Насрудин Ярычев.

Насрудин Ярычев222Мной утрачена…

Мной утрачена прежняя воля,
Или я, разлученный, отвык?
Жадно слушаю музыку боли
И дождя незнакомый язык.

Стали гимном забытые речи,
Смолк мой голос
(как будто бы мстит!).
Тусклый взгляд немотою отмечен
И воспрянувшей тенью разбит.

Мякоть сердца бумагой промокла
И спасительно просит огня!
Рвется ветер в закрытые окна,
В бренной жажде развеять меня!

Гаснут в небе хрустальные звезды,
Гневно когти вонзая в стекло!
И прохлада окутала ноздри,
Словно к холоду долго влекло.

Тишина. Мысли давят на нервы.
Вещим кругом сомкнулась печаль.
Луч сомнений мучительно прерван
И былое мне, право, не жаль!

Не уснуть. Все бессонницей дышит.
Хищной бездной взирают глаза.
И никто мои вопли не слышит,
Режет скулы сухая слеза!

Как вельможа, усердствует лето,
Цепкий шорох пролег меж дверьми,
Чрево ночи молитвой согрето.
О душа! Все покорно прими!

Вопли глагола

Владимиру Маяковскому

Глагола скупой оскал
Звучит, словно гимн победный.
Владимир, о чем мечтал,
Когда наступали беды?!

Усопшие ноты труб
И возглас скупой и дикий,
А жест твой – сибирский сруб,
Надломленный мощным криком.

Трибуна! Набитый зал!
Застывшая плоть немеет!
Кулак налитой – кинжал:
Тугое крыло Орфея!

Идешь, теребя пути,
Не зная, что всуе будет!
И хруст по немой груди
От мыслей предсмертных будит.

О плач, обращенный в смех!
И мышц каменелых силы!
Искрится твой тяжкий грех,
Как будто призыв постылый.

О век мой! О хищный час!
Десница – струя рассвета!
Над миром пронесся бас –
Молитвенный вопль поэта!

На заре…

Встаю, как солнце, на заре,
Ищу себя сонливым взглядом,
Я так ослаблен в декабре –
Лишенный сил, даримых садом!

Зло от добра не отличить.
О, что в душе моей творится!
Я с прошлым жажду разлучить
Судьбы промокшие страницы.

Так щедро сыплет липкий снег,
И неба взгляд едва заметен!
Я снова дар земной отверг,
На хриплый голос не ответив.

Я одинок. Как тень иду…
И нет надежды в давнем друге…
О, что же я в конце найду
И где: на севере иль юге?!

Ищу свой смысл лишь в простом.
Уже ль мне жертвой стать раздора?
Украден дар! Расхищен дом
И бдит в немом окне минора!

От бед, увы, спасенья нет!
Уносят жизнь часы, минуты.
Мой стих! Мной молвленный обет!
И жар в груди пустой запутан!

Мой недруг, не спеши к зиме!
Осенний плод и зрел, и сочен.
Мы – словно искры на земле,
Обрывки слов и многоточий!

Иду по краю…

Застыл обрыв. Иду опять по краю…
И чей-то голос снова вдаль зовет –
Неужто я опять с собой играю?
И твердь земная – мнимый эшафот?!

Смотрю в упор на выжженное небо:
Немую грусть твердят мне облака.
Душа моя, ты большего не требуй,
Моя печаль свирепа, велика!

Шагаю смело! И сухие кости
Стучат с надеждой об подошву ног.
Мы в этом мире странники и гости –
Всему есть час, конец, предел, итог.

О, дай взлететь
над безмятежьем грусти!
(Так мало воли требует бросок!)
Когда ж меня
свинцовый груз отпустит,
И я смогу размять тугой висок?

Я ни о чем давно не сожалею –
К своей судьбе,
как к таинству, привык.
Горят уста. И взгляд сонливый тлеет,
Объяв теплом мой исхудалый лик.

Я все забыл! И память гонит ветер.
И мнутся веки, словно два крыла.
В окне звезда упала на рассвете,
Разбилась, чуть вздохнула, умерла.

И я смотрю, как маленький ребенок,
На ребра стен, разбуженных огнем:
Скользит по стеклам
мраморная крона
И ветвь шуршит
под непробудным сном.

Не оступись!

Племяннику Магомед-Салаху

Ты в мир пришел,
чтоб стать одним из многих –
Так что ж, иди!
(на светлый путь ступай) –
Трудны его избитые дороги,
Он любит дерзких,
неотступных, строгих,
Бегущих вместе, опрокинув край!

Цени врагов (они того достойны!),
Ведь даже враг, порою –
лучший друг.
Пусть труден путь,
что нелегко был пройден,
И за спиной утраты… бури… войны…
Фатальных вихрей хищный полукруг!

И боль терпи, сомкнув в душе обиды…
(Она, как тень безликая, пройдет)
Ты видишь, бдят безмолвно пирамиды,
Покрыты тленом Мартовские иды,
Роландов рог о вечном не поет!

Не оступись!
Жизнь словно острый камень.
В ней слито все: и зло, и доброта.
Ломая судьбы, надрезая грани,
Она, как сон, неукротимо манит –
В конце порой одна лишь пустота!

Ступай вперед, неся благое слово!
Чужую мысль поспешно не суди.
Не будь со слабым,
гневным и суровым,
И он, быть может, улыбнется снова,
Забыв про все, что было позади.

Держи обет, завещанный отцами,
И голос гор – как матери напев!
Твои поступки будут жить веками –
Мужчина славен добрыми делами,
Что он творит, смирение узрев!

И, словно раб, будь всепокорен Богу
(Лишь только
Он способен защитить).
Как ни была б трудна твоя дорога
(Всего и вся на ней случится много…),
Сумей свой век
с достоинством прожить!

Все обиды забуду…

Все обиды забуду, прощу
(Боль в уставшей душе не вместится)!
Ничего для себя не прошу,
Дай воды лишь студеной напиться.

Давит мысли нагрянувший гнев.
Мнется тело раскинутой тушей.
Так боюсь умереть, не успев,
Свой обиженный хрип не дослушав!

Буйный ветер скользит по груди,
Дерзок запах остуженной прели!
Понапрасну меня не суди
Оттого, что ты стала не верить!

Купол неба надрезал излом,
С вечной синью сливаются птицы…
К давней цели иду напролом
(Вряд ли пройденный
путь повторится)…

Нет, не жду снисхождений судьбы
(Я покорно приму свою участь)!
Буду, словно нагие рабы,
Биться в колокол, славя живучесть!

Мой испытанный гений незряч –
Он как будто отвергнут (не принят!)
Стану тенью былых неудач,
Веря в то, что душа не остынет!

Все приму (мне по силам оно!)
Черным коршуном сердце взлетело!
И рассвет бьется скорбно в окно,
Словно будит сонливое тело.

Стучится дождь…

Стучится дождь в мое окно,
Скрежещут окна!
Погасло небо. Так темно!
Луна поблекла.

Скользит обида по щеке,
Измяты скулы.
Бьет нерв по высохшей руке
Ослепшей пулей.

Почти окончен разговор…
Уста сомкнуты.
Душа и тело – вечный спор!
Часы! Минуты!

Вокруг клокочет пустота,
Томится щедрость.
И взгляд стремится в никуда –
В чужие недра.

К чему безмолвие конца
И грань расплаты,
Когда безумием свинца
Сердца объяты?

Горят последние огни,
Мерцают лужи.
И лист пожухнувшей любви,
Как птица, кружит!

Библейское

От чего, Саломея, ты плачешь,
И по ком твое сердце грустит?
Где покой нерушимый утрачен,
Что душа угнетенная прячет
И какие обиды таит?!

Все забудь (одиночество лечит!)
И врагов ненавистных прости.
Зри молитвой притворные речи!
Путь земной: он и мглист, и беспечен.
Вздох судьбы, словно пепел в горсти.

Не гляди на мирское уныло!
Дни скрываются в таинствах вод.
Отступили последние силы…
Не жалей! Все по промыслу было!
О, как щедр к нам грешным Господь!

Скорбно плачут скрижали и книги,
И предсмертно взмахнуло крыло.
Помни немощь свершенного ига:
Тяжкий вздох отступившийся мигом,
Сонный пир, превратившийся в зло…

Таят искры пред алчущим взором,
Бьется сердце в разбитой груди,
Вьется дым над остывшей минорой,
И сомнения ткутся узором…
О печаль, вещим кругом сойди!

Грозный царь! Разъяренные речи!
Все пред взором смиренно легло!
И спасения выпросить нечем –
Бдит глава Иоанна Предтечи,
Что свирепым мечом усекло!

Солнце тихо садится за долы.
Мир накрыла собой немота.
Пахнут смертью хевронские смолы,
И последние вопли глагола
Вдруг воспряли псалмом с живота…

Вайнх, №5, 2014.

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх