Никто не забыт…

Многие из нас, чья школьная пора пришлась на годы советской власти, еще хорошо помнят ежегодные задания своих классных руководителей – подготовить реферат о ветеранах Великой Отечественной войны, живущих рядом…
В те годы узнать о них, сходить в гости и поговорить лично, действительно, было несложно. До сих пор помню свою нянечку (и соседку по дому) Ирину Ивановну Кирсанову, прошедшую всю войну медсестрой и встретившую День Победы в освобожденной от гитлеровцев Чехословакии. Помню отца известной чеченской певицы Раисы Кагермановой, ветерана ВОВ, частого гостя в нашем доме, пока еще был жив мой дед. Директором родной Сш № 10 долгие годы работал бывший «сын полка» Илларион Федорович Дорофеев. Сама школа носила имя Героя Советского Союза Кузьмы Гуренко. Да что там школа, даже мой класс носил имя Героя – Николая Алексеева, летчика, уроженца Грозного. Его мать проживала буквально в «двух-трех шагах» от школы, а когда умерла, то на ее похороны ходили целыми классами…

Это было такое время, когда выполнить подобное задание для школьника было не в тягость, а в азарт. Кое-кто из учеников мог «похвастать» не только фотографиями ветеранов времен их боевой молодости, одолженными на время предстоящей выставки, но и медалями. Удивительно, однако ничего из одолженного не терялось, и в свое время мы возвращали эти памятные документы и награды их владельцам. Как жаль, что не было в те годы ни ксероксов, ни сканеров или видеокамер. Даже любительские фотоаппараты оставались в быту редкостью. Но вот теперь есть все из перечисленных технических изысков… да только ветеранов с нами – почти никого…
Кажется, время, пришедшееся на распад Советского Союза, две войны, смертоносным катком прокатившиеся по нашей республике, – не пощадили ничего и никого из той эпохи. Настолько жизнь наша изменилась – до неузнаваемости…

Тем сильнее чувство удивления и даже изумления, когда узнаешь о людях, чей энтузиазм и преданность делу даже не профессиональному, а общественному, просто «заточены» на абсолютное бескорыстие.
Одним из представителей этой редкой, но славной в любую эпоху генерации, является Тамила Зияудиновна Абдулаева, учительница русского языка и литературы Шатоевской средней школы, чьи стихи, посвященные чеченским ветеранам, опубликованы на страницах текущего номера.

Когда-то, еще в далеком детстве, интерес к теме участия чеченцев (в том числе детей) в Великой Отечественной войне, со временем вылившийся в систематическую поисковую работу на добровольных началах, у Тамилы Абдулаевой возник не случайно и не на пустом месте. В ее семье мать, Айна Хамидовна Окуева, и дядя, известный чеченский поэт и писатель Шима Хамидович Окуев, много лет собирали материалы о чеченцах и ингушах, участниках Великой Отечественной войны. А также подруга матери, Луиза Саккаевна Хункаева, дочь легендарного воина и героя той войны Сакки Висаитова, тоже педагог, часто дарила ей книги и журналы с рассказами о фронтовиках.

По воспоминаниям Тамилы, последним подарком Луизы Хункаевой была папка с газетными вырезками, архивными справками, фотографиями и копиями писем ветеранов на Чечено-Ингушское радио. В своем комментарии к этим документам Луиза Саккаевна писала: «Я верю в то, что в нашей стране будет издана книга, повествующая о всех детях-фронтовиках, совершавших подвиги в годы Великой Отечественной войны».

Висаитова-Хункаева Л222

Висаитова-Хункаева
Луиза Саккаевна

Тамила отмечает: «Если бы в наше время такой сборник вышел в свет, в нем было бы немало ярких и интересных страниц и о чеченских детях: Умаре Якубове, служившем в 3 батальоне 9-й гвардейской бригады и ставшем в 13 лет кавалером ордена Отечественной войны II степени; о Зелимхане Максутове из 299 гвардейского минометного полка, награжденном в ноябре 1943 года медалью «За отвагу» за героизм, проявленный при спасении командира; о десятилетнем Лече Гайтамирове, удостоенном за мужество и отвагу в боях с фашистами нескольких орденов и медалей… Разными путями оказались эти дети на войне. Так, Умар Якубов в холодную осеннюю ночь 1942 года незаметно для взрослых влез в машину своего отца-фронтовика Багата Чермоевича Якубова, приехавшего домой предупредить семью о приближении фронта к родной станице Вознесенской. Уезжая, Багат Чермоевич не заметил в сумерках сына. А обнаружил его лишь в части, где уже полыхали бои. С того дня и стал Умар Якубов «сыном полка».

Осиротевшего и находившегося на грани дистрофии Зелимхана Максутова подобрали у черноморского поселка Якорная Щель солдаты-добровольцы 299 гвардейского минометного полка. За мужество и героизм, проявленные в боях с фашистами под Харьковом в ноябре 1942 года, Зелимхан получил первую свою награду – медаль «За отвагу». Вместе с частями своего корпуса он принимал участие в боях за освобождение Польши, Чехословакии, Австрии и Венгрии от фашистов.

А десятилетнему Лече Гайтамирову каким-то чудом удалось бежать с поезда, в котором в феврале 1944 года чеченцев и ингушей увозили в ссылку в Среднюю Азию. Больной крупозным воспалением легких, он был подобран в прифронтовой зоне солдатами Красной Армии и усыновлен командиром батальона. В своем письме диктору Чечено-Ингушского радио Евгению Лазаревичу Катакову ветераны Великой Отечественной войны, освобождавшие Берлин от фашистов, в 1980 году писали: «В мае 1945 года на ступеньках рейхстага мы увидели смуглого, кучерявого мальчика лет 10-12, которого боевые товарищи называли Цыганенком. Из рассказа одного из солдат мы узнали, что юный воин является чеченцем по национальности. Тяжело больной крупозным воспалением легких, он был подобран в прифронтовом лесу, выхожен и усыновлен командиром батальона. И хотя приемный отец мечтал, чтобы Цыганенок стал суворовцем, мальчик заявлял всем, что, как только окончится война, он уедет к матери в Казахстан, что он – чеченец, что его малая родина – Чечено-Ингушетия и что его настоящее имя – Леча Гайтамиров. Хотелось бы узнать, как сложилась дальнейшая жизнь Вашего славного земляка Гайтамирова, никогда не забывавшего на войне свою родину и родных»…

В надежде найти больше сведений об этих и других чеченских детях-фронтовиках, несколько лет назад Тамила Абдулаева написала статью под названием «Все тленно, кроме добрых дел», которая была опубликована в газете «Вести республики». И хотя верилось в удачу мало («старики-фронтовики из Чеченской Республики – люди скромные и не любят рассказывать о своих подвигах»), тем не менее первые отклики, по прошествии некоторого времени, стали поступать: «Первой на просьбу редакции отозвалась главный специалист общего отдела администрации Шатойского района Субар Муцаевна Шамсадова.

Она принесла II том книги «Память. 1941 – 1945 гг.», недавно выпущенный Архивным управлением Правительства ЧР. Читая его, – делится Тамила, – я испытывала чувство искренней гордости и радостное волнение каждый раз, когда среди персональных данных на девять тысяч фронтовиков находила сведения не только о своих родственниках, но и о «сынах полков» Умаре Якубове и Зелимхане Максутове, из которых и стало известно о дальнейшей судьбе этих юных героев ВОВ.

Якубов У222

Якубов Умар Багаевич

Кавалер ордена Отечественной войны II степени Умар Багаевич Якубов, 1929 года рождения, уроженец села Знаменское Надтеречное ЧИАССР, в 13 лет оказавшийся на фронте, в 9-й гвардейской батарее 3-го батальона и проявлявший мужество и отвагу на полях сражений, демобилизован в 1944 году. Умер в 2003 году. От жителя Малгобека Б. Чербижева, лично знавшего У.Б. Якубова, также известно, что Умар Багаевич после возвращения на свою историческую родину, многие годы работал таксистом.

А Зелимхан Максутов из 299-го гвардейского минометного полка, награжденный в свои неполные 13 лет в ноябре 1943 года за героизм, проявленный в боях с фашистами под Харьковом, медалью «За отвагу», находился на фронте до самого Дня Победы. Вместе со своими однополчанами воевал в Польше, Чехословакии, Австрии, Венгрии. Погиб в мае 1945 года.

Вторая «Книга памяти», изданная Архивным управлением Правительства нашей республики – это неопровержимое свидетельство того, что в Великой Отечественной войне участвовали и чеченские дети, разными путями оказавшиеся на фронтах Красной Армии». Тамила Абдулаева выражает надежду, что, «возможно, в третьем томе книги «Память. 1941 – 1945 гг.» будут опубликованы сведения еще об одном отважном чеченском мальчике, участвовавшем в войне с гитлеровцами, так как несколько дней назад мои бывшие ученики принесли мне пожелтевшую от времени вырезку из газеты, в которой рассказывается о подвигах пионера-разведчика Зелимхана Тазбаева в военных сороковых годах, и попросили передать ее сотрудникам Архивного управления Правительства ЧР».

Можно сказать, что мечта чеченского педагога и дочери фронтовика Луизы Саккаевны Хункаевой, выраженная в приведенном выше комментарии, отчасти сбылась, и «Книга памяти» – тому яркое подтверждение. Даст Бог это начало большой исследовательской работы. Тамила Абдулаева выражает признательность всем, кто способствовал выходу этой книги, а также известному чеченскому писателю Хож-Ахмеду Берсанову – «воскресившим из забвения имена и подвиги юных героев нашего народа»…

Воскресить имена героев из Забвения… Для нашего народа это слово – забвение – наполнено такой печальной значимостью, что «достойно»  написания с большой буквы.
Читатель, возможно, обратил внимание, с какой тщательностью в начале повествования мною были выписаны полные имена героев и просто героических участников Второй мировой. В общем-то, не знать о них ничего, считалось в то время постыдным. Многие ветераны бывали частыми гостями в школах, на телевидении, радио т.д. Это были люди разных национальностей – и для своих народов, в первую очередь, они заслуженно являлись их цветом и гордостью.

Совсем по-другому сложилась судьба у ветеранов из народов, подвергшихся тотальным репрессиям со стороны сталинского режима. Несмотря на формальную реабилитацию и восстановление автономных государственных образований, ликвидированных в период депортации, эти народы (чеченцы, ингуши, балкарцы, карачаевцы, калмыки и т.д.) продолжали в глазах действующего коммунистического режима оставаться не столько реабилитированными, сколько, как бы «попавшими под амнистию». То есть, нас как бы «извинили», но не извинились. И вот это болезненное ощущение «заклейменности» жило, практически, в каждом «нацмене» (так для «удобства» иногда мы и сами себя называли).

И если вот такое чувство отверженности могло посетить даже самого заурядного обывателя – ничем не навредившего «оплоту развитого социализма» и никак не проявившего себя хотя бы «по-стахановски» или «павликоморозовски» – то что же должен был чувствовать воин, рисковавший и жертвовавший для защиты этой страны и режима самым ценным – собственной жизнью? А ведь многие из них продолжали сражаться на фронтах, даже когда трагические события на малой родине уже не были для них новостью. Продолжали сражаться и поражать беспримерной отвагой и своих однополчан, и даже врагов…

Только вот после окончательного разгрома немецко-фашистских захватчиков им не пришлось разделить общее ликование советских людей – все они по приказу этой же власти обязаны были отправиться по этапу в Сибирь и Среднюю Азию, к месту ссылки своих народов и сполна разделить лишь одну долю – долю «предателей и изменников Родины». У многих фронтовиков изымались заслуженные боевые награды… И вот эти участники войны, наши земляки, ходили среди нас, жили, работали… И разве День Победы 9 мая не был для них таким же – «пропахшим порохом» и «со слезами на глазах»? Что они чувствовали, невольно став «незваными гостями» на празднике, который принадлежал им по праву? Они жили среди нас – но их, вроде как, и не было вовсе…

Много лет тому назад, в один из советских еще майских дней к моему деду пришел в гости отец Раисы Кагермановой – для меня он всегда был просто «другом моего дедушки». Когда он вошел, я вдруг заметила на груди его выходного костюма наградную планку. Он пришел в гости, но, из скромности, боевые награды оставил дома. Только потом от отца я узнала, что «друг моего дедушки», оказывается, был фронтовиком! Это открытие поразило меня и в то же время больно ранило. Ведь он тоже жил «буквально в двух-трех шагах» от моей школы… Что известно об этом человеке, в тех далеких 41 – 45 годах с оружием в руках защищавшего наше отечество – кроме того, что он дал жизнь замечательной чеченской артистке? Или – о сотнях и даже тысячах других воинов из Чечено-Ингушетии, чьи подвиги остались в безвестности? «Ничто не остается забытым, время все запоминает и все раскрывает» – повторяет вслед за великим древнегреческим поэтом Гомером Тамила Абдулаева. И хочется верить, что это время пришло и для наших героев Великой Отечественной войны.

Подготовила Роза Межиева

Вайнах №5-6, 2015.

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх