«Нохчмохк – моя «болевая» точка на карте мира…»

Дадашев22С Райкомом ДАДАШЕВЫМ беседовал Иса Окаров

Программа развития горных районов Чеченской Республики живет еще с советских времен. Тема возрождения села, деревни, аула, кишлака и т.п. – тема глобальная. Урбанизация – это не только угроза материальному существованию сельского хозяйства вообще, но и угроза существованию языка данного этноса, его фольклорной самобытности, традициям, духовности. Ведь село всегда являлось хранителем этих вышеназванных ценностей в живом, а не задокументированном виде. Юрт или аул стремительно теряет свой сложившийся веками облик, уклад, способы ведения хозяйства и т.д. Проникновение «благ цивилизации» в самые отдаленные и труднодоступные сельские поселения меняет не только быт крестьянина, но и образ его мышления, мировоззрения, характер поведения и многое другое. Проблема оттока населения из дальних и ближних сел в города является злободневной для всех регионов.

Сегодня Правительством Чеченской Республики во главе с молодым лидером Рамзаном Ахматовичем Кадыровым проводится планомерная работа по возрождению горных районов Чечни – даже в самые отдаленные и малонаселенные места проведены дороги, водопровод, линии электропередач, во многих отдаленных уголках есть газ. Построены мечети, новые школы, административные здания – словом, созданы все удобства, которые могут быть в современном сельском поселении. Желающим поселиться в вновь возрождаемых аулах руководством республики оказывается всемерная помощь – в первую очередь, с жильем, в обзаведении хозяйством и т.д.
Один из самых густонаселенных и больших районов Чеченской Республики – Ножай-Юртовский радует нас не только живописными пейзажами, но и темпами социально-экономического и культурного обновления и развития района. За послевоенное десятилетие район, как и вся республика, приобретает новый облик – заасфальтированы дороги, осуществлено водоснабжение сел, большинство населенных пунктов газифицировано, построены прекрасные по своему архитектурному исполнению мечети, восстановлены «зиярты» – захоронения мусульманских святых подвижников. Открываются новые школы, больницы, дома культуры, административные здания.
Рассказать об истории края, о его людях, о перспективах социально- экономического развития Ножай-Юртовского района мы попросили одного из известных выходцев из этого региона, зав.кафедрой теоритической физики ЧГУ, доктора физико-математических наук, профессора, вице-президента Академии наук Чеченской Республики Райкома Хасимхановича Дадашева. Именем ученого с мировым именем названа средняя школа в его родном селе Хочи-Аре Ножай-Юртовского района.

– Райком Хасимханович, как нам известно, Вы родом из Ножай-Юртовского района, закончили там школу, оттуда начался Ваш трудовой и творческий путь. Это родина предков, Ваш Даймохк. Расскажите об истории этого живописного края, ведь Вас знают не только как выдающегося ученого-физика, но и как краеведа-историка, филолога-исследователя родного языка.

– Район, называемый теперь Ножай-Юртовским – регион древнейшего расселения вайнахского этноса, носителей культуры, условно названной советскими учеными «каякентско-харачоевской», следы которой ведут из третьего-второго тысячелетия до нашей эры. Находки эпохи бронзы свидетельствуют о высокой материальной культуре проживавших здесь древнейших этнических образований. Эта благодатная земля, по-видимому, всегда привлекала к себе внимание всякого рода захватчиков и была ареной борьбы за обладание ею. Нохчмохк – Ичкерия – колыбель крупных, основных чеченских родов – тейпов. Беной, центарой, гендаргеной, алирой, зандакой, билтой, чермой и многие другие издревле проживали на этой территории, называемой «Нохчмохк» – в основном территория нынешнего Ножай-Юртовского и Веденского районов. Почти все села Ичкерии носят одноименные с тейпами названия. Сам этноним «Ичкерия» – тюркоязычного происхождения, переводится как «Внутренняя страна, территория».
Нашествие татаро-монгольских полчищ вынудило нохчмохкхойцев покинуть эти места в поисках временного укрытия от истребления. Наши предки, оказывая героическое сопротивление, отступили в труднодоступные горные районы, вверх по Аргунскому ущелью и в сторону озера Галанчож, в Нашха. Когда татаро-монгольские полчища Тохтамыша были разбиты на берегах Терека в тысяча триста девяносто пятом году армией более грозного завоевателя – Тимура, началось постепенное возвращение вайнахов на равнинные земли, с которых они были вытеснены нашествием. Процесс этот был долгим, шел не одно столетие. Постепенно из района Нашха стали мигрировать предки нынешних нохчмохкойцев на территорию нынешнего Ножай-Юртовского и Веденского районов, вновь закладывать хутора и аулы. Возраст основных тайповых поселений Ичкерии – пятьсот-семьсот лет. Земля Нохч-Мохка всегда была ареной основных исторических судьбоносных событий, происходивших в Чечне.

Наиболее освещенными являются исторические события восемнадцатого-девятнадцатого веков – это десятилетия борьбы за независимость, за сохранение своей религии, обычаев. Личность Бейбулата Таймиева еще недостаточно раскрыта исследователями. Эта была фигура общекавказского масштаба, он, по сути, подготовил договор о добровольном вхождении в Россию, выражаясь современной терминологией, «на федеральной основе, с разграничениями полномочий». Этим можно было бы избежать тех огромных жертв, которые понес чеченский народ в долгой, кровопролитной Кавказской войне против великой по территории, военной и экономической мощи Российской империи. И, как чаще бывает в таких ситуациях, предательское убийство устраняет этого выдающегося лидера, и путь великому злу и насилию был открыт.

– Райком Хасимханович, какие перспективы развития Ножай- Юртовского района видятся вам в будущем? На что нужно обратить внимание в первую очередь в деле социально-экономического развития района? Какие природно-климатические, гуманитарные факторы могут влиять на направление развития района?

– Ножай-Юртовский район обладает всеми природными и трудовыми ресурсами, резервами для успешного развития многих отраслей промышленности, сельского хозяйства – животноводства, земледелия, садоводства, пчеловодства и т.д. Живут здесь люди, славящиеся своим гостеприимством, веселым, миролюбивым характером и трудолюбием. Прохладный, умеренный климат региона позволяет выращивать здесь экологически чистые фрукты – в горах почти не бывает садовых вредителей. Хорошие урожаи дает здесь картофель, кукуруза, бобовые, различные овощные культуры. Богатые водные ресурсы позволили обеспечить все населенные пункты чистой родниковой водой. За последнее послевоенное десятилетие из верховьев реки Аксай проложены водопроводы, по которым питьевая вода самотеком, без использования электронасосов и других вспомогательных средств поступает в села. Газификация населенных пунктов позволила возродить лесное хозяйство, чьи ресурсы были истощены варварской вырубкой на дрова и другие нужды. Здешние леса, образно выражаясь – в основном, дикий плодово-ягодный сад, бери, ничего не вкладывая. Здесь обитают многие виды диких животных, есть охотничье хозяйство. Нужно еще вспомнить и об отгонном животноводстве, веками бытовавшем в этих краях. В жаркие летние месяцы скот отгонялся на высокогорные пастбища, где он выпасался на зеленеющих все лето альпийских лугах. Из-за прохладного климата там не бывает насекомых-паразитов, от которых так страдают животные в жаркое время в долинах.

В советское время по спущенному сверху плану многие плодородные земли были отданы под табак – культуру неблагодарную, неперспективную и вредную для здоровья человека. Бедные наши горянки, не имея других источников дохода, трудились от весны до осени, сдавая эти табачные тюки государству за плату, несоизмеримо меньшую по сравнению с затраченным трудом. Мужское население в большинстве своем занималось отхожими промыслами, выезжая в другие регионы Советского Союза. Но это уже в прошлом, сегодня широкая свобода для предприимчивого человека, лишь бы не отпугивать его бюрократическими перегибами налоговых и других органов власти. Проблема отъезда молодежи поближе к городам, в другие регионы страны, особенно за границу в поисках призрачного благополучия – это проблема не только нашего района, но и других республик. Благополучие находится под ногами – это родная земля, на которой жили и кормились десятки поколений твоих предков и на которую везут хоронить с чужбины, из любого уголка планеты с огромными материальными затратами.

– А как обстоят дела с людскими ресурсами в районе? Помнится, Ножай-Юртовский район был, если не ошибаюсь, самым многолюдным из горных районов, был переизбыток рабочей силы, и многие уезжали на заработки по всему Советскому Союзу.

– Да, действительно, в шестидесятых – восьмидесятых годах прошлого века Ножай-Юртовский район был одним из самых густонаселенных в Чечено -Ингушетии. Было много колхозов, совхозов, был ковроткацкий цех в Ножай-Юрте и другие небольшие предприятия. Но люди ездили на заработки, в основном не от безработицы, ее не было в Советском Союзе, их привлекали за тунеядство. Дело было в том, что нам, в силу нашего менталитета, уклада жизни не хватало советских зарплат. Одно было хорошо – все «шабашники» возвращались осенью домой, в свои семьи. Теперь едут далеко и надолго – в Европу и даже за океан. К сожалению, за знаниями и науками уезжают немногие.
В конце восьмидесятых годов начали происходить оползни в некоторых населенных пунктах, которые потом периодически повторялись. Жители вынуждены были переселяться на равнинные места Гудермесского, Грозненского и других районов, закладывая там Новый Центорой, Новый Энгиной и др. Затем последовали известные всем нам военные события, которые усугубили исход людей с насиженных мест. Сегодня села Ножай-Юртовского района сильно сократились в людском отношении. Многие довольно крупные некогда села сократились почти вдвое. Это проблема не только нашего района, но и других, более-менее отдаленных от городов. Нужно привлекать туда людей. В верховьях реки Аксай есть места для развития туризма, и в перспективе это учтено руководством республики.

– Нохч-Мохк, как известно, это край, откуда вышли многие эвлия, устазы – духовные наставники народа. Они несли свет людям, своим образом жизни показывая, каким должен быть истинный мусульманин, не давая сбиться с пути в годы мрачной реакции царизма и большевизма. Лидеры военные и вожди духовные – можно ли рассматривать их дела раздельно? Ведь разжечь пламя войны легче, чем его потушить. У нас часто получается, что начинают войну пришлые, а заканчивают ее свои, спасая народ от полного истребления.

– На территории района находится много святых мест, связанных с жизнью и деятельностью великих устазов. Зиярты, культовые сооружения на могилах святых эвлия, разрушенные Советской властью, восстановлены, и туда идут тысячи паломников со всего Кавказа. Многие из них находятся на территории Ножай-Юртовского района. Воккха-Хьажа Саясановский, Г1еза-Хьажа из Зандака и другие святые подвижники стали духовной опорой, маяком для народа в мрачные, трагические годы истории всего чеченского народа. Некоторые из них были еще и воинами, соратниками имама Шамиля в Кавказской войне, основная тяжесть которой легла на Нохч-Мохк. Много славных наибов имама Шамиля вышло из Ичкерии. И главные события этой многолетней войны происходили на территории Ичкерии. Вспомним героическое имя сына этого края – легендарного полководца Байсангура Беноевского, вся жизнь которого прошла в боях и походах, который, потеряв глаз и половину своих конечностей, сражался привязанным к седлу и не сложил оружия даже после пленения имама Шамиля в тысяча восемьсот пятьдесят девятом году.

Великий духовный подвиг Кунта-Хаджи Кишиева показал людям, что война только убивает, ведет к постепенному уничтожению нации. Он явился как спасение для чеченского народа, доведенного до полного уничтожения долгой Кавказской войной. Конечно, война – это зло, вечно сопровождающее человечество, и пути военных предводителей и духовных наставников идут параллельно, а потом пересекаются в точке истины. У нас часто бывает, что развязывают войну пришлые, останавливают ее свои. В конце двадцатого столетия, когда чеченский народ вновь был втянут в очередную трагедию, явился еще один великий сын Нохч-Мохка – Ахмат-хаджи Кадыров. Его кредо: «Моя задача не остановить войну, а покончить с ней навсегда!» С войной покончено, и надеемся, навсегда. Сегодня республика идет по пути созидания, сын Ахмата-хаджи, Рамзан, сплотив вокруг себя верных и грамотных соратников, достойно продолжает дело отца.

– Да, республика очень быстро возродилась и развивается невиданными темпами. Нам нужно только помогать, каждому на своем месте занимаясь тем, что он умеет делать. Наверное, то, что делается с именем Аллаха и во имя процветания ислама не может не иметь такого успеха. Может быть, в этом и есть секрет быстрого расцвета Чечни, еще с десяток лет назад лежавшей в руинах?

– Нохч-Мохк считается родиной талантов. Бек Эльмурзаев с его вокально- инструментальным ансамблем в начале шестидесятых годов привнес много радости неизбалованному тогда чеченскому слушателю и зрителю песнями и мелодиями. Мастерство гармониста высоко оценил сам Умар Димаев. Маша Амаева пела в Москве, ее «Зандакъой зезаг» не увял до сих пор…

– Потом пришли Имран Усманов, Тамара Дадашева и другие любимые и сегодня исполнители. Поэты Шайхи Арсанукаев, Алвади Шайхиев, Шаид Рашидов, Мусбек Кибиев и Саид Гацаев воспели природу Ичкерии. Но без имен великого Абузара и Магомед-Салаха Гадаева многое было бы недосказано. Райком Хасимханович, скажите несколько слов об этих больших для всего чеченского народа личностях.

– Абузар Айдамиров был больше, чем великий писатель. Это был и историк, и общественный деятель, и великий патриот. Он первым в годы мрачной коммунистической реакции и строжайшей идеологической цензуры собрал огромный исторический материал о самой яркой странице героического прошлого чеченского народа – борьбе против российкого самодержавия за независимость и свободу в девятнадцатом веке. Роман «Долгие ночи» разваливал навязываемый кремлевскими шовинистами миф о «добровольном вхождении» Чечни в состав Российской империи. Родное село Абузара, Мескеты, его гостеприимный дом стал для многих молодых начинающих писателей местом встреч и творческих вечеров, как называют такие мероприятия теперь, «мастер-классов».

Трагическая фигура Магомед-Салаха Гадаева, его имя и творчество являются примером борьбы с всесильным коммунистическим режимом, примером личного и гражданского мужества и великого патриотизма. Проведя не один десяток лет за колючей проволокой ГУЛАГа, он оставил после себя большое творческое наследие как поэт, публицист, философ. Его стихи «Стою я обелиском в песках Азиатских…», «Красная скала» и другие полны пронзительной, безысходной тоски по отнятой Жестокой Силой родине – Кавказу, Чечне, Нохч-Мохку, Чурч-Ирзе… Их имена, их гражданский, патриотический подвиг должен быть увековечен более достойно.

– Райком Хасимханович, Вы наверное не теряете связи с родным селом. Часто бываете в местах своего детства и юности?

– По мере возможности, приезжаю в родное село Хочин-Ара, что по-чеченски значит «Сливовая долина». Новая дорога почти вдвое сократила расстояние от Грозного. Места живописные. Исхожены все дороги и тропы в окрестностях. Школа в нашем небольшом селе была неполной и я продолжил учебу в Саясане, в школе-интернате. Приходилось почти полтора часа по спускам и подъемам идти пешком.
Недавно заложил у себя на приусадебном участке фруктовый сад – яблони, груши, сливы… Призываю и других держаться своих корней, как держатся деревья за землю корнями, радуя людей сладкими плодами. Чем старше дерево – тем глубже корни. У человека должна быть своя «болевая точка» на карте мира. Тогда, я уверен, он не покинет родину надолго…

Вайнах, №3, 2014.

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх