Римские каникулы Аси Умаровой.

111Ася Умарова – молодой прозаик и художник; публиковалась в таких известных всероссийских изданиях, как «Дружба народов», «Звезда» и «Юность», в американском журнале «Флорида», в чеченских журналах «Нана» и «Вайнах». Участница Совещаний молодых писателей Северного Кавказа (2012, 2013 гг.), а также Форума молодых писателей России, стран СНГ и дальнего зарубежья в 2012 году в подмосковных Липках, по итогом которого стала стипендиатом Министерства культуры РФ. Художественные работы Аси известны, как в России, так и далеко за ее пределами. Перечисленные вехи из жизни молодой Аси Умаровой, а они, уверяю вас, не все, являются причиной нашей с ней беседы. Поводом же послужило то, что у Аси недавно прошла персональная выставка в Италии, в связи с чем она была приглашена в эту страну. Вот мы и решили поговорить чуть-чуть обо всем.

– Ася, давай для начала вкратце расскажем нашим читателям, кто такая Ася Умарова? Когда и где родилась, как училась в школе? В какой вуз поступила и окончила?

– Я родилась третьего ноября в тысяча девятьсот восемьдесят пятом году в Городовиковске – это в Калмыкии, в семье школьной учительницы русского языка и литературы и спортсмена по вольной и классической борьбе. В тысяча девятьсот девяносто третьем году мы переехали в Чеченскую Республику в село Пролетарское, где я и окончила школу на золотую медаль. Посещала рисовальный кружок при школе «ИЗОтурист» Хавы Махмудовой, которая первой заметила мои способности, тогда мои рисунки стали принимать участие в республиканских, всероссийских и международных выставках в Америке, Польше, Германии, Бельгии и других странах. Мои иллюстрации успели опубликоваться в детском журнале «Стела1ад» и в четырех книгах, изданных в Москве и Санкт-Петербурге. Была солисткой хора Дома детского творчества при ДК «Оргтехника» под руководством бывшей солистки вокала гос. ансамбля «Вайнах» Хазу Махмудовой и актрисой в молодежной театральной студии «Жималла», режиссером которой была Тамара Гузуева, жена известного чеченского режиссера Хусейна Гузуева. Но все вдруг изменилось, когда я готовилась к последнему госэкзамену в одиннадцатом классе, внезапно умер папа… инфаркт миокарда.
Я никогда в жизни не думала, что поступлю и буду учиться на журналиста. Мама посоветовала, и я не стала перечить. Хотя параллельно я целый год посещала ДДТ города Грозного, где занималась игрой на гитаре у заслуженного артиста Чеченской Республики Вахи Сааева, но ему больше нравилось, как я пела, и мы часто тогда выступали на республиканских концертах. Я успела полгода поработать солисткой вокала ансамбля песни и танца «Нохчо» и столько же солисткой вокала в ансамбле песни и танца «Заманхо». Даже поступила в Чеченский государственный педагогический институт на музыкальное отделение, но после пяти месяцев учебы сама ушла. В конце две тысячи пятого года я решила для себя, что в этом направлении нужно поставить точку. После окончания университета я выиграла конкурс на годичный грант обучения в Кавказском Институте СМИ в Ереване, где оттачивала журналистское мастерство у французского корреспондента радио «Франс Интернасиональ» и редактора парижского журнала «Новелли де Армени», Лорранс Риттер. Также я окончила годичный курс при Кавказоведческом народном университете в Тбилиси, где училась на кавказоведа.

– Как случилось, что фразу из истории – все дороги ведут в Рим – ты воплотила в жизнь? Расскажи нам подробности своей итальянской поездки. Как все прошло и что это тебе дало?222

– Начну с того, что я очень давно мечтала посетить Италию. С этим местом связан расцвет эпохи Возрождения и имена, которые оставили яркий след в изобразительном искусстве, как Леонардо да Винчи, Микеланджело Буоноротти, Тициан Виччелио. Два года назад мои рисунки в Интернете заметил итальянский писатель Массимо Череза, который очень высоко оценил их и, благодаря ему, а также организации «Мир в Движении» итальянцы увидели эти и другие работы. Для меня это был самый сложный выбор, так как пришлось отказаться от участия в Форуме молодых писателей России, стран СНГ и дальнего зарубежья и от выставки рисунков «Феминистский карандаш» в рамках Московского биеннале современного искусства, где я прошла отборочный конкурс. Так получилось, что даты всех мероприятий совпали, и мне пришлось отказаться и выбирать что-то одно.
В октябре этого года в Италии состоялись одиннадцать однодневных персональных выставок моих рисунков в Милане, Турине, Алессандрии, Ланчано, Купра-Марритиме, Джульянова, Валданье, Лаго-Ревинэ, Витербо. С шестого по двадцатое октября в Витторио-Венето, в музее «Часовая башня», проходила основная персональная выставка моих рисунков под названием «Вайнах – отметина и мечта мира». Я представила сорок одну работу, которые были размещены в четырех залах. В организации выставки также принимали участие Культурная Ассоциация «МАИ» и местный муниципалитет. А какое было удивление, когда я узнала, что, помимо моей, в музее будет проходить экспозиция Леонардо да Винчи. Этого я не могла представить даже в мечтах. Наши два огромных баннера висела при входе в музей. Для меня это огромная честь. На основную выставку пришло посмотреть очень много людей, и после официальной части открытия я подходила к своим работам и рассказывала о смысле и идее посетителям. Интерес был огромный, столько слов восхищения слышала там довольно часто, поэтому и запомнила такие фразы, как «мульта белла», «брависсимо», «комплименто». Итальянцам понравилось, что смысл в этих работах глубокий и даже порою тяжелый для восприятия, но за счет легкой техники исполнения, иногда детской, они цепляют воображение и надолго пронзают память. Бывало, я объясню десять работ, а они просят, чтобы я объяснила все подряд. Везде меня сопровождали переводчики, поэтому трудностей в общении не было.
Часто местные жители звонили сотрудникам музея и просили открыть в выходные дни и провести для них приватную экскурсию. Хочу отметить высокий профессионализм организаторов, с какой ответственностью они подошли – баннеры, афиши, бэйджи, указатели, карточки с названиями картин, каталоги… у меня никогда в жизни не было каталогов с подборкой моих рисунков, кто бы мог подумать, что этому суждено было случиться в Италии!
Я побывала в семнадцати городах и провинциях Италии. Посетила музыкальный вечер с симфоническим оркестром, посвященный юбилею Джузеппе Верди, сходила на благотворительный обед, пожертвования от которого пойдут на лечение Эджидио Бертани, в Европе очень популярны подобные обеды и вечера. А в Сармеде, где ежегодно проходит международный фестиваль детских иллюстраторов, я познакомилась с самым известным мексиканским детским иллюстратором Габриэлем Пачеком, который и был выбран официальным гостем фестиваля. Я благодарна Всевышнему за все, что происходит в моей жизни, и за такие перемены. За то, что у меня появились итальянские друзья.

– По всему видно, что твои произведения вызвали живой интерес у итальянских ценителей живописи. А был ли проявлен коммерческий интерес – были проданы твои картины?

– Мои рисунки были проданы до Италии только дважды. И теперь они находятся в частных коллекциях в Бельгии и Финляндии. Всегда говорила, что все работы по- особенному дороги и не собираюсь с ними прощаться. Но так как я безработная и нужно на что-то покупать материалы для рисования, то я продала их в Италии. Еще на первой персональной выставке в Турине обратилось несколько человек с целью приобретения. Когда ты видишь эти горящие глаза, радость, необъяснимое желание иметь ту или иную работу и неподдельный интерес, то не можешь отказать. Тебе хочется, чтобы такое счастье длилось у людей дольше. И если я могу привнести в дом такой позитив, тогда почему бы и нет. Я продала одиннадцать картин. Они находятся в частных коллекциях Витторио-Венето, Турине, Мадженте, Валданье.

– Ася, как ты думаешь, то, чем ты сейчас занимаешься – литература, живопись, музыка – это то, без чего ты себя не мыслишь? Или это через год, два, три, пять-шесть лет «пройдет, как с белых яблонь дым»?

333– С музыкой я давно попрощалась, хотя в Алессандрии на мини-фестивале поэзии и прозы две недели назад по просьбе организаторов я спела две песни на чеченском языке для зрителей. К литературе и к живописи у меня особое отношение. Я с детства вела личные дневники, это случилось после прочтения «Убежища» Анны Франк, но писать отдельные повести и рассказы я начала только с две тысячи десятого года. Это ново и поэтому вызывает особый интерес. В живописи бывали перерывы, прежде всего читатель должен понимать, что я вот уже десять лет рисую без помощи художников или педагогов, и никто не занимается продвижением или оттачивает мое мастерство. Я благодарна отдельным людям, которые рассказывают о конкурсах, предлагают подать работы на отдельные выставки. Благодарна Рамзану Даудову, директору Центра народного творчества, которому понравились мои рисунки и в две тысячи девятом году организовал мою первую персональную выставку работ в Министерстве культуры Чеченской Республики. Были большие перерывы в рисовании. Я в такие периоды затишья осознавала отсутствие возможностей, и слова отдельных людей ранили глубоко. Но три года назад я поняла, что хочу рисовать независимо от того, будут ли рисунки выставлять или публиковать. Рисую только тогда, когда есть чем поделиться, а не просто, чтобы освободиться от тревожных мыслей. В этом году я придумала новый стиль и стала рисовать белой и черной гуашью на цветном ватмане. Произошло это после перенесенной операции на глаза в марте этого года, и я стала видеть на сто процентов своими глазами. Я уверена, что буду писать прозу и рисовать до конца жизни.

– У русского поэта Евтушенко есть такие строки: «Тогда и начинается поэт, когда приходит отвращенье к слову». Скажи честно, с тобой это уже произошло? Когда ты сказала самой себе: да, я чувствую в себе силы, задатки, потенциал, талант?

– На самом деле, я очень реалистично воспринимаю свою прозу и понимаю, что нужно много работать, чтобы выработался стиль, много читать, наблюдать, записывать, подмечать детали. У меня в дамской сумке всегда есть блокнот, куда я записываю интересные ситуации или новые слова. Всегда говорю, что лучшее произведение будет впереди, так я себя мотивирую на большую дистанцию, чтобы я стремилась писать лучше. А вообще, со стороны выглядит некрасиво, когда писатель сам себя хвалит, гораздо лучше, когда о тебе лестно отзываются другие люди. Если и говорю, то только о реальных результатах и фактах. Почувствовала тягу к писательству три года назад, когда совершенно случайно посмотрела документальный фильм об английской писательнице Джоан Роулинг. Вспомнила, как я вела дневники. А позже меня заметили руководители литературного объединения «Молоток» в Тбилиси, который я посещала каждую неделю. Более серьезно я начала относиться к своей прозе после того, как приняла участие в Форуме молодых писателей России, стран СНГ, дальнего зарубежья и Совещаниях молодых писателей Северного Кавказа. Огромное спасибо Фонду СЭИП Сергея Александровича Филатова за то, что переживает за будущее литературы России и помогает молодым писателям.
Сегодня я получила по почте бандероль, где лежали два номера научно-религиозного литературного журнала «Апра» из Тбилиси, где опубликован мой рассказ «Спокойной ночи, Марисабель», переведенный на грузинский язык Шота Ахвледиани. Грузинский переводчик прочитал в Интернете это произведение и через социальную сеть связался со мной и попросил разрешения на перевод, оказывается, этот рассказ произвел на него большое впечатление. Таким же образом Эленэ Занетте, итальянская переводчица, перевела мою другую повесть «Остывшие гильзы» на итальянский язык. Я лично знакома с ней и узнала много интересного о мире переводчиков в Италии. Мне очень нравится то, что эти люди сами изъявили желание перевести.

– Ты окончила отделение журналистики филологического факультета ЧГУ, но на сегодняшний день ты в журналистике не работаешь. Почему?

– Мои статьи публиковались с две тысячи третьего года во многих журналах и газетах республики, их всегда хвалили, говорили, что талантлива… но в штат никогда не брали. Я говорю о тех изданиях, где мне на тот момент хотелось работать. Хотя даже сейчас мне приходят предложения написать статьи… но больше от европейских Интернет-изданий, так как раньше мои статьи были опубликованы в шести странах мира и, оказывается, меня еще помнят. Я не знаю… но, наверное, во мне убили желание. В этом и вся причина.

– А как тебе вообще журналистика в Чеченской Республике? Ты следишь за нашими печатными органами, за радио и ТВ? Могла бы назвать газеты и журналы республики, которые ты читаешь?

– Я честно хочу признаться, что не слежу за сегодняшней журналистикой и больше занимаюсь рисунками и прозой. Раньше, когда я училась в университете, да, я чуть ли не каждый день посещала Центральную городскую библиотеку, где читала все газеты и журналы. Я не представляла свой день без их прочтения, настолько была вовлечена и в курсе всех веяний, новостей. Могла часами с подругами обсуждать ту или иную журналистскую статью. Особый интерес тогда вызывали местные газеты «Чеченское общество», «Грозненский рабочий», «Объединенная газета», а из журналов «Нана», «Дош», «Лам», «Чеченское общество сегодня». Телевидение и радио я и сейчас не особо смотрю и слушаю. Но в последнее время мне интересны отдельные программы на молодежном телевидении «Даймохк» и «Грозный», нравится креативный подход операторской работы и монтажа. Газеты не читаю, а из журналов – «Вайнах» и «Нана». Критиковать не буду, так как считаю, что если тебе что-то не нравится, то постарайся поступками и делом что-то изменить.

– Ася, как мама относится к твоему творчеству? Для нее это все – продолжение ее дочери или она равнодушна к твоим способностям в литературе и живописи?444

– Моя мама нормально относится. Она всегда отпускает в поездки и всячески старается поддерживать меня. Но я не могу сказать, что мама держала меня за руку с детства и стучалась во все двери, проталкивая дочь, как это обычно делают многие мамы. Меня всегда замечали и приглашали другие люди. Мама пришла, насколько я помню, только на одну выставку в две тысячи третьем году в Грозном, где были и мои работы, а на концертные выступления ни разу не пришла. Но я очень хорошо помню матерей других, как они за кулисами причесывали и накрашивали своих детей, передавали букеты после выступления и, раздувая щеки, расхваливали их перед жюри каких-нибудь конкурсов или просто перед нашими артистами. Мама очень много работает, она трудоголик, все финансовые расходы после смерти папы она взяла на себя. Мама – всегда первый человек, которому я показываю свои произведения.

– Ты следишь за чеченской литературой? Читаешь ее?

– Впервые я начала интересоваться чеченской литературой, когда я была занята в молодежной театральной студии «Жималла». Я читала пьесы Мусы Ахмадова, произведения Саида Бадуева, поэзию Апти Бисултанова. Тогда и узнала о существовании литературного объединения «Прометей». В Брюсселе я познакомилась с Таисой Исмаиловой (Дала геч дойла цунна), на тот момент она была главой чеченской диаспоры в Бельгии, поэт, писатель, журналист, она столько прочитала своих замечательных стихотворений по памяти. Она была очень талантливой. От нее я услышала впервые и прочитала прозу Султана Яшуркаева. Любовь к поэзии Баны Гайтукаевой мне привила Зулейхан Багалова, заслуженная артистка ЧИАССР, я раньше часто бывала в редакции журнала «Лам», где она рассказывала о многих чеченских писателях. Так и произошло мое первое знакомство. А сейчас я читаю литературные журналы «Вайнах» и «Нана».

– Не помню, кто, в принципе, это и не важно, на вопрос «ваш любимый писатель (или любимые)», ответил, что «на сегодняшний день это тот, тот и тот». Ключевые слова здесь – это «на сегодняшний день». Смогла бы ты вспомнить писателей дня прошлого, которые тебя когда-то очаровывали, но сейчас вызывают полную апатию?

– Обычно, когда называешь любимого писателя, то окружающие начинают сравнивать и искать сходства. Для меня слово «любимый» все равно, что отделять от других, перечеркивать остальных. Есть определенные писатели, которые нравятся в какие-то моменты жизни. Был период, когда я читала только Сергея Довлатова, Михаила Лермонтова, Александра Пушкина, Николая Гоголя, Уильяма Шекспира или когда читала только детских писателей: Джеймс Барри, Астрид Линдгрен, Джоан Роулинг. Несколько месяцев читала только немецкие, французские, английские сказки. Читаю многих современников, недавно прочитала книгу Джо Витале «Ключ». Перечитываю сейчас американского сценариста, режиссера, актера и писателя Вуди Аллена. Мне очень нравится, когда писатель оригинально мыслит, когда он интеллектуально развлекает или заставляет плакать.

– А есть такие авторы, книги которых ты перечитываешь?

«Маленький принц» Антуана де Сент-Экзюпери, «Алису в стране чудес» Льюиса Кэролла, «Унесенные ветром» Магарет Митчелл, рассказы Вуди Аллена, «Сто лет одиночества» Габриэля Гарсиа Маркеса, «Пеппи Длинный чулок» Астрид Линдгрен, произведения Фредерика Бегбедера, Сергея Довлатова, Антона Чехова, «Петербургские повести» Николая Гоголя.

– Вопрос нашего времени, по поводу Интернета. У тебя есть любимые сайты, на которые ты часто заходишь? Какими социальными сетями пользуешься?

– Я уже шесть лет, как активный пользователь социальной сети Фэйсбук. Зарегистрировалась еще в Женеве, где проходила трехмесячную стажировку по правам национальных меньшинств в офисе Верховного комиссара по правам человека ООН. Меня часто спрашивали сотрудники ООН, есть ли у меня аккаунт, а я даже и не знала, что это такое. Еще я есть в «Одноклассниках», но открыла страницу, чтобы иметь возможность общаться с родными, одноклассниками, однокурсниками и близкими, когда нахожусь за границей или в поездке. А «В Контакте» я зарегистрировалась, чтобы просто слушать музыку, там огромная коллекция аудиозаписей и практически все можно найти. Когда я рисую, то обязательно должна звучать музыка, в основном слушаю Гию Канчели, Чайковского или саундтрэки из различных фильмов. Совсем недавно фильм «Жизнь Пи» получил «Оскар» за лучшую музыку в фильмах. Прослушав мелодии, уверилась в правильности выбора. Сайты посещаю по надобности. Но чаще всего пребываю на «Грамота.ру» и в «Журнальном зале», где собраны все последние обновления Интернет-версий литературных журналов.

– На первый взгляд, следующий вопрос покажется глупым, но это не так. Чем бы ты занималась, если бы не занималась тем, чем занимаешься сейчас?

– С детства заметила, что трепетно отношусь к дизайну. Думаю, занималась бы дизайном блокнотов собственного изготовления, их еще называют «hand made» (c английского – своими руками). Я обожаю блокноты и могу несколько часов потратить в магазине, выбирая лучший. Хочется всегда выбрать с креативным дизайном и с налетом под старину или этно, из благородных материалов, какой бы мне понравился, но такое случается редко.555

– И последний вопрос: итальянские впечатления отразятся на твоих новых картинах или рассказах и повестях?

– Редко впечатления от поездки сразу же отражаются в прозе или в рисунках. Обычно я всегда делаю заметки в блокноте или небольшие зарисовки, этюды. В них, действительно, то, что меня зацепило, удивило. Сохраняю их. И по истечении времени приходит неожиданно вдохновение. Я всегда должна ответить четко на вопросы перед созданием чего-то нового: «Для чего я это делаю? Что нового хочу привнести? Что я хочу сказать?» Когда нет ясного ответа, то лучше ничего не делать. Но одно могу сказать, что после поездки в Италию, где я провела месяц, я как-то повзрослела и стала смотреть на многие вещи несколько иначе.

– Ася, благодарю тебя за то, что ответила на вопросы. Желаю тебе дальнейших творческих взлетов!

– Спасибо!

Беседовал Саламбек АЛИЕВ

Вайнах, №11, 2013.

1 комментарий

  1. Самсолт

    Эхеей! Вай чул хаза маьхкарий!

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх