же].
Думается, такая ситуация складывалась с принятием ислама и у предков чеченцев. Однако здесь важно отметить одну особенность: процесс исламизации среди чеченцев, начавшийся также как у дагестанцев в VII в., растянулся до XVIII в., а у ингушей – до ХIХ в. К такому выводу позволяют прийти археологические, этнографические сведения, архивные документы, местные арабо-графические хроники. В связи с этим хронология принятия ислама чеченцами, как нам представляется, не имеет принципиального расхождения с указанной выше хронологией принятия ислама народами Дагестана.
Некоторые исследователи, не обладая конкретными фактами и строгой научной базой, удревляют период принятия чеченцами ислама и возводят его к первой половине VII в. Подобное утверждение, при всей его привлекательности, нельзя признать истинным, ибо оно лишено конкретного объективного основания. Дело в том, что оно не подтверждается ни материальными, ни духовными сведениями. Принятие ислама чеченцами и другими народами Кавказа не является одноразовым хронотопическим явлением, это длительное событие, растянутое на многие века во времени и пространстве.

Литература:

1. Мовсес Хоренаци. История Армении. – Ер.: Айастан, 1990.
2. История Дагестана с древнейших времен до наших дней. Т. 1. – М.: Наука, 2004.
3. Агатангелос. История Армении. Пер. с древнеарм., вступ. Статья и комментарий К.С. Тер-Давтян и С.С. Аревшатян. – Ер., Наири, 2004.
4. История Дагестана с древнейших времен до конца XV в. – Махачкала: ДНЦ РАН, 1996.
5. Тарихи Дербенд-наме: историческая хроника / под редак. М. Алиханова-Аварского, вступ. ст. и коммент. А.Р. Шихсаидова. – Махачкала: ИД «Эпоха», 2007.
6. Тер-Гевондян А.Н. Армения и Арабский халифат. – Ереван, 1977.
7. Артамонов М.И. История хазар. 2-е изд. – СПб.: Филологический ф-т СПбГУ, 2002.
8. Шихсаидов А.Р., Айтберов Т.М., Оразаев Г.М.-Р. Дагестанские исторические сочинения. – М.: Наука. Изд. фирма «Восточная литература», 1993.
9. Данлоп Д.М. История еврейских хазар. Перевод с англ. А. Кудрявцевой. Принстон, Нью-Джерси, 1954. (Рукописный отдел Института истории, археологии и этнографии ДНЦ РАН. Ф. 1. О. 1. Д. 466.
10. Бакиханов А.К. Гюлистан-и-Ирам. – Баку: Элм, 1991.
11. Плетнева С.А. Хазары // Манягин В. Хазары: таинственный след в русской истории. – М.: Алгоритм: Эксмо, 2010.
12. Гумилев Л.Н. Открытие Хазарии. – СПб., 2002.
13. Хизриев Х.А. О времени и путях проникновения ислама в Чечню // Народы Северного Кавказа в общероссийском пространстве: история и современное состояние. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Хасавюрт. 10 декабря 2011 г.
14. Магомедов М.Г. Хазары на Кавказе. – Махачкала: Даг. кн. изд-во, 1994.
15. Ал-Истахрий. Сведения арабских писателей о Кавказе, Армении и Азербайджане. Перевод с арабского языка Н.А. Караулова // Сборник для описания местностей и племен Кавказа. Вып. XIV. – Тифлис.
16. Новосельцев А.П. Хазарское государство и его роль в истории восточной Европы и Кавказа. – М., 1990.
17. Сборник для описания местностей и племен Кавказа. Вып. XXIX. – Тифлис, 1901.
18. Ибн-Рустэ. Из книги драгоценных камней // Сборник для описания местностей и племен Кавказа. Вып. XXXII. Тифлис, 1903. – С. 43.
19. Масуди. Сведения арабских географов IХ и Х вв. // Сборник для описания местностей и племен Кавказа. Вып. XXXVIII. Тифлис, 1908.
20. Шихсаидов А.Р. Ислам в Средневековом Дагестане (VII-XVвв.). – Махачкала, 1969.
21. Ибн аль-Факих // Сборник для описания местностей и племен Кавказа. Вып. XXXI. Тифлис, 1902.
22. Меликишвили Г.А. К истории древней Грузии. – Тбилиси, 1959.
23. Мровели Леонти. Жизнь картлийских царей. – М.: «Наука», 1979.

Вайнах, №8. 2013.

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх