10.05.2015

Тауз Исс. Азбука.

Слово. Время жизни  есть время слова… Таинство рождения человека венчается словом…Словом – криком ребенка… «А-а-а!» – восклицает маленький человек, взойдя к солнцу и звездам… В этом крике живая весть, связующая время и вечность… С этой вестью, с этим первословом мы приходим в «прекрасный и яростный мир»… Приходим радоваться и плакать, смеяться и любить, терять, чтобы находить, постигать и негодовать… Жить… Мы приходим учиться Слову… Как некогда учился Адам… Мы учимся в колыбели и в зрелости… в снах и наяву…в горестях и радостях… Никто не помнит и не может помнить день, когда мы произносим слово – имя… Имя матери… Слово-имя… Родины… Земли… Неба… Хлеба… Воды… Всю жизнь мы учимся слову, и слово учит нас… И всегда остается тишина, и в ней несказанное, заветное Слово… Слово, хранимое глубоко в душе… То, которое никогда не вымолвить… В таинстве жизни… В таинстве тишины…

ПервоСлово…Первослово из ПервоЗнания… Оттуда, Откуда Все…Мудрый учитель – Жизнь… Великий Дар Всевышнего…Мы учимся у Вселенной, от былинки до звезд… У земли и воды… У ближнего и у врага, у аскезы и у соблазнов… И прежде всего у себя… И Тот, кто учит нас – всегда с нами… Первознание из Первослова… Однажды два мудреца долго беседовали в поисках истины, но так и не могли ее найти… в это время прозвучал азан, и один сказал другому: «Вот и истина пришла…» Слово, Великая Сила…. Слово врачует… умиротворяет… возвышает… Есть слова, говорящиеся всуе… есть слова говоримые и слова хранимые… есть слова повседневные… и слова сокровенные… есть слова-молитвы и мольбы… и еще есть слова, говоримые тишиной… Сегодня мы торопимся жить, как никогда… И чем выше и больше скорости, тем меньше время жизни… В скоротечном времени, в суете и делах мы впадаем в забытье… Порой человеку некогда даже поднять взор и увидеть небо… Мы бросаемся словами… обещаем… забываем… Не помним… Порой не хотим помнить… Сказанное не только уходит, но и возвращается… Небрежение словом создает хаос… Гармония живет в соблюдении слова, в бережном отношении к слову… И если небрежение словом достигнет апогея, то, возможно, и мир обрушится и погрузится во тьму… Слово живет в нас… ведет нас… хранит нас… И нам заповедано хранить, беречь Слово…

В народе, как о высшем проявлении действительности или же о ее отсутствии, говорят: «Есть Слово» («Дош ду») или «Нет Слова» («Дош дац»)…Может быть, мы призваны в этот мир познать Слово? И оставить после себя Слово? Что остается? Слово… Слово, говоримое и хранимое народом об ушедшем человеке… И вся жизнь умещается в Слово, нареченное Народом… Уста ушедшего молчат… Слово, хранимое Народом живёт… Слово Священно…Мир сотворился Словом и жив Словом… Мы Обязаны знать это и помнить об этом Всегда… И тогда наша Жизнь обретет Высокий Смысл.

Имя. Есть имя, нарекаемое при рождении. Им нас зовет мир, и мы откликаемся на его зов. У мира, окружающего нас, много имен. Он многолик и бесконечен. В нем, в великом сплетении судеб и дорог звучит имя каждого.
«Как зовут тебя?» – спрашивают у человека, и человек называет свое имя. Человек приходит в мир безымянным и уходит, оставляя имя. Оно состоит из множества дел совершаемых человеком в бренном мире.
Человек идет по жизни, прозревая в испытаниях, и, чем больше испытаний, тем больше прозрений. Однажды, после многих лет жизни и долгих раздумий, его посещает мысль: «А каково мое имя? То, которое я даю сам себе? Перед своей совестью и правдой?» И долго не может ответить. Может быть, думает он – это имя, которое я ношу в себе и есть настоящее имя. Имя, данное самому себе. Или же это имя, к которому я стремился, но которое не смог осуществить в себе – имя-идеал? Кто знает?

Всегда остается недосягаемое, неосуществленное, далекое. Всегда будут свет и тьма, сменяющие друг друга. Мечты и надежды будут вести нас по большим и малым дорогам жизни. И среди всех тревог и озарений первое и последнее слово за человеком. И чтобы вспомнить, помнить имя, нужно помнить имя – Человек. Этим именем и ответственностью перед Творцом мы и живы.

Стратегия культуры

Первоочередной задачей чеченской культуры на современном этапе, на наш взгляд, является ее реформирование. До сих пор она влачит существование остаточными постсоветскими принципами, не могущими удовлетворить ни ее самобытность, ни ее современные реалии. Для качественного прорыва в короткие сроки – в год или два – необходима практическая работа по созданию истории и теории чеченской культуры, выраженной на начальном этапе хотя бы в тезисах. Мы должны наконец осознать свойство, качество и особенности нашей культуры, для того чтобы органично развиваться дальше. Начать эту работу, видимо, надо с общенационального многоуровневого диалога о культуре с привлечением всех средств массовой информации, с обязательным включением в этот процесс всех диаспор: ближневосточной, европейской, казахстанской и российской. Это даст громадный импульс для возникновения широкого плодородного поля общения и формирования основы для дальнейшей работы.

На втором этапе стенографически запечатленный диалог явится материалом для выработки общенациональной концепции строительства культуры, основанной на материалах состоявшегося диалога.
И завершится этот процесс созданием органа, уполномоченного создать не только теорию, но и воплотить ее в широкой практике строительства чеченской культуры. Попросту говоря, то, что возьмется от народа, к народу же и вернется, но только в действенном и сформулированном виде и в живой каждодневной практике.

Нет нужды говорить, что Культуру Надо Строить. Большим подспорьем во всеобщем деле Строительства Культуры явилось бы также широкое вовлечение в этот процесс общественных, творческих и иных организаций. Это должно стать НАШЕЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕЕЙ, задачей номер один на современном этапе. Культура, в подлинном ее понимании, означает не только театр, литературу, живопись, музыку, хореографию, но, прежде всего, как видится в ее истинном свете свободное от пут и условностей сознание человека как создания Бога, наделенного великой миссией свободы, созидания, творчества и миролюбия. Если мы по настоящему осознаем эту простую и очевидную истину, в нас совершится пробуждение, наполняя нас энергией очищения и возврата к корням, истокам. Только обретение себя, только общее дело позволит нашему сознанию очиститься совершенно и даст твердую точку опоры и верное направление. Нет сомнения, что мы осознали это в полной мере. Ведь культура – это не ведомство, а душа народа.

В инерции сознания постсоветского пространства все еще преобладает нигилизм. Общество, так или иначе связанное недалеким и памятным прошлым, мыслит категориями и стереотипами. Перестройка, шарахнувшись от «Там, за горизонтом», породила свой стереотип: «Запад нам поможет». Однако опыт говорит о том что во всем надо полагаться на себя. Природа жизни есть созидательное движение, и рано или поздно происходит ломка аморфных образов и клише. Преуспевает тот, кто живет согласно поступательным законам бытия. Мировые теоретики культуры еще в прошлом веке предопределили вектор развития культуры, полагаясь на духовные возможности малых народов. Надо полагать, именно в культурах малых народов сохранился первоэлемент образа, способный вывести современное тупиковое сознание за пределы кризиса, обновить мир идей и представлений.

Чеченская культура хранит в своей глубинной сути здоровое, созидательное начало. И надо бы начать серьезную продуктивную работу по всему спектру ее изучения, анализа и практического воплощения. Это стало бы большим шагом не только в оздоровлении собственного нравственного климата, но и в целом, как нам кажется, позволило бы изменить отношение к отправной точке бытия, а именно – к сознанию человека. Это стало бы не только возвращением к своим первоистокам, но и подлинным коренным возрождением народа. Культура, несомненно, есть именно та область, откуда можно черпать возможности и силы, способные совершить чудо преображения.

Мы стоим перед настоятельной необходимостью увидеть данную проблему со всей ее актуальностью и во всей полноте. Увидеть и безотлагательно решить. Слишком большая цена утраты культуры малого народа, ибо это часть всеобщего. Завтра, может быть, будет поздно. Идея культуры должна стать общенациональной идеей уже сегодня. И для этого нужны всеобщая воля и ресурсы. Думается, что данная задача нам по плечу и не за горами день, когда начнется активная работа в этом направлении.

Этос (Традиции и современность)

Двадцать первый век все жестче ставит перед малыми народами проблему выживания в глобализующемся мире, океане народов и цивилизаций. Если попытаться взглянуть на эту жизненно важную проблему изнутри, то, пожалуй, можно сказать, что она заключается в способности выживания культуры народа, ее духовном иммунитете, могущем противопоставить всеобщему унифицированному стандарту свое защитное средство. Это вовсе не означает, что нужно отгородиться от современных реалий, напротив, наиболее полезным здесь видится синтез испытанных временем традиций c современностью. Наиболее развитые народы независимо от их количества проявляют способность к динамике, движению, развитию, оставаясь при этом в своей конституциональной парадигме. Если отследить последние десятилетия нашей жизни, то они без преувеличения буквально перевернули не только наш уклад жизни, но и наши представления о мире и в какой-то мере наше сознание.

Мы стали другими. Мы вошли в цивилизацию с наибольшей активностью и в то же время с наибольшим сопротивлением, как это ни парадоксально звучит. Таков, видимо, наш национальный характер. То же самое происходило в восемнадцатом, девятнадцатом и в двадцатом веках. Мы одновременно и отстаем, и опережаем время. Интересный факт. Почему? Сослаться на характер значит легко отделаться. В самом деле, почему происходит такое глубоко противоречивое на первый взгляд явление? Возможно, мы боимся потерять свободу как внутреннее качество. И мы же боимся отстать от времени. И в этих метаниях бросаемся в будущее сломя голову, при этом отстаивая свои традиции. В результате происходит несоразмерное явление, когда мы не можем войти в будущее спокойно и осознанно. Сегодня нам пора еще и еще раз всесторонне обдумать и осмыслить итоги нашей истории и наконец определить вектор нашего современного сознания. Задача непростая и требующая напряженной работы, усилия.

Оттого, сумеем ли мы ответить на эти злободневные вопросы, зависит наша будущность, способность к динамичному уравновешенному развитию. Но, прежде всего, наверное, надо осознать себя как универсум и явление в ходе времени и истории, познать себя. Это позволит нам раз и навсегда покончить с благоприобретенными рефлексиями, вернуть былую гармонию отношений и осознанно синтезировать традиции и современность. Жить в мире, прежде всего, с собой, со своим сознанием и всеобщим укладом жизни, без надрыва и потрясений.
Для этого у нас есть все возможности: и национальный ресурс, и опыт трагедий, и духовная устремленность. В истории достаточно примеров, когда тот или иной народ, концентрируя усилие, совершал ощутимый прорыв в будущее. Думается, и у нас хватит мудрости изменить себя в пользу будущего, во всеобщую общенациональную пользу. Разумеется, для того чтобы состоялось Возрождение, надо познать себя, познать свою культуру и, прежде всего, свой язык, этот незаменимый код к истории и душе народа. Опять-таки, подлинное Возрождение может начаться только с возрождения культуры сознания.

Одной из главных составляющих традиционной чеченской культуры было Общение. В кругу жизни Общение выявляло индивидуальность и одновременно вовлекало индивид в общественную мыслительную жизнь. Считалось, что и любовь произрастает из общения, и как следствие этого понимания существовало такое объемное понятие, как Уьйр-Безам (Узы-Любовь). С раннего детства человек бывал вовлечен в этот непрерывный процесс школы жизни и по мере мужания на него ложилось личное и общественное бремя ответственности. Именно в общении происходил обмен мыслями, идеями и новостями, вырабатывался общественный идеал. При этом следует отметить, что главной темой общественных бесед являлась тема бытия человека, его предназначения, высшим же идеалом здесь, безусловно, являлось Житие Пророков, их жизненная стезя и высокий пример жизни.

Вообще, на Кавказе и, в частности, в Чечне высоко ценилось ораторское искусство и Слово. Понимание, что Слово несет в себе не только мысль, но и духовную энергию, создавало очень бережное отношение к слову и накладывало на «Хозяина Слова» («Деш Да») персональную ответственность. Можно сказать, что такое бережное отношение к Слову и Общению происходило из знания законов мироздания и чуткого отношения к явлениям тонкого свойства. Такой образ жизни создавал в обществе атмосферу доверия и равновесия.
В современном мире главным образом происходит интенсивный обмен товарами, общение перешло на задворки потребительства. Люди попросту отвыкли общаться. Технологии и потребление отняли у человека Человека. И трудно сказать, что нас ждет впереди.
Век безудержной информации сметает теплоту живого человеческого общения, пространство общения невероятно раздвинулось и одновременно оскудело. Слишком много слов и мало молчаний. Возможно, человек в очередной раз расстается со своей первозданностью.

Традиционное восприятие Жизни у чеченцев заключалось в одном слове – Некъ ( Путь). В этом емком слове Жизнь Человека понималась, как Высокая Стезя и Духовная Миссия. Не просто путь, не просто дорога, а именно Путь Духовного Обновления в череде земных испытаний сквозь толщу времени и материи. Этот провиденческий, философский посыл вел по жизни, всегда помогая «видеть вершину» («Лакхе ган»), совершенствуя человека и постоянно поддерживая в нем необходимый внутренний взгляд, уровень. Этот вектор в конечном итоге был направлен к Богу («Далла т1е боьду Некъ»), как Путь Бесконечного совершенствования. Направленность и усилия в этом ваяли из человека Личность, несущую ответственность за свой земной путь, тем самым вырастая в своем сознании до космического масштаба, до Вечности. И жизнь осознавалась не как быт, а как Бытие.

В Новое время, в силу объективных причин, традиционное сознание претерпевает ряд изменений. Появляется новое понимание жизненной вехи, выраженное в словосочетании Некъ -Болх (Путь-Работа). Эта формула, появившаяся с вхождением в пространство мировой торговли в конце позапрошлого – начале прошлого веков, устоялась в советскую эпоху. Жизнь медленно и как-то незаметно превратилась в быт.
В новейшее время времени не остается даже на быт. Все стало работой. (Болх). Бегами. «Времени нет ни на что». Осталась работа и деньги, вернее, деньги-деньги – … И место под солнцем измеряется этим «эквивалентом». Работы на всех не хватает. Единственное, что умножается, плодится и производится, есть купля-продажа, попросту говоря – базар. Достаточно скучное занятие. И все бы ничего, если бы Вселенский Базар не объявили смыслом, стержнем и содержанием Жизни. И даже Путем.
Узлы и узы

Кавказ в мировом сознании занимает центральное место и авангардную роль. Достаточно перечислить некоторые общеизвестные предания и мифы, зафиксированные в Священных Писаниях и мировых мифологиях, чтобы осознать, что это действительно так. Первым в этом ряду можно назвать миф о Потопе, после которого Ковчег пристал к горам Кавказа. Здесь уместно сказать, что послепотопное время и пространство со второго витка истории человечества, длящиеся до наших дней, начались именно с Кавказа. Следовало бы задаться вопросом, что происходило в очевидно большой период времени в несколько веков до того, как кавказоид, осваивая землю, по свидетельству Библии, спустился в Сенаар (Мессопотамию, Двуречье). В науке установилось твердое мнение, что история начинается с Шумер. Между тем, повисает в воздухе совершенно обоснованный фактом времени вопрос: «А чем занимались и где находились несколько веков люди, жившие и пришедшие с Кавказа, до прихода в Междуречье?» Сам по себе напрашивается ответ о том, что история началась с Кавказа, да и сам Кавказ по сию пору в своем многообразии и единстве множеств можно назвать своеобразным Ковчегом народов. Отметим также, что есть достаточно обоснованные версии о том, что и Эдем существовал именно на Кавказе.

Следующим в ряду преданий и мифов интересно рассмотреть миф о Вавилонской (Б1овилонской) башне. Согласно Библии, люди возгордились и вознамерились построить башню до неба и начали строительство. Вавилонская, или Б1овилонская башня, чей праобраз, рожденный послепотопным временем, до сих пор стоит в горах Кавказа и называется б1ов (башня). С большой долей вероятности, согласуясь с недвусмысленным названием и сакральной архитектурой, можно предположить, что б1ов (башни) начали строить именно в послепотопные времена как спасительные, культовые и многофункциональные сооружения. Этот образ и архитектоника вместе с названием Б1ов – Б1овилонская – Вавилонская и легли в основу строительства и впоследствии мифа о Вавилонской башне. Как известно, Бог смешал язык гордецов, и люди, перестав понимать друг друга, рассорились и разошлись по всей земле. Не исключено, что, разойдясь, они большей частью вернулись на свою историческую Родину, на Кавказ. Во всяком случае, если обратить внимание на то, как вертикаль Б1овилонской-Вавилонской недостроенной гордецами башни рассыпалась и обратилась в горизонталь, то как раз Кавказ и есть не только историческая Родина, но и наглядная, красноречивая горизонталь смешавшихся языков. Иными словами говоря, низвергнутая вертикаль Вавилонской-Б1овилонской башни. Эта горизонталь в древности звалась «горой языков» и по тогдашнему свидетельству в ней было более трехсот языков, из которых на сегодняшний день уцелело порядка семидесяти.

Мировая спираль не только во времени и пространстве, но и в образах и символах развертывается и свертывается на Кавказе. Здесь на втором послепотопном витке зарождалась не только новая жизнь, но и новые образы и символы, ставшие впоследствии мировыми. Одним из таких образов стал образ мастера и делателя Пхьармата – Прометея, добывшего людям огонь небесный. Первичность этого мифа как кавказского не может вызывать сомнения хотя бы в силу кавказского культа Очага, не говоря даже о пространственно-временных категориях и языковой принадлежности. Именно поэтому эллины и «приковали» Прометея к горам Кавказа.
Следующим мифом, повествующем о Кавказе, не только как об исходной точке развертывания, но и стране, хранящей в себе несметные богатства и знания, является общеизвестный миф о Золотом Руне. Этот образ, рожденный уже за пределами точки развертывания, возвращает нас в сказочную страну, где хранится не просто Золотое Руно, но, по существующим свидетельствам и версиям, прежде всего, Знания, выраженные в древнегреческом мифе в образе Руна. В самом деле, сам многозначный образ Золотого Руна и рискованность экспедиции аргонавтов, приплывших к берегам Кавказа, доказывает верность версии о том, что вряд ли хитроумные греки стали бы рисковать только ради материального богатства – золота. Безусловно, как исходная точка истории человечества Кавказ хранил в себе Знание, и ойкумены спорадически совершали попытки завладеть ими. Одним из краеугольных камней в объеме древнего Знания, судя по всему, было Знание Закона Тварности и Мирового Движения, согласно которому все произрастает, движется и дышит в Едином Алгоритме Спирали.

Итак, первознание, заложенное в человеке актом Творения, было цельным и совокупным, обладая которым человек был совершенен в своем сознании. Знание это, судя по всему, было духовным, интуитивным и включало в себя систему образов, символов, знаков. Это позволяло скорее чувствовать, угадывать душой, сердцем знания мировых законов, одним из основных среди которых был закон Единого Движения, или, если сказать по иному, – Закон Спирали, Единого Алгоритма. Можно сказать, что именно это знание легло в основу строительства башен (б1ов) как некоей космогонической модели Вселенной, уходящей спиралью в небо, завершаясь точкой камня-навершия. И, скорее всего, башни эти, судя по совершенству аскезы, строились для духовного совершенствования и являли собой образ и знак, равнозначный самому человеку, его внутренней сущности. Этот период в истории человечества, именуемый доисторическим, можно также назвать кавказским. Кавказский архетип, так или иначе, был и остается ведущим в мировом Движении и Делании. Кавказоид создал наиболее совершенный тип человека – рыцаря, в котором преобладали духовные качества. При этом интересно отметить гармонию человека и ландшафта. Она проявляется во всем, но наиболее зримо проследить это соответствие можно на примере одеяния.

Прежде всего, следует обратить внимание на геральдический пояс, коим рыцарь инициировался, вступая на путь совершенствования и победы над собой. Здесь отчетливо пролегает линия верха-низа, духовного-плотского, земного-небесного. Собственно, пояс был символом мировой цепи гор, смыкающихся Кавказом. Главным элементом этой линии был обоюдоострый кинжал – своеобразная копия Тысячевершинника – Великого Кавказского Хребта, идущего диагональю сверху донизу от моря до моря. В свою очередь Тысячевершенник-Кинжал был своеобразной копией Небесного Млечного Пути, что тоже было отмечено элементом одеяния – газырями, подчеркивающими неразрывную связь человека с Небом. Если добавить к этим сакральным составляющим бешмет, тогу, бурку и башлык, то наглядна архитектоника гор, завершающаяся короной папахи. Таким образом, мы видим соответствие и гармонию человека и среды обитания. Более того, в этом уникальном явлении кроется глубокая философия. Кавказоид-рыцарь выстраивал образ жизни, идентичный Божественным законам мироздания, где мог быть самодержцем над собой, а самодержавием его была собственная личность и свобода. Можно сказать, что кавказская культура и миропонимание зиждется на этом неписаном постулате.

Культ Рыцаря и Дамы, родившись на Кавказе, по-разному интерпретировался в мировой культуре. Например, в Европе рыцарь иллюстрировал и публично проявлял свои чувства, напротив, на Кавказе чувства были крайне сдержаны и вовсе не иллюстрировались. Культ Дамы по-прежнему трепетно сохраняется на Кавказе и сегодня. Достаточно напомнить церемонию свадьбы, где невеста наделена особым статусом, находясь под покровом прозрачной занавеси и молчания. Это магическое неприкосновенное пространство есть своего рода пъедестал, зона особого отношения к ней. И единственный танец с невестой (Дамой) завершался припаданием партнера (Рыцаря) перед ней на колено в знак особого почитания. Впрочем, этот глубоко символический элемент культуры танца вошел в обиход и его можно наблюдать достаточно часто. Присутствие жениха (Рыцаря) на свадьбе исключалось, что таило в себе элемент чистоты взаимоотношений.

То, что культ Женщины и Дамы получил свое завершение в образе Амазонки именно на Кавказе, еще раз подтверждает его первичную принадлежность. Итак, мы видим, что основные мировые мифы (сконцентрированная прапамять) и образы принадлежат Кавказу. Иначе быть и не могло, так как послепотопное время-пространство человека началось именно отсюда. Суммируя все вышесказанное мы можем отследить своеобразную цепочку мировых образов в мировых мифах: Эдем – Ковчег – Башня (Б1овилон) – Прометей (Огонь) – Руно – Рыцарь – Дева.

Не менее интересной предстает Кавказская Живая Этика, к сожалению до сих пор не ставшая предметом пристального исследования. Между тем ее можно назвать неписаной Кавказской Конституцией, на которой крепится уклад жизни. Пожалуй, трудность описания здесь заключается в том, что каноны Кавказской Этики настолько тонко организованы, что неочевидны для незнакомого глаза и органичны для самих кавказцев. Кавказская Этика зиждется на духовном начале человека и направлена на укрепление нравственного начала в человеке. Сознание кавказца работало в стихии времени и, как нам кажется, отсюда проистекает и культ Старшинства, почитающий время в человеке и человека в пространстве времени.
Уникальность Кавказа, прежде всего, состоит в его многомерности и единстве множеств. Это касается ландшафта, климата, флоры, фауны и, конечно, прежде всего – человека, его культуры, внутреннего содержания. Человечество может глядется в Кавказ со всех сторон света и вспоминать, узнавать себя как в зеркале. Колыбель народов, великий тигль, где пестовалось и ваялось полузабытое чувство достоинства человека, твердь земная и духовная, собрание красот и великодушия, многоголосье, слышное на все четыре стороны света, любовь, обнимающая весь мир, мечта, сон, вдохновение всех.

Рефлексии мира сходятся на Кавказе. Равновесие здесь. И если сегодняшняя Европа пишет свою Конституцию с Традиций Кавказа, то это вполне закономерно. Трава бессмертна корнями. Того, кто ушел далеко, влекут родные пороги. Человечество сегодня стоит перед необходимостью оглянуться. Вспомнить. Самозабвение слишком очевидно.
Кавказ, безусловно, явление мировое, надмировое, сакральное. Сложенный из десятков наречий, языков, культур, озарений и чувствований, наивный, как ребенок и мудрый, как старец, высокий до головокружения и укромный, как горная долина, неизменно жизнерадостный и стойкий в ненастье, плененный красотой свободы, свидетель Великих событий и Времени, утекающего и вытекающего из Вечности…
Если долго смотреться в одну точку, человека может посетить озарение. Если хватит терпения и воли. Если хватит воли и терпения, миру надо внимательно всмотреться в Кавказ и вспомнить себя, свою Колыбель. Если, конечно, стали не слишком взрослыми. Если не слишком далеко зашли и не окончательно заблудились.
Кавказский Круг, взошедший к Мировой Спирали, вобрав в себя земные и небесные токи, продолжает писать свою молчаливую Историю. Она принадлежит всем. То, что написано, принадлежит тем, кто написал. Время терпеливо. Да и зачем спешить в Вечность…

Вайнах, №6, 2014.

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх