Музыкальная культура чеченского народа: вчера, сегодня и завтра.

рамзан даудов 222ГУП «Центр Народного Творчества» при Министерстве Культуры Чеченской Республики – один из самых активных, результативно развивающихся культурных учреждений. Программа возрождения, сохранения и развития традиционной хореографической, вокально-инструментальной, материально-бытовой и других культур чеченского народа активно работает при непосредственном участии названного учреждения.
«Центр Народного Творчества» с 2002-го года возглавляет известный не только в нашей республике, но и за ее пределами музыкант и композитор, председатель вновь созданного Союза Композиторов Чеченской Республики, Заслуженный деятель культуры ЧР, Рамзан Даудов. Его активная творческая, общественная и административная деятельность  отмечена медалью «За заслуги перед Чеченской республикой» и многими другими поощрительными знаками и наградами.

Рамзан родился в 1955-ом  году в с.Гойты Урус-Мартановского района. Там же учился в средней школе. Занимался классической борьбой, увлекался игрой на национальных музыкальных инструментах, пел, участвуя в школьной художественной самодеятельности. С детства проявляя тягу к музыкальному творчеству, Рамзан после окончания средней школы поступил на вокальное отделение Грозненского музыкального училища, которое в те годы являлось  одним из признанных, ведущих музыкальных учебных заведений Советского Союза. После музыкального училища вернулся в родное село Гойты учить музыке юных односельчан и развивать их таланты. Заведовал Гойтинским Сельским Домом Культуры, работал в ансамбле «Ичкерия». Сегодня Рамзан в беседе с нашим корреспондентом расскажет о работе вверенного ему учреждения, о своих взглядах на прошлое и настоящее духовно-нравственной жизни чеченского общества, о проблемах сегодняшней музыкальной культуры и о других делах и чаяниях.

– Рамзан, сегодня культурная жизнь нашей республики переживает период творческого подъема, возрождения. Идет активное строительство культурных учреждений во всех уголках Чечни, проводится много культурно-развлекательных мероприятий: телепроектов, конкурсов, фестивалей, юбилейных мероприятий, направленных на возрождение, развитие и сохранение духовно-нравственных ценностей чеченского народа. Какую роль играет Ваше учреждение в этом гуманном, благородном деле?

– Государственное Унитарное Предприятие «Центр Народного Творчества» было создано в 2002-ом году, как методический Центр  культурно-досуговых учреждений Чеченской республики. Задачей его, по уставу, является обеспечение методическим руководством и рекомендациями клубных и других культурно-досуговых учреждений республики, координация их работы по развитию традиционной культуры, по организации художественной самодеятельности, по духовно-нравственному воспитанию детей и молодежи и т.д. Мы проводим различные фестивали, конкурсы, фольклорные календарные праздники и других народов, проживающих в Чечне: Рождество, Святки, День Урожая, Масленица и т.д. Смотры, выставки декоративно-прикладного искусства и другие подобные мероприятия позволяют нам выявлять талантливых мастеров-самоучек, одаренных музыкантов, вокалистов, танцоров, художников всех возрастных категорий и вовлекать их в культурно-восстановительный процесс республики.

Мы работаем в тесном контакте с национальными культурными центрами Чеченской Республики, которых у нас одиннадцать: русский, два казачьих, кумыкский, ногайский, татарский, турецкий, аварский и другие. Также мы участвуем в межрегиональных, международных фольклорных и других фестивалях. В прошлом году мы были приглашены и участвовали в двух международных фестивалях. В этом году мы получили приглашение на международный этнографический фестиваль «Горцы», который пройдет в столице Дагестана, городе Махачкала. В фестивале участвуют фольклорные ансамбли дальнего и ближнего зарубежья. В нем также будут принимать участие танцевальные и хореографические коллективы Чеченской Республики. В этом году тоже планируем проведение международного фольклорного фестиваля на своей территории.
Центр Народного Творчества служит методологическим, консультационным органом при проведении всех республиканских, городских, районных, сельских культурно-развлекательных, юбилейных, состязательных и иных мероприятий.

Организуем и проводим различные конкурсы, фольклорно-этнографические культурно-развлекательные мероприятия, пропагандирующие возрождение, сохранение и укрепление национальных традиций чеченского и других народов, проживающих на территории Чеченской Республики. Участвуем в разработке многих телепроектов. Жителям нашей республики хорошо известна и принимаема программа «Синмехаллаш». В подготовке этого телевизионного проекта используются фольклорные материалы, накопленные в нашем Центре Народного Творчества. В жюри этого мероприятия мы приглашаем известных деятелей культуры и искусства: артистов эстрады, театра, кино, писателей, ученых-фольклористов и т.д. Программа охватывает и затрагивает все сферы духовной, материально-бытовой жизни чеченского народа. Молодежь вовлекается во все сферы духовно-культурной жизни. Она начинает постепенно возрождать в себе чеченские традиции и обычаи, знакомится с утрачивающимися материально-культурными ценностями, интересуется и втягивается в этот процесс.

Заинтересованные в повышении квалификации наших работников, мы проводим семинары, мастер-классы с приглашением лучших российских методистов-культурологов. Всегда в тесном в контакте с ведущими учеными-историками, филологами, этнографами, фольклористами, деятелями театра и кино, литераторами не только Чеченской Республики, но и всех регионов Российской Федерации, ближнего и дальнего зарубежья. Поддерживаем тесную связь с чеченскими диаспорами России и зарубежья.

– Рамзан, какие проблемы и упущения вы видите сегодня в развитии музыкальной культуры республики? На что нужно обратить внимание? От чего нужно «очистить» чеченский танец, инструментальную мелодию, вокальное исполнение, национальный костюм и т.д? Какова работа по возрождению национальных музыкальных инструментов? Есть ли мастерские по их изготовлению?

– Сегодня мы знаем «кехат пондур» – чеченская национальная гармонь, и «дечиг пондур» – трехструнный щипковый инструмент. В профессиональных ансамблях используется еще «шедаг» – свирель, и « атхок пондур» – смычковый инструмент типа скрипки. И два ударных инструмента: «вота» – барабан и «жирг1а» – бубен. По исследованиям историков известны названия нескольких десятков чеченских музыкальных инструментов прошлого. Вот некоторые из них: шедаг – свирель, шала шедаг – двойная свирель, ц1уза – духовой инструмент типа свирели или флейты, зурма ч1ондарг – чеченская скрипка, шамали и т.д. Были еще и комбинированные инструменты типа шотландской волынки – мех и зурна. Игра на ней называлась «лежиг лакхар», то есть « играть на бурдюке». Кстати, мой отец рассказывал, что он в детстве играл на подобном инструменте. Ритмические и шумовые ударные инструменты тоже были в разнообразии. До недавних пор на свадьбах и вечеринках в некоторых местностях Чечни ритм отбивали накрест расщепленными палочками по уложенному вертикально бревну. Музыкальные инструменты трансформировались с развитием прогресса. Промышленные технологии позволяли модернизировать и усложнять их в ущерб национальному колориту и первозданной самобытности. Нынешние музыкальные синтезаторы, по-моему, наносят немалый вред нашей национальной музыкальной культуре.

– Такое же явление, наверное, и в национальных костюмах хореографических коллективов, фольклорных групп и вообще в стиле ношения, правилах поведения и т.д. Каждая эпоха, временной отрезок вносит свои коррективы во все сферы социальной, культурной и других сторон общественной жизни. Какие современные наслоения, на ваш взгляд, нужно убрать из современной эстрады и хореографии?

– Взаимовлияние культур родственных народов Кавказа – явление неизбежное и здоровое. Не избежать и извечной полемики по поводу того, «кто у кого что своровал». Сейчас идет работа по «очищению» нашей музыкально-хореографической культуры от наносного. Наши культурологи-дизайнеры однобоко подходят к стилю национального костюма – все эти орнаменты, позументы, галуны, позолота – вся эта пестрота «размывает» образ национального чеченского костюма, стиль которого вырабатывался веками, строго соизмеряясь и приспосабливаясь к социальным, духовно-нравственным, воинским, практико-бытовым запросам определенного этапа развития вайнахского общества. Возьмем, к примеру, такие атрибуты кавказского мужского костюма, как нагрудные газыри на черкеске и наборный пояс. Они появились в результате освоения огнестрельного оружия: газыри – как отмеренные и готовые заряды сначала к фитильным, а затем и к кремневым ружьям и пистолетам. Газыри соответственно и называются «бустамаш», что в переводе с чеченского означает «мерки». На поясе стали носить соответствующие инструменты: отвертку, шильце для прочистки отверстий, корбочка для кремней и т.д. Затем, с появлением более совершенного многозарядного оружия отпала надобность в этих инструментах и они стали стилизованными украшениями наборного пояса и костюма.

К этой теме я вспомню недавнюю нашу поездку в Москву на фольклорный фестиваль под названием «Душа России». Меня впечатлило выступление одного русского фольклорно-этнографического ансамбля, занявшего, по достоинству, первое место. Простотой своих костюмов и манерой исполнения приближенной к реальности настолько, что возникала иллюзия присутствия в какой-то дальней русской деревне, где в старинной русской избе собрались крестьяне отдохнуть после трудового дня – настолько бесхитростно и естественно звучали их старинные русские припевы. Без музыкального сопровождения, только голосовым, прихлопывая и притоптывая в такт себе, они доносили до зрителя магию и обаяние старинных русских припевок и напевов. Костюмы их не отличались яркостью, не пестрили цветовой и прочей гаммой.

Наши фольклорно-этнографические ансамбли сегодня мало несут в своем творчестве истинно национального в стиле своих костюмов, по содержанию репертуаров, по манере исполнения номеров. Заимствований из родственной, но не чеченской культуры, в их выступлениях больше. Нужно более внимательно подходить к составлению номеров, к их содержанию, почаще обращаться к ученым-этнографам, историкам, фольклористам. Нужно «ходить в народ», собирать материал, записывать, приглядываться к людям, к их быту, характерам, общению и т.д. Необходимо освободить чеченский танец от инонациональных наслоений. Также поработать над народными мелодиями, убирая чужие мотивы и интонации. Чтобы подрастающее поколение не имело ложного восприятия.

– Рамзан, вы являетсь председателем вновь созданного Союза композиторов Чеченской Республики. В недавнем прошлом, до развала Советского Союза, музыкальная культура Чечено- Ингушетии была одной из ярких и представительных в стране. Умар Димаев, Аднан Шахбулатов, Зайнди Чергизбиев, Умар Бексултанов и другие деятели создали самобытную музыкальную сокровищницу нашей культуры, заложили базу для последующего развития этого дела, на которую мы и сегодня опираемся. Прекрасные симфонические произведения, созданные ими на основе чеченских национальных мелодий, и сегодня звучат в залах Чеченской государственной филармонии и концертных залах других регионов России. К этим произведениям обращаются при создании Государственных Гимнов. Будет ли новый Союз органом воспитания молодых композиторов?

– В бытность ЧИАССР школа воспитания музыкальных кадров была одной из уважаемых и востребованных в Советском Союзе. Я сам учился Грозненском музыкальном училище и был свидетелем, как наших выпускников «разбирали» представители московских и ленинградских консерваторий для дальнейшей подготовки их в музыкальных ВУЗах страны. В республике было много музыкальных школ, было республиканское музыкальное училище, которое давало среднее музыкальное профессиональное образование по многим видам инструментов. Также музыкальные кадры готовило Грозненское культпросветучилище. Многие выпускники, как я уже упоминал, поступали в Высшее музыкальное училище им. Гнесиных, в Московскую, Ленинградскую и другие консерватории страны для продолжения  профессиональной подготовки. Надо отметить, для нашей же пользы, что это были, в основном, кадры невайнахской национальности. И сегодня основным препятствием в деле воспитания национальных кадров музыкальной культуры является то, что произошел отток русскоязычного населения республики, представители которого в большинстве своем и являлись «поставщиками» музыкальных кадров в республике.

В ноябре 2013-го года Союз Композиторов Чеченской республики прошел стадию официальной регистрации, и сегодня в нем, пока, четверо членов. Будем надеяться, что его пополнят молодые дарования.

– Сегодня в Государственном Симфоническом Оркестре Чеченской Республики работают, в основном, приглашенные из других регионов музыканты. У нас нет недостатка в мастерах – исполнителях на народных инструментах, но возьмем другие классические отрасли мировой музыкальной культуры, как оперное искусство, хоровое, балетное, исполнение на основных классических общеевропейских музыкальных инструментах, как фортепьяно, пианино, скрипка, создание камерных произведений на основе национальных фольклорных мотивов – сфера деятельности для чеченского музыкального сообщества обширная. Какие шаги уже сделаны?

– Во-первых, возрождена и успешно функционирует Чеченская Государственная филармония, названная в честь великого чеченского музыкального подвижника, композитора Аднана Шахбулатова. «Революционное брожение» и его последствия – две разрушительные войны отбросили нас на пару десятилетий назад во всех сферах государственного и общественного развития. Сегодня мы возрождаемся неожиданными темпами – у нас уже функционируют все институты современного демократического государственного образования, в том числе и культурно-просветительские. Один из примеров поступательного движения в музыкальном мире республики – возрождение уже забытого многими хорового общества. Представители старшего поколения помнят концерты коллектива Чечено-Ингушского хорового общества, руководимого долгое время композитором Александром Халебским, который много работал с чеченским фольклорным музыкальным наследием.

Спешу сообщить любителям хорового пения, что в этом году возрождено Чеченское Отделение Всероссийского Хорового Общества и оно уже делает свою работу. Я был командирован в Москву от Министерства культуры Чеченской Республики по этому вопросу. Знаменитый дирижер и руководитель Мариинского театра Валерий Гергиев и исполнительный директор Всероссийского Хорового Общества Павел Пожигайло оказали мне всяческое содействие в вопросах регистрации отделения. На днях ожидается официальное открытие Чеченского отделения Всероссийского Хорового Общества, на которое прибудут и гости из Москвы.
Хочу отметить участие наших десяти чеченских  ребят во Всероссийском «Тысячном Детском Хоре», выступившем на закрытии Сочинской Зимней Олимпиады 2014-го года.

– Чеченский эпос «Илли» сегодня существует только в многочисленных изданиях, фольклорных сборниках, то есть «Илли» уже никем не исполняется. Последним исполнителем его, как я помню, был Абдул-Вахид Дамкаев, которого уже нет с нами( Дала геч дойла цунна). Эта старинная школа вокально-инструментального исполнения произведений героико-эпических произведений чеченского народа практически не существует уже. Это большая потеря для нашей духовной культуры и для сегодняшней молодой, только «зреющей и внимающей» публики. Скажите несколько слов об этой проблеме.

– Многочасовое исполнение одного «Илли» требует особого психологического настроя и концентрации физических сил. В 60-80-х годах прошлого века еще были живы выжившие в депортации и вернувшиеся на родину исполнители «Илли»: Сулейманов Бауди из Толстой-юрта, Гакашев Магомед из Шатоя, Абдул-Хамид Абдурахманов из Курчалоя, Денисолт Орзимов из Иласхан-юрта, Чапаев Сапарбек из Шалажи, Ахмед Тимуркаев и другие. Из них мы можем услышать только несколько песен в исполнении Бауди Сулейманова. Магнитофонные записи остальных народных сказителей не сохранились, не говоря уже о фильмофонде. Нет источников для обучения молодых сказителей. К тому же они аккомпанировали себе на старых народных струнных инструментах – дечиг-пондурах иной фоновой конструкции – более глухого, приближенного к естественным, голосовым интонациям сказителя. Сегодня, по моему, не осталось мастеров, кто мог бы воссоздать такой старинный дечиг-пондур со струнами из сухожилий или конского волоса.

Учитывая физические, морально-психологические возможности современной молодежи, воспитать хоть одного сказителя – илланчу будет весьма непросто. В те старые времена, когда зарождались и слагались «Илли», сказитель со своей незагруженной грамотностью и информацией памятью мог запомнить такие объемные, многочасовые по звучанию тексты. Нынешнему школьнику или студенту, навряд ли это будет под силу. Хотя я за создание «Школы исполнителей Чеченских Илли». При соответствующем подборе учеников и умелом подходе можно освоить это очень нужное дело. Руководство республики всегда идет навстречу таким начинаниям, связанным с возрождением забытых традиций нашего народа.

– Какие усилия могли бы принести пользу в деле воспитания нового поколения музыкальных кадров для возрождающейся культуры Чеченской Республики? Учиться играть на скрипке, на пианино, петь в опере, махать дирижерской палочкой – на такого рода профессии наши чеченские парни не очень рвутся, другое дело бизнес, экономика, юриспруденция и тому подобное. Сказывается, наверное, ментальность или материальная перспектива. Конечно, настоящее дарование пойдет по своему пути, но нам нужны и простые скрипачи, и виолончелисты, и пианисты и другие музыканты для симфонических оркестров, хоровые певцы – словом, мы не должны отставать от соседних республик в этой сфере культуры. Может быть, уже идет работа в этом направлении?

– Трудно завлечь современного выпускника средней школы в сферу музыкальной деятельности при нынешнем материальном стимуле. Нужно учитывать ментальность нашей молодежи, их запросы. Конечно, если человек талантлив с рождения, особо одарен, его трудно заинтересовать другим делом, но речь идет о рядовых пианистах, скрипачах, дирижерах и прочих музыкальных профессионалов, которые нам сегодня нужны для полноценного удовлетворения культурно-музыкальных запросов нашего общества. У нас большая нехватка профессиональных преподавательских кадров для музыкальных школ, особенно в районах республики. Думаю, каждое муниципальное образование в рамках программы «Кадры для Чеченской Республики» могло бы за свой счет отправить на учебу в музыкальные вузы страны и за рубеж по десять наиболее одаренных ребят.

Профессиональный музыкант должен преодолеть три этапа: учеба в музыкальной школе занимает семь лет, затем – четыре года в музыкальном училище, и дальнейшая учеба в музыкальном вузе – консерватории или музыкально-педагогическом институте и т.д. Уходит на все это порядка шестнадцати лет молодой жизни. При слабом материальном стимуле на это идут только люди, которые не видят себя вне этой профессии. Я предложил свои соображения по этой проблеме, которые были одобрены комиссией Правительства Республики и Министерством Культуры. Нужны взаимные гарантии и обязанности: правительство должно обеспечить студента достойной стипендией и жильем на время учебы. Так же, по окончании вуза, предоставить ему работу по специальности с предоставлением жилья в постоянное пользование. По нашим подсчетам, годовое обучение десятерых студентов в специальном вузе обойдется в 1.800 тысяч рублей. Сумма, как видите, небольшая по нынешним временам. Но тратиться надо на одаренных людей, преданных музыке, не ищущих в профессии материальных выгод.

– Рамзан, спасибо за содержательную, интересную беседу. Хочется, чтобы было больше таких болеющих за свое дело и профессию людей в культуре Чечни. От имени читателей журнала «Вайнах» и себя желаю дальнейших творческих успехов и здоровья.

Беседу провел Иса ОКАРОВ

Вайнах, №8, 2014.

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх