Сулим Магамадов

Сулим МагамадовСредь нежных трав 

своих кавказских прерий
Лежу я, в небо устремляя взор…
О синь без края, отвори мне двери!
Пусти меня в заоблачный простор…
Бескрайнее, далекое пространство!
Что за тобой?! Яви мне Разум свой…
Быть может, в чудном
мире постоянства
Ты наблюдаешь за моей мечтой…
Быть может, шар земной
приблизив к глазу,
Ты различишь в траве мой силуэт…
И умиленный красотой Кавказа,
Промолвишь тихо:
«Здравствуй, мой поэт…»
Потом мы, взявшись за руки, как дети,
С тобою улетим на Млечный Путь…
К тем дальним звездам,
что Землей воспеты!
Мне б только…
Вдохновенья чуть глотнуть…

***

Сегодня мелкий дождь
с утра резвился,
Стуча по крышам дробью без конца…
Я видел: ежик кубарем катился
По закромам небесного дворца…
Дырявя тучи, ежик кувыркался,
На радость солнцу,
вышедшему вслед…
Потом куда-то второпях умчался,
Оставив в небе лучезарный след.
Пятый десяток…
Отсвистели, отвыли ветра…
Чувств неистовство бурей не кружит…
Там, где волны вздымались вчера,
Возраст чувства насильно утюжит…
Я храню золотые года
В сундуках, под замками с паролем…
Но как хочется мне иногда
Отпустить свои страсти на волю…

Ты жемчужная нить…

Нас растили любя,
наши матери ночи не спали.
Наши крики и плач
отзывались в них чувством вины…
Мы учились ходить,
их сердца с нами рядом шагали,
Чтобы раньше упасть,
чтобы вдруг не поранились мы…
Этот ласковый взгляд,
провожавший детей у порога…
Сколько нежности в нем,
материнской тревоги, любви.
Тихий шепот молитв:
«О Аллах, сохрани их в дороге…»
И вдогонку слова:
«Ты меня, если что, позови…
Моя милая мать,
сколько горестей ты испытала!
Ты вставала с зарей:
прополоть, подоить, постирать.
Приготовив еду,
ты на завтрак детей созывала.
А потом, все бегом,
все бегом – на работу опять.
Моя нежная мать.
Никого нет роднее на свете!
Ты жемчужная нить,
мы нанизаны все на тебя.
Ты волшебная нить,
за которую держатся дети –
Разорвешься… и мы
разойдемся уже навсегда…

***

В ледяные, жемчужные шубы
Нарядила деревья зима.
Белым снегом покрытые срубы
Чуть дымятся вдали, у холма…

Лес, вчера еще шумный и пышный,
Где звенела весенняя трель,
Задремал. А вокруг еле слышно
Колыбельную тянет метель…

Свежий воздух щекочет мне ноздри.
Взгляд уносит в небесную синь.
Потрясу небосвод я… И звезды,
Упадут на верхушки осин…

***

Глаза в глаза и сердце к сердцу.
Наш переводчик – тишина.
Мы оба открывали дверцу –
В край, где безмолвствует весна…

Но подо льдом немых сомнений
Искусно бубен кто-то тряс.
Там чувства страстно и без лени
Пускались в свой весенний пляс.

***

На улице не холодно, не жарко.
Сады цветут, волнуя красотой.
Гуляя по аллеям лесопарка,
Я зелень всю зову на водопой…

Глоток дождя – и вот земля готова!
Давайте корни – листья заждались…
Пусть соки потекут по венам снова,
Чтобы глаза у путника зажглись!

Чтоб поклонившись
сказочной природе,
Он райскими садами их назвал…
Чтобы, душой почувствовав свободу,
Он имя Бога тихо прошептал…

Лист пожелтевший

За серыми тучами солнца не видно.
Туманом окутаны крыши домов.
Деревьям, доселе зеленым, обидно –
Что ветер осенний раздеть их готов.
Лишь изредка солнце
лучами заблещет,
Листок пожелтевший
воспрянет душой,
Потянется к жизни…
Но жизнь не утешит…
Теперь он и солнцу, и жизни чужой…
И, падая, тихо он в танце закружит.
Чего ж горевать, он безгрешен и чист.
Со всеми он был и приветлив,
и дружен,
Отживший свой век,
позолоченный лист…

Как мы с дедом пили чай…

Мне вчера приснился рай:
Миг из детства – дом саманный…
Как мы с дедом пили чай
На кровати деревянной…
Метра три в длину кровать.
На стене ковер-картина…
Мы садимся чаевать
На пушистую овчину…
Собрана постель в углу,
Простыней покрыта белой –
Бабушка рукой умелой
Заправляла на бегу…
Стелет скатерть – чай вскипел.
Чашки, ложки зашумели.
По-турецки дед присел.
Я же – рядом, у постели…
За окном уже апрель.
Кот наш где-то на прогулке.
А не то б сидел, мяукал,
Песню жалобную пел…
Бабушка – таких уж нет!
На ногах уже с рассвета!
Печь дровами разогрета,
Пахнет вкусно от котлет…
Наливает в третий раз
Деду чай, индийский, черный.
Стратегический запас –
Чай, действительно, отборный!
Улыбаясь, шутит дед.
Сразу видно – настроенье…
Тут и мед, и горсть конфет,
И вишневое варенье.
Сахар ловко колет он
На своей ладони ложкой,
А потом в мою ладонь
Насыпает эти крошки…
Дед любил меня всегда!
Был и я к нему привязан…
За счастливые года,
Знаю, деду я обязан…
Вспоминая рук тепло,
Райским мигом упиваюсь…
Через детское кино –
Снова в детство окунаюсь…

Мне просто грустно…

Поджав хвосты, забились
в угол чувства…
Скулят и ноют, словно псы, дрожа…
И от чего-то так безмерно грустно…
И рана в сердце – словно от ножа…
Мне просто грустно.
Навалилось что-то.
Нет ноши тяжелей, чем пустота…
Пытаюсь выйти – не дает болото…
Все тянет вниз куда-то «не туда»…

***

Быть злым на Зло не каждому дано.
Лишь избранные, заживо сгорая,
Неистово ведут борьбу за то,
Чтоб победить неистовое Зло!
Уж много легче в стороне от жизни
Смирнехонько свой хлебушек жевать
И, не стыдясь душевной дешевизны,
Судьбы ударам щеки подставлять…

Букет Маме

Сгребу ладонью с неба звезды,
Из радуги сверну кулечек –
В него сверкающие гроздья
Переложу. И адресочек
Я выжгу солнцем во вселенной…
Чтоб видели, – какой отменный
Букет с душевными стихами
Я приготовил нынче Маме!

***

Наша жизнь – колесо обозрения!
Сел ребенком, а слез стариком…
Поднимаясь в кабинах забвения,
Мы от жизни лишь малость берем…
Суета суетою съедается.
Годы мчатся, вращается круг.
Вот кабины уже опускаются –
Как в нутро холодящий испуг…
Разум ищет себе оправдания, –
Как же так, я совсем ведь не жил?..
Жаждем жить мы,
а жизнь – ожидание…
Посмотрел – и другим уступил…

Годы

Яростный ветер от злости стенает.
Морось змеится, стекаясь в ручьи.
Холод нещадно шипами пронзает –
Осень к зиме подбирает ключи…

Зимняя стужа. Снежинки искрятся.
Блеск гололедицы в лунную ночь…
Избы под снегом,
лишь трубы дымятся,
Ладаном гонят печаль свою прочь.

В марте, в снегу
черемшинка пробьется…
Пятнами зелень – апрель на дворе.
Майское солнце дождем обернется –
Лысина вновь зарастет на горе.

Знойное лето. Босые детишки
Дико визжат, обливаясь водой.
Колос за пазухой прячет излишки,
Ждет не дождется страды полевой…

Снова весна оживляет природу.
Осень… Зима… Да и все б ничего,
Если бы в той круговерти погоды
Годы не старили наше чело…

6 ноября в Зимнем саду Национальной библиотеки Чеченской Республики прошел юбилейный вечер, посвященный 50-летию чеченского поэта Сулима Магамадова. Это событие совпало с выходом в свет его книги «Ушедший день, я не тоскую по тебе».
С.Х. Магамадов родился в чеченском селении Майртуп 4 апреля 1968 года. Окончил Ставропольский политехнический институт (1993) и Махачкалинский институт финансов и права (2004). Любовь к литературе возникла еще в школьные годы, тогда же было написано первое стихотворение, посвященное матери. Магамадов является автором трех поэтических сборников: «В ожидании наитий» (2004), «В лабиринтах души» (2006) и вышеупомянутого «Ушедший день»…

О синь, без края

Вайнах №4 печатная версия, №12 электронная версия

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх