Саид-Альви Лулуев. Незаживающая рана вайнахов.

23 февраля 1944 года чеченцы были депортированы со своей исторической родины в бескрайние степи Казахстана и горы Киргизии. С того времени нас отделяет целая жизнь в 70 лет. В местах ссылки депортированные чеченцы, пройдя немыслимые страдания и стресс адаптации к суровым и непривычным условиям изгнания, провели тяжелых 13 лет. Достоянием гласности стало, что 17 октября 1943 года было секретное Постановление Совнаркома СССР о депортации чеченцев, ингушей, калмыков и карачаевцев. И только 7 марта 1944 года появляется Указ Президиума Верховного Совета СССР «О ликвидации ЧИАССР и об административном устройстве ее территории». А 25 июня 1946 года Президиум Верховного Совета РСФСР принял Закон «Об упразднении Чечено-Ингушской АССР и преобразовании Крымской АССР в Крымскую область». Таким образом, власти страны узаконили преступную акцию в национальной политике.

В январе 1944 года в маленькую республику, населенную большей частью чеченцами и ингушами, которую на политической карте СССР не сразу то и найдешь, были стянуты отборные войска НКВД и работников НКГБ и СМЕРШ численностью 120 и 20 тысяч человек соответственно. Эта значительная военная сила, которая так нужна была фронту, имела целью выполнение преступной акции, не имевшей аналогов в истории мировой цивилизации – депортацию чеченцев и ингушей. Официально последние были обвинены в бандитизме, сотрудничестве с гитлеровцами, дезертирстве из Красной Армии, в измене Родине и так далее. Этим огульным обвинением, не имевшим никакой необходимости и человеческих объяснений, Сталин и его клика подготовили и создали почву в стране для чеченофобии. Об этом свидетельствует и опубликованное 26 июня 1946 г. в газете «Правда» заявление секретаря Верховного Совета РСФСР Бахмурова, в котором говорилось следующее: «Во время Великой Отечественной войны многие чеченцы и крымские татары при подстрекательстве немецких агентов вступали в добровольные отряды, организованные немцами, и вместе с немецкой армией сражались против Красной Армии. По приказу немцев они создавали диверсионные банды, чтобы сражаться с Советами в тылу. Основная масса чеченцев и ингушей не оказала сопротивления этим изменникам. В связи с этим чеченцы и крымские татары были переселены в другие регионы Советского Союза и обеспечены материально». Весь этот «пассаж» чиновника от власти представляет собой ничто иное, как ложь и клевету в отношении целых народов, фальсификацию фактов и попытку оправдать решение кремлевской верхушки, признанное позже ошибочным. О том, что это решение неадекватно, не соответствует объективной необходимости военной обстановки и тактическим соображениям, говорят следующие факты.

К началу войны около 10 тысяч чеченцев и ингушей находились в рядах Красной Армии. С началом войны еще около 10 тысяч человек было призвано в армию и 30 тысяч человек добровольно ушло на фронт. Это составляет почти 10 процентов от тогдашней численности этнических вайнахов, основной массы боеспособного населения республики. На территории ЧИАССР боевые действия не проходили, территория оккупирована не была. Когда фашистские полчища прибыли к окраинам города Малгобека, на рытье оборонных рвов и окопов было мобилизовано в трудовую армию еще 18 тысяч человек. Ранее рабочие и крестьяне перечислили в фонд обороны 5 млн. руб., а на выпуск бронепоезда им. А. Шерипова собрали 12,5 млн. руб, отправили на фронт 400 вагонов с продовольствием.

А на фронтах ВОВ вайнахи показывали образцы мужества и героизма. О них ходили легенды, восторженно писали в советской прессе и фронтовых изданиях. Героические поступки чеченцев ставились в пример советским воинам. Ими восхищались, их воспевали в стихах и песнях поэты и певцы страны. Несмотря на всевозможные препятствия из-за пятой графы в паспорте, вайнахи представлялись к самым высоким боевым наградам. Знал ли об этих фактических обстоятельствах глава государства и «вождь народов» Иосиф Джугашвили? Безусловно, знал. Сталин был порождением идеологии слияния наций под началом власти данной идеологии. Эта власть была узурпирована вчерашними зеками и холопами бывшей крепостной России. Хоть крепостное право было отменено в 1861 г., души чиновников и самих крепостных не были освобождены от рабской психологии. Наоборот, внесено было атеистическое сознание, создающее основу безответственности за совершение проступков, несовместимых с богобоязненной нравственностью и моралью благочестивого общества. Доносы на соседей, родителей и соратников поощрялись и использовались вопреки интересам демократического строительства. А это порождало в обществе страх, репрессивные меры и противостояние власти и народа. Сталин блестяще владел оперативной обстановкой на местах, знал, что вайнахи – антипод рабских общественных отношений, знал о несовместимости их ментальности с существовавшим укладом жизни. Фанатическая преданность чеченцев идее свободы, выражаемая даже в приветственных словах «Марша вог1ийла!» (Приходи свободным!) так сильна, что не укладывается в рамки обычных классических понятий. Свободолюбие и богобоязненность чеченцев не признавали идею и политику государственной машины, созданной безбожниками, не терпящей инакомыслия и проявления непокорности. Это проявлялось и в местах выселения чеченцев. Читателям, наверное, известны знаменитые слова А.И.Солженицына по этому поводу. Описывая тяжесть жизни в условиях депортации и жестокости «серпа и молота» советской власти, рисуя черты переселенных народов, их вкусы и склонности, он писал: «Но была нация, которая не поддалась психологии покорности, – не одиночки, не бунтари, а вся нация целиком. Это – чечены». («Архипелаг Гулаг»).
И. Сталин был блестящим стратегом политики тоталитарного режима. Обладая неограниченной властью и жестоким нравом, он подавлял инакомыслие, держал в страхе как окружение, так и приспешников на местах. Владея оперативной информацией на местах, он искусно манипулировал ею при осуществлении тоталитарной политики. Пропагандируя слияние наций, он пытался превратить народы в безликие массы, представляющие Советы. Этот народ назывался советским. Сталину доносилось все и в таком виде, в каком ему нравилось. Об этом свидетельствует и статья А. Витковского «Чечевица», напечатанная перед выселением. Он знал, что среди чеченцев меньше всего смешанных браков и их национальное сознание не приемлет быть приложением чего-либо… Последнее обусловлено нравственно-религиозными и другими личностными качествами, воспитанием в духе традиций военной демократии в чеченском обществе на протяжении тысячелетий. Эти качества не вписывались в рамки государственной политики сталинского режима. Они послужили главным фактором и основной причиной депортации чеченцев, задуманной задолго до начала войны. Впоследствии вайнахи одной из причин депортации называли безволие и слабость руководителей республики, не проявивших заботу о своем народе и ненадлежащее отстаивание его законных прав и интересов. Да, такой факт имел место быть. Но он явился лишь признаком малодушия конкретных лиц, а не причиной выселения целого народа. Не были причиной и вменяемые ему вину деяния. Они вменялись, чтобы оправдать, узаконить геноцид и создать негативное общественное мнение.

К декабрю 1941 г. 60 миллионов советского населения из 150 уже были против власти Сталина, которая уничтожила до начала войны лучших сынов и дочерей страны. Сталин издал приказ № 0019 от 16.07.41 г.: «На всех фронтах имеются многочисленные элементы, которые даже бегут навстречу противнику и при первом соприкосновении с ним бросают оружие». В Белостокском котле в июле 1941 г. из 340 тыс. советских пленных было 20 тыс. перебежчиков. Из двухмиллионной армии, сдавшейся с ее командиром генералом А. Власовым, около 200 тыс. бойцов составляли РОА – Русскую освободительную армию. 22 августа 1941 г. командир 436-го стрелкового полка майор Кононов открыто объявил своему полку, что переходит к немцам, и по его приглашению весь полк пошел с ним. Таких фактов было множество, создавались заградительные отряды. В октябре 1941 г. Сталин телеграфно предлагал премьер-министру Англии высадить на советской территории 25-30 английских дивизий. На территории ЧИАССР официальными властями принимались всевозможные провокационные акции и репрессивные меры, вызывающие недовольство властью. В 1942 г. во все военкоматы и подразделения действующей Красной Армии было направлено распоряжение под грифом «Совершенно секретное», в котором была директива: чеченцев и ингушей в армию не призывать, к наградам не представлять, звания не присваивать. А с марта 1943 г. их вообще стали снимать с фронтов: шла подготовка запланированной депортации «врагов народа». «Украинцы избежали этой участи потому, что их слишком много и некуда их выслать», – отмечал в своем докладе А.С. Хрущев 20 съезду КПСС «О культе личности и его последствиях» в 1956 г.

Ранним утром 23 февраля 1944 г. началась операция по выселению чеченцев и ингушей. Кстати, выселения других народностей также осуществлялись в праздничные дни – 8 марта, 1 мая, 7 ноября, – которые для депортированных становились отныне траурными. Из домов во всех населенных пунктах выгонялись беззащитные старики, дети, женщины. Молодые, трудоспособные находились на фронтах. Оглашали приказ ГКО: за проявление недовольства, попытку к бегству – расстрел. Тех, кто болен, бессилен идти, в труднодоступных местах горных районов расстреливали на местах. Так, в Галанчожском районе из близлежащих хуторов в селении Хайбах было загнано в конюшню и сожжено 770 жителей. За эти злодеяния вместо наказания виновники были щедро поощрены высокими государственными наградами.

О характере самого страшного и кровожадного тирана, вождя коммунистической партии большевиков Сталина убедительно и точно говорится в некрологе на его смерть, написанном знатоком технологии власти Советов, Абдурахманом Авторхановым и опубликованном в журнале «Свободный Кавказ» № 3/18 март, 1953 г: «Сталин, наконец, умер. Перестало биться волчье сердце и работать дьявольский ум. Ушел человек, в котором не было ничего человеческого – ни души, ни любви, ни жалости. Холодная жесткость профессионального начала, и звериный инстинкт самосохранения роднили его больше со звериным племенем, чем с родом человеческим. Ушел человек, который обессмертил свое имя миллионами смертей самых человечных из людей в чекистских подвалах, сибирской тайге, колымских рудниках, среднеазиатских песках и кавказских горах. Ушел человек, который создал, укрепил и расширил беспрецедентную систему государственного рабства и черного мракобесия. Ушел человек, который вырастил по своему образу и подобию целый легион народных палачей, жадно ухватившихся за осиротелый трон. Ушел человек, который на протяжении 30 лет безнаказанно плавал в море крови наших отцов и братьев, в реках слез наших матерей и сестер. Ушел самый проклятый из всех проклятых людей, которые когда-либо шагали по этой земле…»
По мнению известного историка, экономиста и политического деятеля Р. Хасбулатова в момент выселения численность чеченцев должна была составлять 800 тыс. человек, из которых 50 тыс. находилось на фронтах. Разница с официально выселенным числом вайнахов, по его мнению, объясняется причиной карательных и репрессивных мер, сокративших число чеченцев. В результате тех же мер, более половины вымерло в холодных степях и непривычных, холодных климатических условиях Казахстана и Киргизии. 13 лет в насильственном изгнании – это акт вопиющего произвола и беззакония, демонстрирующий неблагодарность власти и ее чиновников к народу, чьи сыновья вносили огромный вклад в общее дело уничтожения коричневой чумы. Заслуги чеченцев на фронтах ВОВ умышленно скрывались. Умалчивалось и о героических подвигах чеченцев, принимавших участие в обороне Брестской крепости (около 400 человек), под Сталинградом, в обороне Ленинграда, в освобождении Украины, Польши, Чехословакии, взятии Берлина и т.д.

13 лет чеченцы тоскливо и с болью в душе смотрели на запад и мечтали о встрече с родными горами, не теряя надежды увидеть их. Однажды автор этих строк сам слышал, как мать с надеждой спрашивала у родственника: «Вай ц1а маца дохуьйтур ду те?» (Когда же нас отпустят домой?). Не понимая сути, я спрашивал: «А разве мы не дома?» – «Нет, сынок, мы не дома. Наша родина на Кавказе, там и наш дом». В силу малолетства, я не знал, что такое Кавказ, и спросил, что это за слово. «Мы находимся в Средней Азии, а Кавказ – это далекий край, с которым не сравнить ни одно место Земли. Нас насильно пригнали сюда, но, придет время, и мы возвратимся в свой родной райский край», – пояснила мать. Вскоре это, действительно, произошло. Под давлением мировой демократической общественности, обращений интеллигенции вайнахской национальности, власти решили, «что дальнейшее применение ограничений спецпоселения чеченцев и ингушей не вызывает необходимости» и освободили их из-под административного надзора, разрешили вернуться на Родину.

Прибыв на Родину, вайнахи опять столкнулись со многими трудностями. После возвращения из Киргизии нашей семье пришлось три месяца находиться в походном положении, не имея возможности заселиться в свой же дом. В нем жила лакская семья, у которой отцу пришлось выкупать его. В подобной ситуации оказывались и другие семьи. Однако половинчатые меры властей, их непоследовательность, не могли иметь эффективного результата или снять с народа ярлык бандитов, врагов народа, дезертиров и предателей, получать подлежащие компенсации. Ни Хрущев, ни другие руководители государства не были заинтересованы в полной и действенной реабилитации чеченцев и восстановлении попранной справедливости. «В сознании не только марксиста-ленинца, но всякого здравомыслящего человека не укладывается такое положение, как можно возлагать ответственность за враждебные действиях отдельных лиц или групп на целые народы, включая женщин, детей, стариков, коммунистов и комсомольцев, и подвергать их массовым репрессиям, лишениям и страданиям…», – говорится в указанном выше докладе Н. Хрущева. Однако он не проявил надлежащей принципиальной последовательности, необходимой в восстановлении полной и объективной справедливости. Чего стоит социальный заказ такого типа: «В то время, когда вся Советская власть, весь советский народ встал на защиту Родины и делал все возможное для победы над фашистской Германией, чечено-ингушский народ стоял в стороне и наблюдал за разгромом фашизма…». Исполнителем этого заказа был автор романа «Буйный Терек», писатель Х. Мугуев. Недостойному для кавказца циничному пасквилю достойный ответ дал в свое время славный сын чеченского народа Халид Ошаев. Однако злопыхатели продолжают пускать свои ядовитые стрелы в израненные, оскорбленные души чеченцев и ингушей и по сей день. Например, книга И. Пыхалова «За что Сталин выслал народы?», в которой автор делает лживые и шовинистические выпады в адрес чеченцев и других депортированных народов. Такие выпады возбуждают в обществе нездоровые отношения между народами, травмируют память и сознание людей, переживших трагедию, порождают негативные домыслы. Помню, в бытность мою курсантом школы милиции в г. Свердловске на вопрос, правда ли, что чеченцы дезертировали из рядов Красной Армии, переходили на сторону немцев и становились предателями, за что их пришлось выселить, преподаватель политподготовки подполковник милиции Ильин ответил: «Да, были такие факты!» Его необдуманный и основанный на слухах и домыслах, посеянных пыхаловыми, мугуевыми и т.д., ответ порождал ложный взгляд на события и веру в виновность чеченского народа и его наказание «за дело». Как сын депортированного, я не имел силы промолчать и потребовал объяснения. Не найдя таковых, Ильину пришлось извиниться. Однако в моей душе происшедшее оставило неприятный осадок. Есть память сердца и память ума.

Антиконституционное и бесчеловечное деяние тоталитарной системы и сталинско-бериевского режима, страшное и трагическое событие, коснувшееся каждой семьи, засело в умах и сердцах всех, кто пережил его. Память об этом передается от поколения к поколению. По этому факту никогда не будет этнической амнезии. Его тяжесть и негативные последствия требуют этого. Еще одним свидетельством тому – вышедшая недавно книга Мужухоевой (Орстхо Р.) «Дети униженного детства». В ней автор делится своими воспоминаниями о выселении своей семьи, о своей трудной судьбе на чужбине. Книга написана таким живым и понятным языком, что, читая ее, рисуется ясная картина объективных мыслей автора, ее ностальгии по старому, доброму и гостеприимному Грозному, разрушенному в ходе двух последних военных кампаний. Первым шагом автора в жизни была ссылка и униженное детство, которое она провела в Казахстане. Маленькие истории ее жизни схожи с историей жизни народа. Читая их, кажется, что она, то мать, то сестра, то ровесница, то учительница, дающая знания и помогающая делать правильные шаги, показывающая, что такое хорошо, а что такое плохо. В любом случае Р. Орстхо – достойная дочь своего народа, оставившая большой педагогический и литературный след в истории чеченского народа. Именно такие люди воспитывают в человеке патриотические чувства и стремление к честной, полезной обществу жизни. Да будет ею доволен Аллах! Пусть никогда наш народ не постигнет подобная трагедия. Правовая абсурдность официально выдвинутых причин депортации чеченцев объективно доказана. 26 апреля 1991 года вместе с другими народами чеченцы получили свою реабилитацию в соответствии с Законом «О реабилитации репрессированных народов СССР».

Вайнах, №2, 2014.

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх