Шамсуддин Макалов. Соседи. Рассказ.

Изображение 018Это было давно. О распаде СССР никто не думал, не гадал. Власть Политбюро была еще сильна. Хотя нас и покачивали винные градусы, но мы упорно шли к коммунизму. «Без работы – ни дня, без работы – ни мгновения, ни покоя, ни сна ни уму, ни душе», – так слагали стихи в ту пору советские поэты. 
Я в те годы наконец получил долгожданную квартиру в новом микрорайоне и едва был знаком с соседями.
Моим соседом по этажу оказался Буни, помощник оператора химического завода. В один чудный весенний вечер он пригласил меня и соседа с верхнего этажа в гости, предварительно отправив семью в село. Как он сам выразился, «чтоб была свобода через край». Соседа с верхнего этажа звали Дени.
Буни обмывал машину. Точнее, не машину еще, а только выигрышный лотерейный билет на «Жигули», что лежал тут же на газете вместе с официальной таблицей. Не пылесос какой-нибудь, не холодильник, а самые настоящие «Жигули» за пять тысяч рублей!
– Слава Аллаху! Его милость не знает границ. Повезло мне, – наполняя рюмки, возбужденно говорил Буни. Нервозность, вызванная радостью, у него пока не прошла, хоть узнал он про выигрыш еще вчера в обед, когда купил в киоске газету.
– Два месяца носил «Жигули» в кармане и как пить дать мог бы запросто кинуть в мусорный ящик, валлахи-биллахи. Аж сердце замирает, не хотел его покупать. Инженер, мой начальник смены, навязал. Вот же проклятая жадность! Не хотел же поначалу брать, хоть и мелочь тридцать копеек, не хотел отдавать за эту бумажку.
– Мелочь мелочью, а зато легковушка, – сказал Дени.

Не знаю, завидовал он ему или нет. Лично я никогда и никому не завидовал. Такой уж я человек. Есть – хорошо, нет – ну и ладно. Помню, будучи студентом, на пятьдесят копеек мог жить, на хлебе да на кашах или на чае с бутербродами.
Выпили еще по рюмке, а потом еще. По лицу Буни разлился густой румянец, он говорил и говорил.
Однако через полчаса, когда вторая бутылка была почти выпита, у Буни растаяло все настроение. От последней рюмки он как-то обмяк, согнулся под столом, голова вдруг потяжелела. Я задумчиво смотрел в окно. Дени курил. Разговор не клеился. Оно и понятно, друзьями мы не были, только соседями.
– Вы в судьбу верите? – вдруг неожиданно спросил Буни.
– Я верю, но она довольно шаловлива, – улыбнулся Дени.

– Она не для всех справедлива, – сказал я, – к одному передом встанет, а другому и спину покажет.
– А ко мне всю жизнь была боком, но я не унываю, – опять улыбнулся Дени. – Эх! Сколько помню, за счастьем, как кот за мышью, гонялся, а оно подразнит, подразнит и с носом оставит.
– Но у меня все наполовину, – стукнул по столу кулаком Буни.
Дени усмехнулся и, показав головой на лотерейный билет, сказал:
– Что, «Волгу» хотел хапнуть?
Буни равнодушно махнул рукой.
– Я не про то. Ты вот лучше скажи: ты хоть раз в жизни имел то, чего очень хотелось?
– На нашу зарплату? – спросил я.
– Мы живем не в Америке, – ответил Дени. – И черт его знает, какого цвета счастье это. У меня от этих дум голова никогда не болела. Живу, кажется, неплохо – живу, как живется. За чужие спины не прячусь, другим под ноги палки не кидаю, злость не держу ни на кого. За богатством не гоняюсь. Чего быть, того не миновать.
– А радость была? – спросил я.
– А вот радость была! – весело воскликнул Дени. – Дело было в Казахстане. Рассказать кому – не поверят…
– У человека горе, а тебе, никудышный ты человек, – пробубнил хмельной Буни, перебив Дени.
– Буни, ты послушай. Все из-за одной девушки, которая почти стала моей женой. Азман ее зовут. Жили мы тогда на одной улице. Азман была моя первая и последняя любовь. Была она не очень-то смазлива, но я все равно ее очень любил. Все говорили, что я на деньги ее отца позарился. А отец ее был на хорошей должности, хлеб-соль водил с нужными людьми. Жил по тем временам припеваючи. Даже собственную «Победу» имел. Многие ему завидовали. Приданое единственной дочке приготовил такое, что диву давались. А между тем, по мне многие девушки вздыхали: «Какой парень ладный, а берет некрасивую и нескладную Азман с большими деньгами». Встречались мы с Азман часто. Азман слушала меня, а глаза печальные-печальные. Не верила она в искренность моей любви. Больно было смотреть, когда твоя любимая изнутри гибнет.

Я ценил в ней чистоту, нежность, скромность. Однажды я ей сказал о том, что уверен, что она считает себя некрасивой, а на самом-то деле она очень красива. Нужно только вглядеться в себя, а еще лучше – в глаза человека, который тебя любит.
– Такого нет, – сдавленно сказала она.
– А я? Ты не веришь мне? Ты не видишь, как я по тебе сохну? Мне не нужна расписная красота. Я ищу поскромнее да подушевнее.
От моих слов она только вздыхала. Не мне, мол, эти слова, а отцовскому кошельку. Отец и мать ее думали то же самое. Одним словом, не получалось взаимного притяжения. Однажды летом, в самую жару, у них все сгорело. Кто-то из-за зависти поджег. Есть просто завистники, есть и злодеи, никогда не знаешь, чего от людей ожидать.
– Не ты ли случайно? – улыбнулся я.
– Что ты? Как можно, сосед? Я же вам говорил, что никогда не завидовал богатым. Слушайте дальше. Сгорел большой дом и даже сундук Азман. Я был тогда в Чимкенте. Вернулся домой, собрал своих друзей, наточили топоры и пошли к отцу Азман. Работал с друзьями почти три месяца. До холодов перешла семья в новый дом, который был не хуже сгоревшего. После этого я заслал сватов. Свадьбу сыграли. Теща мне тогда сказала: «Мы думали, что ты нашу дочь за деньги берешь, а ты вот какой». А Азман стала разом счастливая. Она стала и хорошей женой, и крепким другом. Родила мне трех сыновей. Она и сейчас кажется молодухой.
– Сберег, значит, не разлюбил? – лукаво прищурился я.

– Видно, порода такая, – улыбнулся Дени. – Да, я редко выхожу из себя.
– Я тоже не люблю богатство, – сказал вдруг Буни. – Видите, как я живу. А теперь вот этот билет. На что он мне? Куда я машину поставлю? У меня даже гаража нет. Что ни говори, Дени, ты счастливый. У тебя три сына, а у меня девочки. Я же говорил, что у меня все наполовину.
– А ты посади жену, дочерей в новую машину, съезди на море! На курорт. А чего? Будь лиричней, Буни, – сказал я.
У Буни дергается бровь, он потирает лоб.
– Что ты говоришь? У мены нет прав, и я не умею водить машину. И билет этот к черту!
– Значит, не нужен он тебе, – покосился на него Дени. – Ну, коли так, я его… – Дени неожиданно сгреб со стола билет, скомкал его и сунул в рот. Раз-другой стиснул зубами и проглотил. Взял со стола огурец.
– Хоть и «Жигули», все ровно невкусно, закусывать надо.
– А-а-а-а! Что ты сделал?! Моя машина! Гад! – Ругань с матом обрушились на Дени.
И вслед за этим дикая сила бросила Буни вперед на соседа, пальцы схватили что-то со стола – кухонный нож. Я едва удержал в руках его жилистую руку. Дени испугался так, что отскочил к двери.
– Что ты, Буни? Разве так можно? – упрекнул я. – Ножом своего соседа!
– Гы, гы… – трясся Буни.

– Буни, как тебе не стыдно, – сказал Дени, – из-за какой-то машины хочешь меня ножом зарезать… я же твой сосед!
– Твари!
– На! Вот оно, твое бумажное счастье! Это я свой билет съел. Я испытывал тебя. Не хлопай глазами… твой… твой билет. Теперь я знаю, какой у меня сосед.
Нож свалился на пол. Бледный, с выпученными глазами, Буни вырвал из рук Дени билет, схватил газету и начал сверять номер.
– Вон! – дрожащим голосом крикнул он через некоторое время.
– Буни, это не по-соседски, – сказал я.
– Уходите. Или я… – кричал Буни.
Через неделю Буни получил машину, но ему не повезло. Родственник, который находился за рулем, сделал аварию и сбил пешехода. А сам Буни очутился в больнице. Мы с Дени навестили его, было видно, что ему неудобно за свой поступок.
– Это водка виновата. Больше пить не буду.
Затем он обратился к Дени.
– Ты прости меня. Если бы в этот день ты действительно съел этот проклятый билет, я сейчас не лежал бы в больнице.
– Зато я лежал бы в могиле, – улыбнулся Дени.
После выздоровления Буни отремонтировал свою машину, а Дени научил его водить. В погожие дни мы часто втроем выезжаем на природу, став добрыми соседями.

Вайнах, №9, 2013.

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх