05.05.2015

Насрудин Ярычев. Чеченская Республика. Стихи.

Фото Насрудина ЯрычеваРодился в 1983 году. Живет в Грозном. Окончил факультет социальной работы, педагогики и психологии ФГОУ ВПО «Российский государственный социальный университет» (г. Москва). Доцент кафедры педагогики и психологи, заведующий кафедрой педагогики и психологии ГБОУ ВПО «Чеченский государственный институт повышения квалификации работников образования». Автор двух сборников стихотворений: «Мысли гранита» (Самара, 2003), «Мерцающий пепел» (Москва, 2010); автор 3 монографий и более 146 научных и учебно-методических работ; лауреат Всероссийской независимой литературной премии «Лира» имени О. Мандельштама.

Поэты

Александру Пушкину

Пылает жизнь, покрытая запретом…
И плотский холод требует тепла.
Идут на плаху жертвенно поэты,
Сложив свои мятежные крыла.

И для себя они не ищут славы.
О, их удел – сражаться до конца!
Лишь им дано пророческое право –
Глаголом жечь остывшие сердца!

О мир слепой, и нежный, и суровый!
О слух людской, охваченный огнем!
Прислушайся к их благостному слову,
Что стало эхом будущих времен.

Скрежещут камни, усмиряя стены,
И древо судеб тлеет и горит.
А их сердца, как прежде, неизменно
Чуть слышным пульсом
бьются о гранит.

Они для нас, как высшее мерило –
Людских утрат и совести людской.
И души их – таинственная сила,
Что тщетно ищут призрачный покой.

Их плоть и кровь
с невежеством боролись
И были тенью в немощном миру.
Они отчизны утомленный голос,
Что призывает к правде и добру.

Их каждый вздох залечивает раны!
О сколько в них тревоги и потерь!
Бунтует век раскосый и упрямый,
И ветер бдит, как ветхая свирель!

Порыв

Тугой рукой захлопнув грозно дверь,
Шепчу себе, что клятву не нарушу!
И все иду по тропам, где потерь
Жестокий молох надрезает душу.

Тяжелый шаг! Знакомый мне тупик!
Высоким телом взвывшая ограда.
Чего же ждет мой обозленный лик,
Лишенный воли, смежности,
пощады?!

Поникшим взором, щурясь,
вдаль гляжу!
И ропот мглы вдыхаю
полной грудью.
О суд земной! Я боле не сужу!
Моей утробе непокорны судьи!

Задетая, уходит мысль в пике!
Дрожит гортань, пропитанная силой.
Бессильный меч сомкнут в моей руке,
Что нынче вьется
немощным мерилом.

И грудь крошит негаданный удар!
И мой удел уже никто не кличет.
Я смерти жду – как таинство и дар!
О как ее призыв стал мне привычен!

И чем унять сей вымысел судьбы,
И как задобрить натиск повелений?!
Нет! Року мало воплей и мольбы,
Когда клубятся над главою тени!

И сходит с уст молитвенная песнь!
К чему теперь невежество заката?
Развеял ветер вызревшую спесь,
И я лежу, поверженный расплатой!

***

Так тяжело казаться одиноким
И ничего от жизни не хотеть!
Идти путем забытым и далеким,
Где тленный запах источает смерть.

Смеюсь невежей грозным
и счастливым!
Но нету сил отчаянно дышать.
Дрожит стопа, простертая пугливо,
Сквозь страх которой
суждено шагать.

К чему теперь победы… и удачи…
Надежды свет, взошедший, все круша,
Когда весь смысл таинства растрачен
И бьется птицей немощной душа?

Давит горло…

Давит горло липкая простуда.
Легкий вздох почти неуловим.
Кем я завтра в этой жизни буду,
Доживу ль или пройду, как дым?

Гложет слух расколотое эхо,
Кружит птицей медный листопад.
Труден путь! Вослед иду успеху,
Как незрячий нищий наугад.

Вьются нимбом выжженные тени,
Трепет мышц разбился и утих.
Не боюсь ни бед, ни поражений!
Знаю, право, что нельзя без них.

В этом смысл я черпаю мутный
И иных щедрот давно не жду!
Стал мне ветер недругом попутным,
Взмахом крыл суля во всем беду!

Тщетно бьюсь холодными руками,
Хрящ груди уже совсем остыл.
Ходит тенью хищный Мураками,
Словно век мучительный прожил!

Мнется лик, воспрявший исподлобья.
И глаза – две млечные звезды.
Жду свой час! Он, может,
право, пробил,
Словно плод, созрев из пустоты!

Бродят вещие сны…

Бродят вещие сны по чаще!
Сладким ядом истек изумруд!
О, как немощен рев щемящий,
Диким хрустом поправший грудь!
Я иду по заросшим тропам:
Древней тайной вздыхает след!
Морщит ноздри сырая копоть,
Славя привкус былых побед!

Все застыло в безмолвной дреме,
Хищным взглядом горят огни,
Кружит туча над ветхим домом,
В долгий путь провожая дни.

О, как трудно с судьбой тягаться
(Все предписано долгим сном!)
Ночи сдобой сырой ложатся,
Словно машут тугим крылом.

Все по краю! (боюсь разбиться!)
Вешним взглядом парит беда!
Так хочу быть бескрылой птицей
И растечь, как течет слюда!

Жажду мести всему, что было,
И смеюсь, и томлю оскал,
Таят снегом весенним силы
(Я, как жертва, бессильно пал).

Тише! Тише! Молчи, живое!
Солнце щедро объяло высь.
Мякоть сердца стучит и ноет,
Будто снова разбита жизнь.

Не ходите ко мне, о други!
(Я от взоров чужих устал)
Нынче я одинок в округе,
Словно тихий, пустой вокзал.

Вайнах, №10, 2013.

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх