«Нам нужны молодые люди, преданные науке»

гость2Шарани (Овхад) Джамбеков – известный фольклорист, публицист, старший преподаватель Чеченского государственного педуниверситета им. Т. Эльдарханова, профессор. Он составитель нескольких фольклорных сборников (в их числе издание 1990 года, ставшее сегодня библиографической редкостью), автор учебников для студентов филологических факультетов вузов, трех монографий и многочисленных научно-исследовательских работ по чеченскому фольклору и литературе. Сегодня он гость нашей редакции.

Муса Ахмадов. Шарани, мы рады приветствовать Вас в редакции. Несколько месяцев назад Вы защитили диссертацию. Теперь Вы доктор филологических наук. С чем мы поздравляем Вас. Ваша первая диссертация, кандидатская, по фольклору…

Шарани Джамбеков. Да, она называется «Жанровые и поэтические особенности чеченских героических песен (илли)».

Муса Ахмадов. А докторская диссертация по литературе.

Шарани Джамбеков. Ее можно считать продолжением кандидатской диссертации. В ней раскрываются, развиваются дальше те теоретические пункты, которые обозначены в первом труде. Свою работу я посвятил чеченским писателям, хотя использовал и произведения других северокавказских авторов. Меня интересовала тема фольклорных традиций в произведениях писателей двадцатого века. 30-е годы прошлого столетия – это время становления нашей литературы. Они прошли под лозунгом «Пережиткам прошлого – бой!», все произведения должны были соответствовать духу соцреализма. Фольклор, его богатейшее наследие, были объявлены неким балластом, который мешает развитию литературы. Дав оценку этому явлению, я показал, какое влияние оказал фольклор на творчество трех наших писателей.

Муса Ахмадов. А как называется Ваша докторская диссертация?

Шарани Джамбеков. Название довольно длинное: «Место фольклора в системе мировидения, литературно-эстетической концепции и творческой индивидуальности чеченских писателей XX века (Проза Магомета Мамакаева, Абузара Айдамирова, Шимы Окуева)».

Саламбек Алиев. А какое произведение Магомета Мамакаева Вы использовали?

Шарани Джамбеков. Во время работы над своим исследованием меня заинтересовала тема абречества в творчестве М. Мамакаева. Это сквозная тема как в произведениях чеченских писателей, так и соседних народов. Работая над диссертацией, я ознакомился с большим числом произведений северокавказских авторов. Абречество, как явление, было известно на всем Кавказе, но нигде не было так широко распространено, как в Чечне.

Муса Ахмадов. Вы показали в своей работе, что влияние фольклора на литературу благотворно.

Шарани Джамбеков. Да, вне всякого сомнения, благотворно.

Муса Ахмадов. И Вы утверждаете, что в истории Чечни абречество было более развито, чем у других народов, хотя произведений, посвященных этому явлению, у нас не так и много.

Шарани Джамбеков. Абреческое движение было больше распространено в Чечне, чем в других регионах. Оно не прекращалось даже в советские годы. Достаточно вспомнить абреков 40-х годов прошлого столетия или того же Хасуху Магомадова, который не прекращал своей деятельности до гибели в 1974 году. В своем труде я исследовал романы трех чеченских писателей: «Буря» А. Айдамирова, «Зелимхан» М. Мамакаева, «Красные цветы на снегу» Ш. Окуева. Абреки из произведений М. Мамакаева, А. Айдамирова – люди самоотверженные, бескорыстные, благородные. Такими же являются и герои Дзахо Гатуева, Владимира Икскуля – и сам Зелимхан, и другие абреки. Они выступают как борцы против социальной несправедливости, грабят и убивают чиновников и офицеров, которые притесняют бедняков. Большую часть захваченной добычи раздают тем же беднякам. И народ воспевает их как героев, слагает о них песни. Герои же Ш. Окуева живут в предреволюционную эпоху, когда устои, на которых зиждутся народные обычаи, адаты, подверглись некой деформации. Автор показал иную сторону этого явления, которое оно обрело на своем закате. Халид и его братья из романа «Красные цветы на снегу», называя себя абреками, не гнушаются ничем ради своей выгоды. Они обыкновенные грабители. Вероятно, в это время и появился в народе следующий рассказ: некий молодой человек решил стать абреком и обратился к матери: «Мама, я ухожу в абреки. Мне нужны быстроногий скакун, теплая бурка, хорошая винтовка, пистолет, острый кинжал. Будешь каждый вечер приносить мне на опушку леса сушеное мясо, курдюк, сыр, чуреки, кукурузную муку…» – «О-ох, сынок, – запричитала мать, – какую тяжелую ношу ты хочешь взвалить на меня! Может, тебе дома остаться?..» В это переломное время начали меняться взгляды народа на абречество.

Муса Ахмадов. Эта эволюция касается, на мой взгляд, и в целом всего фольклора. У нас есть жанр героических песен, и если раньше были герои илли, которых народ в своем творчестве несколько идеализировал, то в более поздних песнях некоторых из них стали рисовать в сатирическом плане.

Шарани Джамбеков. Как раз такие люди, подобные персонажам Шимы Окуева, и становились героями этих сатирических песен. Но если углубиться в историю, мы найдем, что и в более древние времена существовал такой тип людей. Асланбек Шерипов пишет, что некогда у нас были некие молодцы, не обделенные такими личными качествами, как смелость, отвага, не лишенные благородства, которые тем не менее гнушались труда, более того – презирали и сам труд, и людей, добывающих хлеб насущный своим трудом…

Муса Ахмадов. Это отрицательные герои.

Шарани Джамбеков. Да, отрицательные. Но в минуту, когда над Родиной нависала опасность, они становились в первые ряды ее защитников и, найдя более достойное применение своей отваге, бесстрашно, храбро сражались в гуще врагов.

Муса Ахмадов. События последующих лет явили нам иную картину: такие люди сразу шли на сговор с врагом и обрекали свой народ на войны и лишения. Люди становились абреками по разным причинам. К примеру, у Зелимхана своя история.

Шарани Джамбеков. Зелимхан выбрал этот нелегкий путь, не стерпев несправедливости людей, облеченных властью. У него было своя конкретная цель – отомстить обидчикам. Его образ отображен в фольклоре как защитника народа, борца за справедливость и свободу. Таковы же и другие герои устного народного творчества – реально существовавшие абреки Геха, Вара и многие другие. Надо сказать, что, несмотря на то, что власти сжигали дома заподозренных в укрывательстве Зелимхана, ссылали их в Сибирь, никто не винил в этом абрека, не проклинал его. А вот сподвижник Зелимхана Харачойского, Суламбек Гараводжев из села Сагопши, видя, что из-за него страдают ни в чем не повинные люди, решил сдаться властям. Он поставил лишь одно условие: чтобы его расстреляли, а не повесили. Генерал Михеев дал ему слово, но не сдержал его: Суламбека принародно повесили.

Саламбек Алиев. В словарях слову «абрек» дается разное определение. Какое из них, на Ваш взгляд, более точное?

Шарани Джамбеков. Этому понятию определение всегда давалось исходя их того, какая идеология проводилась государством в то или иное время. Но самую объективную оценку абречеству дает сам народ. Его искренней любовью, уважением пользовались абреки, которые восстали против несправедливости, в тяжелую для страны годину самоотверженно вставали на ее защиту.

Роза Межиева. Вам не кажется, что система абречества воспринимается так противоположно не потому, что она вырождалась в советские годы, а потому, что власть в стране сменилась? Зелимхан и его современники преподносились в романтическом ореоле, так как они воевали против царской власти, которая уже была свергнута, а тех, кто воевал против Советской власти, называли бандитами, вредителями. Но ведь они тоже стали абреками не просто так. Они пострадали от новой власти и решили ей мстить…

Шарани Джамбеков. Тут все зависит от системы. Вот возьмем Майрбека Шерипова, который поднял восстание против Советской власти. Он ведь тоже восстал против системы, но власти называли его бандитом. Хасуху Магомадова, который несколько десятилетий воевал против власти, называли политическим бандитом. Я думаю, что царская власть в этом плане была морально выше, чем власть, во главе которой стояли мужики, чем так называемая «народная» власть. Царская власть, если можно так выразиться, церемонилась со своими противниками. Ведь она могла в свое время легко уничтожить Ленина, Сталина и их товарищей, которые пошли против царя, но не сделала этого. Она боролась с ними в рамках каких-то моральных правил, а Советская власть была трусливой, не знала меры и безжалостно расправлялась даже со своими мнимыми врагами.

Сулиман Мусаев. Хочу задать вопрос о фольклоре. В советское время студенты филологического факультета каждое лето проходили фольклорную практику – собирали во всех отдаленных селах и аулах сказки, легенды, предания. Сегодня же, думаю, людей, знающих еще не опубликованные образцы устного народного творчества, мало.

Шарани Джамбеков. Очень мало.

Сулиман Мусаев. Как Вы думаете, стоит ли сегодня возрождать эту практику? Нужна ли она?

Шарани Джамбеков. Я по нашему университету скажу. В позапрошлом году, в августе, наш ректор заключил договор с Тбилисским университетом о взаимопосещении. Ректор тут же отозвал меня из отпуска – а я к тому времени два месяца, как уже защитился, – и выдал удостоверение профессора. И мы, три преподавателя (я, Ибрагим Хабаев и Марем Гарсаева) и тринадцать студентов выехали в Грузию, Панкисию, к нашим соплеменникам. В Панкисии мы жили ровно неделю и кое-что записали – в основном, пословицы и поговорки.

Саламбек Алиев. А вы свободно понимали друг друга?

Шарани Джамбеков. Конечно. Это ведь такие же чеченцы, как и мы с вами. Говорят на кистинском диалекте чеченского языка.

Саламбек Алиев. А где вы жили всю эту неделю?

Шарани Джамбеков. У местных жителей. Мы, пятеро мужчин, жили у Пареулидзе Ростома. Это житель села Омало, из рода хилдехарой. Он хорошо знаком всем нашим научным работникам, бывающим в командировках в Тбилиси. Доктор филологических наук, профессор. Очень хороший человек. Он преподает в Тбилисском университете, где ведет ингушскую группу, и в Институте языкознания имени Чикобавы.

Муса Ахмадов. А чеченской группы у них нет? Не принимают?

Шарани Джамбеков. Принимают, даже просят прислать студентов. Грузинская сторона обеспечивает им места в общежитии, выплачивает стипендии, но мы никак не соберем группу, чтобы туда отправить.

Муса Ахмадов. Так надо организовать студентов, собрать группу и отправить в Тбилиси. Я и раньше приводил вам пример – когда во время войны в палаточном лагере в Ингушетии Дидигов с Солцаевым не могли собрать группу из чеченских девушек, чтобы отправить учиться в театральный институт в Москву, я лично обходил палатки, разговаривал с родителями – в результате желающих было больше, чем имелось мест. Надо работать с людьми.

Шарани Джамбеков. Работа ведется. Кое-какие подвижки уже есть. В Тбилиси просят, чтобы присылали людей, уже имеющих филологическое образование, чтобы они уже там могли изучать древнегрузинский язык и работать с текстами в местных архивах. Наш министр и представители научных кругов республики были в Ереване, Тбилиси, заключили договоры. Так что, подвижки в этом направлении есть.

Сулиман Мусаев. Несколько лет назад прошла информация, что в одном из архивов Санкт-Петербурга нашли семь текстов конца XIX века, написанных арабской графикой на чеченском языке. Среди них, насколько я знаю, были и религиозные, и художественные тексты, и даже руководство по ведению хозяйства. Был даже путевой очерк некоего паломника, отправившегося в хадж в Мекку. Нужен был человек, который переложит эти тексты на кириллицу. Известна ли Вам судьба этих рукописей?

Шарани Джамбеков. Нет, к сожалению, мне неизвестна судьба конкретно этих текстов. Но есть хорошая новость: вчера (28 марта – С. М.) Глава республики Рамзан Кадыров провел совещание с историками, на котором поручил создать рабочие группы по изучению архивов крупных российских центров, Тбилиси, Еревана, Стамбула. Первые результаты будут оглашены уже этой осенью. Даже в Багдаде хранятся пособия по исламу на арабском языке, написанные чеченцами через семьдесят лет после смерти пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует). Свою национальную принадлежность они отображали в своих именах на обложке словом «Шишани». Так что, работы непочатый край.

Саламбек Алиев. После распада Советского Союза все народы Северного Кавказа начали спешно растаскивать аланское наследие и объявлять себя их потомками. Одна из республик добавила к своему официальному названию слово «Алания», другая назвала свою новую столицу Магас. А вот карачаевцы и балкарцы утверждают, что их самоназвание «аланы», что при встрече они обращаются друг к другу «алан» и что они прямые их потомки. Так чьими же предками были аланы? На какие источники, на Ваш взгляд, стоит опираться при поиске ответа на этот вопрос?

Шарани Джамбеков. Алания занимала, согласно исследованиям, обширную территорию на Северном Кавказе и населяло ее множество племен и народов…

Муса Ахмадов. Одно время имя Маас (это один из вариантов названия столицы Алании) носил поселок Калинина города Грозного. Во время археологических раскопок городище Маас (Магас) обнаружено около села Алхан-Кала. Даже не все осетины согласны с утверждением о том, что они потомки аланов. Вот книга, подарок нашего друга, писателя Бориса Гусалова. Она называется «Аланы: откуда корни? Во власти мнимого тождества». Автор книги – осетинская исследовательница Тина Дзокаева. В ней она утверждает, что осетины никакого отношения к аланам не имеют. Вот ее вступительные слова: «Рискуя нарушить кавказские обычаи, все же хочется спросить у загостившихся аланов: «А вы сами-то откуда будете, дорогие гости? Где ваши собственные предковые места обитания?»

Шарани Джамбеков. Интригующее начало… Надо будет прочитать (рассматривает книгу)… Оказывается, эта книга лишь продолжение целой серии книг (читает): «Осетины в плену у аланов», «Осетины – потомки осетин», «Нарты. Нераспознанная символика», «Покушение на этнонимы»… Что касается аланов, их наследия – я, повторяю, уверен, что это был конгломерат разных племен и народов.

Муса Ахмадов. Шарани, вот в писательских кругах у нас есть добрая традиция – многие наши писатели воспитали себе достойную смену, дали путевку в литературу начинающим тогда авторам. К примеру, воспитанниками Магомета Мамакаева можно считать Магомеда Дикаева, Алвади Шайхиева, Саидбека Дакаева, Шаида Рашидова… А вот в научной среде дела с этим обстоят хуже. Конечно, это связано и с войнами, прокатившимися по нашей республике, но не только…
Какие на сегодняшний день у нас достижения в этой области, какие недочеты? За годы преподавательской работы в университете Вы выпустили большое количество молодых специалистов, и многие из них отзываются о Вас с большой теплотой. Что лично Вы сделали для того, чтобы воспитать себе достойную смену?

Шарани Джамбеков. Из всех своих учеников я хотел бы выделить Расумова Ваху. Он много читает, пишет, недавно защитил диссертацию по фольклору. Сегодня у меня еще четыре аспиранта. Но, если говорить в общем, дела не так уж и хороши. Молодежь сегодня очень мало читает. А нам в фольклористике, литературоведении очень нужны молодые люди, буквально одержимые своей работой, преданные науке.

Муса Ахмадов. Шарани, что бы Вы посоветовали нашим студентам, которые интересуются научной работой, культурой чеченского народа?

Шарани Джамбеков. Я бы посоветовал им много читать, копить свой багаж знаний, пока они молоды. Надо постоянно работать над собой, накапливая знания, совершенствуя манеру письма, стиль изложения. Когда я отнес свою первую публикацию в шатойскую районную газету, ее главный редактор всю исчеркал ее, пришлось почти заново переписывать (смеется). Признаюсь, это оставило несколько неприятный осадок в моей душе, и только позже я понял, что этим он оказал мне добрую услугу, потому что в дальнейшем я стал более привередливее относиться к своим текстам.

Муса Ахмадов. Большое спасибо, Шарани, что нашли время зайти в нашу редацию и за интересный разговор. Желаю Вам и в дальнейшем творческих успехов и крепкого здоровья. Дела реза хуьлда хьуна!

Шарани Джамбеков. Массарна а хуьлда Дела реза!

Подготовил Сулиман Мусаев.

Вайнах №2. Печатная версия, №6. Электронная версия.

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх