14.05.2015

Вахид Итаев. В поисках идеального героя.

Роман Мусы Ахмадова «Деревья в сумерках» вышел на чеченском языке 25 лет назад. Он занял особое место в художественной словесности чеченцев, так как явился подлинно новаторским для того времени произведением. Удачное сочетание актуальной проблематики с «вечными» вопросами, необычная поэтика, в которой фантастика переплелась с реальностью – все это определило счастливую судьбу романа, который занимает достойное место в ряду лучших произведений чеченской литературы. Несмотря на высокую оценку, полученную из уст известных литературных критиков и литературоведов – Ю. Верольского, Л. Егоровой, Л. Довлеткиреевой – а также признание читателей разных поколений, споры о нем не утихают до сих пор. К обусждению его снова и снова обращаются ученые, студенты, учителя. В данной публикации предлагаем взгляд писателя Вахида Итаева на этическую и философскую составляющую этого произведения.

Предваряя короткий анализ романа, скажу: тот молодой человек, который поставил цель – узнать глубже историю своего народа как в социальном, так и в психологическом плане, не обойдет этот роман, он проштудирует его. А если проштудирует, то обогатится, как и не ожидал, приступая к анализу. Этот роман – плотный и правдивый социальный и психологический материал о чеченском народе. Писатель изобразил народ на историческом перевале или, другими словами, на перепутье.
Если посмотреть на жизнь с большой орбиты, то этот роман – протест нерукотворного Божьего мира против рукотворного человеческого мира. Мир, созданный Богом, чист, и народ, живущий с природой, с Божьим миром, правдив и чист духовно. Но рукотворный мир, мир машин, университетов, книг – это мир повышенных человеческих страстей. Свежий народ, дитя Божьего мира, вступая в рукотворный мир, вынужден менять свою психологию, он приобретает много, но и теряет много, теряет тысячелетнее.
Чеченский народ не только в начале прошлого века, но и в середине был почти крестьянским народом. Он долго был запасным игроком новой цивилизации. Но и ему пришлось вступить в мир машин, книг и прочих атрибутов рукотворного мира. Процесс этот очень болезненный для любого народа. История это подтверждает. Вот это столкновение в человеческих сердцах двух миров – Божьего, нерукотворного, и человеческого, рукотворного, и прослеживает автор в романе.
Нерукотворный мир защищает главный герой романа – Астамар, рукотворный – другие герои. Нет, Астамар не против нового мира, но он против того, чтобы считать старым и вредным все, что наработано поколениями. Он не хочет верить, что светлые и нравственные категории, сотканные предками, устарели и больше не нужны. Он защищает все прекрасное, что было в прежней жизни, ибо вечные нравственные категории, хранящие человека, не сгорают.
Итак, обратимся к образу Астамара, попытаемся проследить, какими чертами наделяет писатель героя как носителя высших нравственных начал.
Мальчик Астамар растет в селе. Хорошо учится и тайно пишет стихи.
И, разумеется, мечтает печататься. Как-то приехал в горы драматург Ниттаев собирать фольклор и, само собой, отдохнуть. Он в полном объеме воспользовался традиционным гостеприимством: ел, пил, отдыхал. Ниттаеву показали тетрадку со стихами Астамара. Он похвалил некоторые и обещал напечатать в Альманахе, а Астамару наказал следить за выпусками. И вот мальчик каждый месяц бегает на почту, покупает Альманах, но не находит свои стихи. Ниттаев не напечатал их.
Да, это был первый удар по сердцу Астамара, нанесенный представителем рукотворного мира. Взрослый обманул доверчивого мальчика. А обман доверчивого – грех величайший. Наказание за этот грех суровее всех, как это ни странно, определил язычник Чингисхан: в своде законов наказанием для обманувшего доверчивого была смерть.
Второй удар Астамару нанесла родная школа. Он учился лучше всех, а медаль дали другому. Третий, впрочем, и сотый удар по сердцу Астамара нанес университет. Тут были совсем другие правила и человеческие отношения, нежели те, которые впитал в себя в родном селе Астамар. И правила тут писали циничные люди. Забегая вперед, скажем: красный диплом, хотя он и учился на отлично, Астамару не дали.
Он не мог играть по правилам, расписанным Квадратным. Этот персонаж находка автора. Нет, он не выдуман, он был в той жизни. Это творение самой жизни. Биография Квадратного такова: его мать Лаура в деле любви была отчаянной женщиной. Родился мальчик. Мальчик подрос и спросил мать: где мой отец и кто он? Мать, хотя ее сын больше был похож на дядю Чингисхана, а не на кавказца, ответила, что его отец – Ахмед, он чеченец и что он уехал на Кавказ. Квадратный поехал на Кавказ искать отца. Правда, он не жаждал пасть на плечо отца и зарыдать, он хотел отомстить. Но Квадратный отца не нашел, потому что Ахмедов на Кавказе оказалось больше, чем огурцов, и ни один из них не был похож на дядю Чингисхана. Но Квадратный проявил энергию, выучился, стал ученым-археологом. Стал неудержимым сторонником эмансипации горянок, благо, и государство, создавая советского человека, вело политику нивелировки. Квадратного, разумеется, высокая политика не интересовала, но он приглашал девиц разных национальностей в археологические экспедиции и над древними могилами внушал им мысль, что все тленно и надо ловить минуты счастья. В университете было много его учениц и, разумеется, учеников тоже. Многих психологически перековал Квадратный. Прошедших его и ему подобных школу оставляли на кафедрах преподавательницами, а неподдающихся эмансипации посылали в глухие уголки, на дальние хутора, где не было ни света, ни газа, ни магазинов, одним словом, эмансипация шла черным налом: Жансари превращалась в Жаннетту, Мелисат – в Мельхиор и, соответственно, целомудрие и стыд – в распущенность. Ради карьеры и благополучия презрели и отбросили тысячелетние ценности. Все это видел и переживал Астамар и не мог мириться, он хотел чистоты и целомудрия, хотел в рукотворном мире как можно больше сохранить чистоту и ясность нерукотворного Божьего мира. Его отношение к любви рыцарское, он впитал это отношение от родников, горных вершин, священных для каждого горца преданий. И, как бы ни наступали на него книги, университет, высотные дома, одним словом, цивилизация, остался верен чистоте, вечному. Он влюбляется во многих девушек, но они предают его, нет, в глубине души они не предают его, они просто не могут устоять перед искушением и соблазнами рукотворного мира. К тому же и государство безбожное, атеистическая пропаганда – нет Бога! – льется водопадом на юные головы и сердца. И, чтобы устоять против этой безбожной стихии, надо родиться очень близко к оси истины. Да, Астамар – трагическая личность. У него нет ненависти к тем, кого из-за их слабости бесы увели по безбожной тропе, он их жалеет.
Когда Евгений Ахмархаджиевич (Эдалби-Хаджи) завел Астамара в ванную, открыл кран, чтобы никто не услышал и не записал его исповедь, поведал, почему он поменял имя, данное ему отцом, почему живет такой искусственной жизнью, Астамар жалел его, он понимал его слабость, но не понимал его как человека.
Интересна исповедь Ахмархаджиевича, ведь она отражает то время. Он исповедуется в ванной, потому что боится, что его подслушают. И тогда – прощай, карьера и сытая жизнь. Он не хочет голодать, как голодал в детстве в депортации, когда он грыз брошенный собакам мочевой пузырь животного. Нет, он хочет есть икру, свежее мясо и чтобы и дети питались, как люди. «И к тому же, Астамар, я не верю в Бога, – говорит Ахмархаджиевич. – Если бы он был, он не позволил бы загнать в вагоны-телятники весь наш народ, вывести в Среднюю Азию и выбросить в степь. Везли целый месяц и в пути погибла половина народа. Какое мое было детство, я знаю. Нет, я не верю в Бога. Вот докажи мне, что Он есть, я стану перед тобой на колени, покаюсь и заживу той жизнью, которую ты требуешь от человека».
На собрании Астамар выступил с обвинительной речью – против лицемеров. Приведу некоторые строки из его выступления. «Вы подумайте, что с нами стало? Нашими жизненными принципами стало вранье, обман, двуличие… Почему мы допускаем, чтобы человекодьяволы сидели на наших плечах… Если это продлится, нам и война не нужна, мир людей будет уничтожен ложью… Кто бесчестен, тот и в почете. Трусы и безнравственные получают теплые места… Людей отравляют Квадратные и ему подобные… Настоящая жизнь там, в ауле, в краю чинар, дубов, лип и чистых родников. Где пашут землю. Где слово и дело одно. У меня нет другой мечты, как построить дом из бревен на опушке леса и жить, беседуя с Божьим миром» и т.д. Это крик не просто чистого человека, это крик сострадающего человека, призыв к падшим и заблудшим. Но его не поняли. Почти все выбежали из зала, разумеется, считая его сумасшедшим. Ведь власть говорила совсем другое: все хорошо, идем к коммунизму. Хоть это и опасно, Астамар не меняет своих убеждений. Однажды, в селе, он залезает на самую большую грушу и призывает людей опомниться, жить справедливо, по-божески.
Много можно писать об Астамаре, это цельный человек, он наследник главного народного духа, он наследник Божьего мира и он трагическая личность. Он мучительно переживает безнравственность современного мира. Он знает, что только чистое рождает чистое.
Молодые люди должны брать пример с таких героев. Для этого автором так тщательно и выписан этот образ.
Роман символичен и реалистичен, полон гипербол, фрагментов фантастики. Эти атрибуты – второй и третий план произведения.
В груди, например, Квадратного двенадцать ядерных печей, и каждая мощнее чернобыльского реактора. Каждый мыслитель, да и просто вдумчивый человек, согласится с автором, с этой гиперболой. Один человек, который носит в своей груди цинизм, ненависть, вражду и сеет все это вокруг себя, опаснее и вреднее атомного реактора. Квадратный опаснее Чернобыля, он отравляет все вокруг. Ниттаев, который может соврать и ребенку и который имеет странную способность вытягивать шею на целый километр и заглядывать в иллюминаторы пролетающих самолетов, – тоже отравитель жизни. Отравители жизни – и Жаннетта, и Мельхиор, и им подобные, ведь их цель – перепачкать чистых девушек, вести их по тому пути, по которому пошли они сами.
А вот Балаев – поэт, утверждающий, что он хранитель золотых пирамид, богатства всего человечества и маленького камешка, на котором написаны тайны рода людского, – невинный сказочник, распаляющий воображение поэтических и невинных людей. А вот фантастика, что при выселении народа некоторые люди превратились в волков, остались на Кавказе, стеречь и хранить родину, не кажется фантастикой, в это веришь. Веришь, что Бог при такой беде мог дать некоторым людям способность такого перевоплощения.
Много тронул, на многое намекнул, от многого предостерег Ахмадов в своем романе. Есть такое понятие в латиноамериканской культуре – «воин света». Можно сказать, что Астамар Ахмадова также является воином света, а его роман, предостерегая народ от ошибок, связанных с отклонением от тысячелетних идеалов, также является оружием «воина света», в качестве которого выступает уже сам автор. У автора оригинальное миросозерцание. Это прямое следствие прекрасного знания своего народа, его психологии, истории, мечтаний, преданий. Кстати, роман – целый кладезь поговорок, преданий, острого чеченского юмора.
Я еще раз хочу повторить: молодой человек, чеченец, многое потеряет, если не проштудирует этот роман.
Фолкнер говорил: человека надо судить по главному его достоинству, не обращая внимания на маленькие недостатки, даже если их и много. Это же нужно говорить и о литературных работах. Роман Мусы Ахмадова – выражение искренней любви к своему народу и страстное желание помочь ему в пути. А путь в будущее и труден, и долог.

Вайнах, №5, 2014.

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх