09.06.2015

Раиса Ахматова. Весенний этюд. Стихи.

    Весенний этюдАхматова222

Синева вся натянута, как тетива,
И лучи вызывающе смелы,
И в колчане души наготове слова –
Эти самые точные стрелы.
Тает зимних сосулек
нездешний хрусталь,
Не боясь, а желая разбиться.
И листает бесстрашными
крыльями даль
Опьяненная первая птица.
И листва уже снится
голым веткам ствола,
Как нам в юности снятся свиданья.
Тороплюсь я навстречу
весне вдоль села,
Молодая! Седая… Куда я?
Я туда, я туда, где дрожит синева
Непреложно, тревожно, упруго,
Где я встречу опять,
попрощавшись едва,
Дорогого старинного друга.
Он протянет мне скромный
подарок весны –
Нестерпимую синь,
что вибрирует звонко.
Люди! Будьте друг к другу
добры и нежны,
Как дыханье весны,
как улыбка ребенка.

***

В который раз,
Уже в который раз
Три капли синевы
Упали с неба –
И вмиг по-детски любопытный глаз
Цветком весенним
глянул из-под снега.
В который раз…

Все тот же он
Лет десять, тот же он.
Все так же пахнет
Небом и лучами.
Все так же удивленьем ослеплен,
Все эти годы – будто бы вначале.
Все тот же он.

Но я не та,
Но я совсем не та,
И по-иному
Нынче пахнет воздух,
И в ручейках весенних разлита
Та новизна, которой имя – возраст.

И вижу я,
Невольно вижу я
Окрепшие с годами
Перемены.
И в серебристом шорохе ручья,
И в трех весенних капельках вселенной
Их вижу я.

***

Сквозь чащу темную иду,
Мне ветки полосуют спину,
Но если ветки я раздвину,
Луну увижу я в пруду.

Ах, лес! Тебе не надо слез,
Тебе нужна роса на травах,
Тебе нужны следы на тропах
И отблеск солнца в каплях рос.

О мудрость вечная дерев!..
К тебе я трудно пробиваюсь
И вдруг в чинару превращаюсь,
Осмыслить это не успев.

У ног качаются цветы,
Лучи, как паутинки, в кроне,
И цепко землю держат корни
В единстве вечной красоты.

***

Мне говорят:
– Живи размеренно,
Не торопись, не мельтешись,
Жизнь на минуты не разменивай,
Пойми, что неделима жизнь.

Ведь нам дано одно рождение,
И смерть дана всего одна.
Жизнь – это радость восхождения,
Когда вершина не видна!

Мои разумные советчики,
Мне все известно наперед,
Но, как у непослушной девочки,
Все у меня наоборот.

Я каждый день рождаюсь заново
Под крик веселых петухов,
Меня спеленывает зарево
Рассветных, чистых облаков.

Меня преследуют открытия –
Снежинки, колоса, цветка,
И каждый мой отъезд – отплытие,
И все разлуки – на века.

Привыкнуть, видно, не сумею я
Ни к доброте земной, ни к злу.
Всю жизнь терзаться
мне сомненьями,
Всю жизнь учиться ремеслу.

Незыблемы одни названия,
А суть вещей – всегда нова,
Как неуверенная, ранняя,
Незапыленная листва.

Так пусть же будет нетерпение,
Чтоб не угасла новизна.
Вся жизнь – рождения, рождения,
И только смерть всегда одна.

***

Ах, память, в ней, как в сундуке,
Былое под замком хранится:
Линялый сарафан из ситца,
Десяток леденцов в кульке,

Конек затупленный, без пары,
Подснежник первый на корню…
Весь этот хлам ненужный, старый
Я очень бережно храню.

Перебирать его мне лень,
И он лежит цветной горою.
И только в самый черный день
Я этот мой сундук открою.

***

Стемнело.
И в стекло забились звезды
Тревожными зовущими огнями.
А старые разлапистые сосны
Вдруг растворились
в воздухе ночном.
Я у окна, как у порога бездны,
Стою, одолевая беспокойство.
Я словно вижу,
Как Земля несется,
По времени прокладывая путь!

***

Все чаще по ночам приходит мать.
Поправит мне, как в детстве, одеяло.
Теперь лишь начинаю понимать,
Как целый день ее недоставало.
Велик очаг мой, необъятен стол…
Она, наверно, многого не знала,
Но мне поплакать бы в ее подол –
Я снова бы выносливее стала.
Ах, мама, мама! Ты одна поймешь,
Без доказательств и без объяснений,
Как снова больно обжигает ложь,
Борьба неутолимых самомнений.
Вот так всю ночь поговорим без слов,
И станет легче,
будто груз мой скинут.
Таких живительных,
прекрасных снов
Все тяготы мои не опрокинут.

***

А я чужих влияний не боюсь,
И не считаю я, что это плохо,
Когда у Лермонтова или Блока,
Сама того не чувствуя, учусь.

Лишь над одним я неустанно бьюсь:
Естественным остаться человеком.
Не мельтешить перед суровым веком,
Риторикой скрывая бледность чувств.

Мне жизнь глядит в глаза, она строга,
Мерцает мысль звездой
во тьме колодца,
И вдруг тревожно на виске забьется
Из сердца вылетевшая строка.

***

Лишь честных жгут
неправые наветы,
А плут не зря находчив и речист:
На ложь ответит ложью, и при этом
Уже, глядишь, и с прибылью и чист.

***

Бездушный шут комедию ломает
И наизусть играет в прямоту.
Ах, как он руки гневные вздымает,
Клеймит порок, возносит чистоту!

Но ты вглядись, чтоб
впредь не обознаться,
В сухую суть кощунствующих слов:
Здесь каждый жест –
кривляние паяца,
И каждый слог –
ничтожества покров.

***

Сухую мудрость острословов
Я заучила наизусть:
Мол, радость все делить готовы.
Но кто с тобой разделит грусть?

А мне принять веселье нечем,
Когда другой бедой подмят.
О сладость грусти человечьей!
Ты сокровенней всех услад.

***

Кто назовет мне ту звезду,
Что в жизни путеводной стала?
Так много было звезд.
Так мало…
И лишь одной я не найду.

Но я поэт – не звездочет,
Да есть ли звездочет на свете,
Который лишь одну найдет
Средь тысяч
И тысячелетий?

Быть может, мамин добрый взгляд?
Быть может, первый
взгляд влюбленный?
Ведь это целый звездопад,
И я рискую
Быть сожженной.

В моем окне всегда одна
Во всех краях звезда блистала.
Я знаю,
Что была она
Счастливой,
Потому что алой.

***

А я не знаю, где она,
Та золотая середина,
Которая для всех едина
И потому всегда верна.

Мне только крайности нужны!
Не закричу, не буду плакать,
Когда я буду в пропасть падать
Из поднебесной вышины.

Я эти крайности свяжу
Своим, как ливень, зыбким телом,
Хотя о том, как я летела,
Камням уже не расскажу.

И, боль осмыслить не успев,
Я в камень кану, чтобы снова
Тянулся к облакам лиловым
Паденья моего посев.

***

Поманили меня, поманили,
И как будто я в мире другом.
Показалось, иду по малине,
Оказалось – крапива кругом.

Согревала меня словами,
А слова трещат, не горят.
Показалось – поют соловьями,
Оказалось – сороки трещат.

В лес дремучий меня заманили,
Заманили и кинули в нем.
Мы за тех соловьев, за малину
Черту душу свою продаем.

***

Смолчал.
Смолчал ты в этот трудный час.
И горе навалилось мне на плечи.
Ну что ж, молчи.
Тебе, конечно, легче
Молчать, в чужое сердце не стучась.

Ушел.
Ушел ты, сохранив слова
Для светлых дней,
А я терзаюсь снова.
Одно лишь ободряющее слово –
И в небе вновь заблещет синева.

Ах, если б ты
Тогда сумел найти
Мне слово ободряющее это!
Теперь тебе уже прощенья нету:
У нас с тобою
Разные пути.

       Лунною тропою

Мне не спалось.
Мне дом был тесен.
Был голос собственный сухим.
В душе обрывки прежних песен
Темнели, как над саклей дым.

Все было прежде:
Полночь сада
И радость твоего тепла.
За невысокою оградой
Тропинка лунная плыла.

Я видела –
Земля несется,
Глаза в глаза, рука в руке.
Звезда счастливая, как солнце,
В моем качалась роднике.

Опять иду, надев косынку,
В ночную темноту садов…
Но как давно я на тропинке
Не нахожу твоих следов.

***

В ночную память я любовь зарою,
И вдруг очнусь в весеннем
светлом дне…
Но если двери наглухо закрою,
Любовь, как прежде, заболит во мне.

К закату день идет. Но, может, снова
Рассветным счастьем загорится даль
И отзовется долгожданным словом
На всю мою тревогу и печаль.

Все дальше ухожу от этой муки.
Я полпути, лишь полпути прошла…
Но солнце тянет мне лучи, как руки,
Чтоб, эти руки сжав, я встать смогла.

***

Смотрю вокруг,
и сердце торжествует,
И жизни красота к себе зовет,
А память в мыслях бьется, негодует,
И ничего забыть мне не дает.

Но жить хочу всему наперекор,
И радоваться каждому мгновенью,
Чинар шумящих слушать разговор,
В садах цветущих
черпать вдохновенье.

Лететь навстречу ветру и дождям,
Забыв о том, что крылья перебиты,
Беду свою послать ко всем чертям,
Поверив, что в мечту пути открыты.

Восторг щемящий, горе и любовь –
Все чувства разом сердце обжигают.
Догнать мечту пытаюсь
вновь и вновь,
Она меня опять перегоняет.

***

Мне не хватает простоты
И ослепленья силы нежной.
Все площади мои пусты,
И расставанье неизбежно.

Мне не отбеливать холсты
В февральской стыни белоснежной.
Есть беспощадные листы
Для исповеди неизбежной.

Теперь я с рифмами хитрю
И миру целому дарю
Все тайное и сокровенное.

Но, может быть, ты сам поймешь,
Где в этих исповедях ложь,
И где в них истина мгновенная.

Вайнах №3-4, 2015.

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх