Увайс Шамаев. Галопом по европам.

Рассказ

Короче, взял я сумку, набрал туда самое необходимое (заграничный паспорт у меня уже имелся) и поехал в Европу.
Три часа утра, Берлин.
– Ас-саламу алейкум!
– Ва алайкум ас-салам!
– Рамзан?
– Да.

– Я от Исы.
Утро, конец месяца рамадан, день разговения. Солнце, жара. Х1ар ю и иллешкахь йийцина йолу Германи? (Это и есть хваленая Германия?) Я ожидал большего…
– Марха къобал дойла!1
Наелся. Уже несколько дней в пути, давненько так плотно и вкусно, по-домашнему, не ел. Можно и выйти, прогуляться. Погода благоволит, я сыт, настроение хорошее. А вообще-то, здесь ничего: чистые и ухоженные улицы, красивые старинные дома, чистые авто и общественный транспорт. Кстати, передвигаться по городу очень удобно и ждать приходится лишь пару минут. На табло уже время моего автобуса, а вот и он, точно по расписанию.
– Ладно, Рамзан, тут у меня, оказывается, родственник, я с ним по телефону связался, поеду к нему, спасибо тебе. Земля круглая, в долгу не останусь…

– Мохмад, ас-саламу алейкум!
– Ва алейкум ас-салам!
– Рад тебя видеть! (Интересно, а он мне рад?) Я тут не надолго, думаю недельку отдохну перед неизвестностью. Выйдем во двор. Ого, Зайнди?! Ты откуда взялся? Когда успел? Я и не знал, что ты в Европе… И Аслан? И ты здесь? Ты же, вроде, в Москву уезжал.
Моему удивлению нет предела, когда я там же, во дворе многокорпусного лагерного общежития квартирного типа, встретил еще десяток своих односельчан (село у нас большое, за всеми не уследишь). За эту неделю я повстречал в Берлине еще немало своих знакомых.

Как быстро летит время, пора в путь! Ну, вот он я! Принимайте! Мне говорят отправляться в Хемниц, в лагерь. Около трехсот километров от Берлина. Итак, что же делать? Говорят, место не очень… Нет, поеду дальше, в Данию. Поезд «Берлин – Копенгаген», сижу, смотрю в окно… А природа тут совсем как наша – те же деревья, трава такая же (разве что наша чуть зеленее).
Говорят, Гитлер взял Данию двумя убитыми солдатами, не знаю, правда, с какой стороны. Какие приветливые люди, улыбаются, вежливо обращаются ко мне на каком-то странном языке… Улыбаюсь в ответ, киваю головой. А что делать? Я же не понимаю их, да и выдавать себя лишний раз не хочется – еду же нелегально.

Слева от меня, в соседнем ряду, сидит парень, смотрит в ноутбуке какие-то фотки, на клавиатуре вижу русские буквы… «Русский», –  думаю про себя. Заехали в какой-то тоннель, что ли…  Все вышли, и я вслед за ними. Парень оказался русским, как я и думал. Спросил у него, в чем дело. Оказывается, наш поезд загнали в огромный паром, четырехэтажный (поезд не длинный, скоростной). Поднялся на самый верх, в ресторан или большое кафе. Плыли сорок пять минут до того берега.

Копенгаген! Холодновато, и солнце не так ярко светит. Встретили, отвезли в лагерь. М-да… Угораздило же меня сюда приехать! Лучше бы я дома сидел, ну или хотя бы в Германии остался. Какая скучная страна! Хорошо, хоть родственников здесь много. Не мое это место – серо, сыро… Кругом моря, а не искупаешься – холодно…
Уже три месяца прошло, шансов получить вид на жительство очень мало, зря время теряю… Еду обратно в Германию! Берлин!
– Ас-саламу алейкум, Мохмад!
– Ва алейкум ас-салам!

Берлин. Хемниц. Лагерь!
Аллах! Куда я попал… Лучше бы в Дании остался, попытал счастье… Ну, ладно… Я что, в арабскую страну попал? Кругом один арабский язык (двое беседующих арабов перекричат толпу эмоционально говорящих представителей другого языка). Да… В моем представлении арабы были совсем другими. Но это североафриканцы (Алжир, Тунис, Марокко), с чистокровными арабами в моем представлении, я думаю, их объединяет только язык… Наши тоже есть, ну а где наших-то нет?! Всякие-разные, но лучше уж свои, чем другие, чужие и по языку, и по менталитету, и по этике. Ничего святого! Как сказал наш пророк Мухаммад (а.с.с.), араб не лучше неараба, неараб не лучше араба. Нет плохих наций, есть плохие люди (только их соотношение разнится). За два месяца в Хемнице было много чего, впечатления разные, но в основном негативные. Повезло! Направили в Дрезден, на ПМЖ. Красивейший город, много красивых девушек. Entshuldegun, Shprehen se rusish? (Прошу прощения, вы говорите по-русски?) Ответы бывали разные, в том числе и положительные. В таких случаях общение длилось дольше. Время летит, четыре месяца прошло. Думаю… А че я приехал-то? Ну, захотелось, и приехал. Работы не было, жизнь не устроена, перспектив нет… А здесь что? Да, весело, интересно, но ведь этого недостаточно. Мне двадцать девять лет, начинать жизнь сначала уже поздно… Была не была, еду домой! Там я хоть полноценный грамотный человек, да и родные скучают, и я по ним…

– Ас-саламу алейкум, Даймохк2!
Какие красивые люди, такие родные… Я говорил, что в Дрездене красивые девушки? Я поспешил: самые красивые девушки у нас, в Чечне!
– Entshuldegun… то есть, хьажахь, йо1, шу нанна нуц везий3?
Прошел год, мне всего тридцать. Скучновато…
А в Ницце сейчас хорошо, жарко…

1Поздравление с праздником Ураза-Байрам.
2Даймохк – Родина.
3Прощу прощения (нем.)… Девушка, твоей матери зять нужен? (чеч.).

Вайнах, №6, 2014.

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх