Вахид Итаев. Когда на тишину другая наползает тишина…

Итаев222***

Бегут столетья. Прекрасен мир.
Не гасит солнце щедрую улыбку.
А эти… двуногие невежды
Все делят круглый шар земной.
И нет… ну никакой надежды,
Что наконец закончат свой разбой.

***

Шел дождь.
Москва была в печали.
За облаками плакала луна.
Бежало сердце к бездне вечности.
А душа кричала ему вслед:
– Стой, глупое! Ни шагу дальше!
Из бездны снова
к звездам не взлетишь.

             ***

В начале было слово.
Потом пошли слова,
Словечки, слухи, шепот.
И родились кинжалы, ружья, пушки.
И наконец пришла она –
Наглейшая бомбация –
Атомная бомба.

             ***

Море, Каспийское море,
Подвинься, дружище, немножко,
Дай спокойно поспать
на твоем берегу.
А потом, после сна, помолюсь за тебя
Творцу твоих бархатных волн.

***

Какая неудача эта дача –
Планета Земля.
Хлеб насущный не падает с неба.
И не ангелы строят жилье.
Все трудись и трудись в поте лица.
И нет этим мукам конца.
О Аллах! Подай нам другую планету
Под рыжее солнце и медную луну.
Ты один во вселенной мудрец.
А мне нужен алмазный дворец.

***

Как будто эта ночь пришла
Из старых, старых сказок.
Иду дорогой лунной.
Я все забыл,
Но робко бьется мысль одна:
Вот в это или в следующее мгновенье
Вдруг вскрикнет тишина,
Не выдержав очарованья мира,
И ночь осыплется, как одуванчик.

  ***

Мне кажется порой,
Что все печали наши –
Пустые мелочи в сравненьи с тем,
Что будет после.
Печаль печалей нас постигнет
В тот день,
Когда отыщем мы
Последний корень жизни
И корень всех течений бытия.
И вдруг окажется,
Что истина была проста,
Всегда стояла рядом с нами,
И можно было руку протянуть
И просто взять ее –
И разом обозреть
И целое, и части.
А мы,
Запутавшись в судьбе нелепой,
Века бродили непонятно где –
И даже между звезд
Искали то,
Что, стоя рядом, окликало нас.
Да, может, нас в тот день постигнет
Печаль печалей.
И как бы мы в отчаянной обиде
Жизнь жизни не лишили в этот день.

    ***

Большая ночь лежала на хребтах.
И бархат неба кое-как держал
Блестящих звезд тяжелые капли.
Кричали пастухи, пугая зверя.
И, постепенно наполняясь тишиной,
Гасло это в паузе ущелья,
А гость молчал и слушал горы.
И утром, уезжая, мне сказал:
– Ну вот и я в горах Кавказа
Печаль целебную приобрел.

***

Когда душа стоит
в неведомых просторах
И грустит неведомо о чем,
И мимо, вдалеке, плывет
Прекрасная громада,
Вселенная многокрылая,
Мелькает смутная мысль в уме:
Еще одно усилье,
Еще последний шаг –
И в царство чудное войдешь,
Где вечно райское сиянье,
Или в такую бездну тьмы,
Где даже истина незряча.

***

Я к другу шел порой вечерней.
Стоял на небе месяц молодой,
Как запятая в длинном тексте звезд.
Слегка шумел аллеи гребень,
Расчесывая сонный ветер…
И много-много еще было
Прекрасных образов в природе.
Нет, не смог пойти я дальше,
С такой гармонией в душе
И одному доступна тайна.

***

Что же со временем случилось?
Спешит, спешит оно.
Часы в минуты превратились,
Минуты – в полмгновенья.
А помнится, в далеком детстве
Такие дни бывали –
Огромные и долгие,
Что солнце из последних сил
К ночлегу добиралось.
А может, сам спешу я,
Ведь я иду с горы.
А в те далекие года
Я в гору жизни шел.

***

Неясные и зыбкие состоянья
Порой переживаем мы.
Как будто сердце бьется тут,
В посюстороннем мире,
А мысли бродят где-то там,
За занавесом жизни.
Душа раздвоена,
Живет двойною жизнью,
Но сила жизни в нас,
Любовь ко всем движеньям мира
Ни на йоту не слабеет,
Как будто мы подключены
К каким-то тайным и могучим силам:
И видим дальше,
И проникаем глубже в мир вещей.
Все странно и загадочно,
И подозреваем в мистике себя.
Но тем не менее где-то чувствуем,
Что человек совсем еще не то,
Чем должен быть
По сокровенной своей сути,
Что что-то в нас сидит такое,
Добыв которое,
Могли бы стать богами мы.

***

Когда на тишину
Другая наползает тишина,
Потом другая,
И еще другая,
И мир становится глухонемым,
Как будто войлоком обили небо,
Ты слышишь только сердце,
Которое бьется тут, в груди земли,
И бьется там, за краем неба.
Нет мира,
Нет гармонии светил –
Нет ничего.
Все, все
Одно сплошное сердце.

***

Что вечно движение
И не вечно другое ничто,
Мне шепчет в арыке вода.
Но с водой не мирится душа,
Протестует и жаждет другого:
От капель воды
До звездных жемчужин
Карусель заморозить Вселенной,
Никуда не спешить,
Никуда не идти,
Без мгновений,
Без времени
В бездне покоя
Созерцать и себя,
И весь мир.

***

Неужто правда,
Что атом тоже бездна?
Тогда абсурд весь мир.
Если в атоме одном
Летают бесконечные миры
И ропщет жизнь,
То…
О голос неба,
Дай этой мысли полное отрицанье.
Приемлю я величие твое,
Приемлю я и тайну парадоксов,
Когда все это надо мной,
Когда могу лицом к лицу
Сцепиться с мировой судьбой
И оттеснить ее на край Вселенной.
Но если атом тоже бездна,
С тобой я порываю навсегда
И больше не беседую с тобой.

***

Был серый, серый день.
А вечером,
Всю чащу неба превратив в театр,
Гроза роскошная играла.
Да, день был серый,
Как предисловье узкого ума
К великому творенью.
Но игра грозы роскошной
Восполнила ущербность дня,
Как блеск отважного ума
Иного века жалкую трусость.

***

Поздняя осень царствовала в мире.
Вокруг села ходил сырой туман.
А с сердцем что-то
странное творилось:
Во всей округе ни одна деталь
Мне не казалась безобразной.
И даже цепкая грязь
проселочных дорог
Была полна загадочных видений.
В ту позднюю осень
Серьезно был я в женщину влюблен.

Вайнах №3, 2015

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх