Муталип Давлетмирзаев: трудно представить нашу жизнь без общения с театром.

2222

Давлетмирзаев М.А.

Давлетмирзаев Муталип (Абдул-Муталип) Ахмадович (18 апреля 1939 года, Валерик, Ачхой-Мартановский район, Чечено-Ингушская АССР) – советский и российский чеченский актер, один из ведущих артистов Чеченского драматического театра, Народный артист Чечено-Ингушской АССР (10 ноября 1977), Народный артист РСФСР (13 января 1989), лауреат Государственной премии РСФСР имени К. С. Станиславского (1983).
Родился 18 апреля 1939 года в селе Валерик Чечено-Ингушетии. Ему не было и четырех, когда скончался его отец. Матери пришлось самой поднимать семерых детей. Вскоре последовала новая беда – депортация чеченцев и ингушей. В результате семья оказалась в селении Аксоват Мендигоринского района Кустанайской области Казахской ССР. Муталип с отличием окончил школу. После реабилитации чеченцев и ингушей семья вернулась на родину. Поступил в ЛГИТМиК имени Александра Островского. Во многом это решение объяснялось желанием Давлетмирзаева побывать в Ленинграде. Его дипломной работой стала роль монаха Лоренцо в спектакле «Ромео и Джульетта».

После окончания института в 1962 году вернулся домой и начал работу в театре имени Ханпаши Нурадилова. В первые же годы ему начали доверять главные роли. Он сыграл Печорина в спектакле «Бэла» Михаила Лермонтова (режиссер Петр Харлип), Апполонио Сельвиро в спектакле «День рождения Терезы» Георгия Мдивани (режиссер И. Савельев), поручика Ярового в спектакле «Любовь Яровая» Константина Тренева (режиссер Петр Харлип), маркиза Форлипополи в спектакле «Хозяйка гостиницы» Карло Гольдони (режиссер А. Ридаль), Тристана в спектакле «Собака на сене» Лопе де Вега (режиссер Петр Харлип), Адиля в спектакле «Дороги любви» Идриса Базоркина (режиссер Н. Децик) и другие.

Давлетмирзаев с равным успехом играл роли героические и комедийные, острохарактерные и драматические. Его герои – представители разных эпох, национальностей, возрастов и социальных групп. Одной из самых громких удач актера стало блестящее исполнение главной роли в комедии Абдул-Хамида Хамидова «Бож-Али» (режиссер Петр Харлип), премьера которой состоялась 1 мая 1965 года. После этой роли имя Давлетмирзаева стало неразрывно ассоциироваться с именем главного героя этого спектакля. Спектакль получил поистине всенародное признание, стал классикой чеченской сцены и был отмечен дипломом и премией на смотре, посвященном 50-летию Октября.

Давлетмирзаев сыграл роль Леонардо в сценической композиции Руслана Хакишева «Кровавая свадьба» по одноименной пьесе Гарсиа Лорки. За успешное исполнение главной роли и вклад в развитие театрального искусства 21 декабря 1967 года ему было присвоено звание заслуженного артиста Чечено-Ингушетии.
В том же году, на пике популярности, Давлетмирзаев неожиданно для всех оставил театр и поступил на юридический факультет Всесоюзного юридического института. После стажировки был назначен следователем прокуратуры Октябрьского района Грозного.

В 1974 году снова вернулся в родной театр. Далее были роли Гнездикова в спектакле Руслана Хакишева «Бессмертные», Фердинанда в спектакле «Коварство и любовь» Фридриха Шиллера, Дона Диего в спектакле «Сид» Корнеля (режиссер Мималт Солцаев), Ричарда III в одноименном спектакле Мималта Солцаева, Князя в спектакле «Пир во время чумы» А. С. Пушкина (режиссер Руслан Хакишев), Сальери в спектакле «Моцарт и Сальери» (Руслан Хакишев), судьи Клеона в спектакле «Забыть Герострата!» Григория Горина (Мималт Солцаев), Сталина в спектакле Солцаева «В августе сорок четвертого» на сцене Грозненского русского драматического театра имени М. Лермонтова и многие другие.

Спектакль «Песни вайнахов», созданный режиссером Русланом Хакишевым по мотивам народного эпоса, в котором Давлетмирзаев сыграл роль Мусоста, был удостоен Государственной премии РСФСР.
За спектакль «Лениниана» режиссер Мималт Солцаев и исполнитель роли Ленина Муталип Давлетмирзаев были удостоены Государственной премии им. К. С. Станиславского.

Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 13 января 1989 года М. Давлетмирзаеву было присвоено звание Народный артист РСФСР.
Является заведующим кафедрой истории государства и права юридического факультета и преподавателем кафедры актерского мастерства Чеченского государственного университета.
Предлагаем вашему вниманию интервью, взятое у актера Фатимой Мезиевой.

Абдул-Муталип Ахмадович, расскажите, пожалуйста, что для вас представляет театр?

«Театр!.. Любите ли вы театр так, как я люблю его, то есть всеми силами души вашей, со всем энтузиазмом, со всем исступлением, к которому только способна пылкая молодость, жадная и страстная до впечатлений изящного! Или, лучше сказать, можете ли вы не любить театр больше всего на свете, кроме блага и истины!.. »
Эти слова были произнесены в далеком 1834 году молодым тогда Виссарионом Григорьевичем Белинским, критиком, одолеваемым одним единственным желанием – раскрыть, показать своим читателям необыкновенно притягательную силу сценического искусства.

В свои удивительные по глубине и поэтической образности строки В.Г.Белинский вложил многое, но, в первую очередь, мысль о высоком гуманистическом предназначении театра, искусства очень массового и демократического.

Прошли годы. Но время не состарило слова, сказанные великим русским критиком более ста восьмидесяти лет назад. Они и сегодня полны трепетного чувства, современны и актуальны. Потому что точно выражают отношение человека к сценическому искусству. И на самом деле, трудно представить нашу жизнь без общения с театром, которому мы благодарны за то, что он умеет потрясать человеческую душу, идейно обогащать сознание, раскрывать тончайшие движения внутреннего мира людей и быть общественной трибуной. В Грозном, да и во всей республике, немало людей, любящих театр искренне и преданно. Истинно современный образованный человек всегда найдет возможность сходить в театр, побывать на премьере.

«Театр – лучшее средство для общения народов между собой, для вскрытия и понимания их сокровенных чувств», – эти слова К.С.Станиславского в условиях нашей многонациональной страны преобретают особое значение. Пусть они станут девизом для всех. И пусть этот дикий капитализм не сотрет в порошок значение театра для простого человека!

Вся моя жизнь посвящена моему народу, все мои силы отданы ему, во благо его! С любовью и глубоким сочувствием Ему! До боли в сердце! Я жил осознанием трудности его пути, его судьбы, соизмерением и пониманием того, что все то, что происходит с ним, направлено Аллахом для его испытания, его исправления. Я был его сыном, испытавшим на своей шкуре все перипетии его судьбы: и годы депортации, и трудности выживания в Казахстане, и трудности возвращения на Родину, и трудности возрождения, и горе двух войн, затеянных по сценарию сверху!
Профессия актера мне досталась не по моей воле, а по предопределению Аллаха. Значит, так было предначертано свыше.

Абдул-Муталип Ахмадович, расскажите о своих детских годах.

Я знаю своих предков до пятнадцати колен. Все они тайпа аьккхий, из союза (тукхума) аьккхий, притом – лам-аьккхи (горные аккинцы). Живем мы в с. Валерик. Из вирда Кунта-Хаджи Кишиева, Хьажийн-некъи. По преданиям, Хьажийн-некъи считались врачами. И действительно, я в своем роду замечал призвание к врачеванию, хотя сам врачом не стал.
Мои предки: Азни, Малхс, Анги, Воккхани (прожил 140-160 лет), Пюли, Mаса, Камболт, Берс, Гамболт, Дюрда, Балтак, Довтак, Даутмирз, Айдамар, Ахмад и я, Абдул-Муталип (братья Зияуддин и Абдул-Ризак).

Я, Давлетмирзаев Абдул-Муталип (по паспорту Муталип) Ахмадович, родился 23 марта 1939 года в с. Валерик, Ачхой-Мартановского района ЧИ АССР. Отец мой, Давлетмирзаев Ахмад Айдамирович, был 1904 года рождения и умер от воспаления легких летом 1943 года. На момент его смерти наша семья состояла из восьми душ: мать, Давлетмирзаева Хута Эдаевна, 1906 г.р., и нас семеро детей – брат Зиявди, 1927 г.р., сестра Залиха, 1930 г.р., сестра Зулпа, 1932 г.р., сестра Зулай, 1934 г.р., брат Абдразак, 1936 г.р., моя младшая сестренка Залимат, 1942 г.р. и я.

Не прошло и года после смерти отца, как нашу семью в 1944 году депортировали на север Казахстана, в село Аксоват Мендигоринского района Кустанайской области, на севере Казахстана. Назвать селом эту точку земли невозможно, потому что я там не видел ни домов, ни местных жителей. Закинули нас в загон для скота. Чтобы не замерзнуть, люди разожгли в середине загона костер, который поддерживали постоянно. Жгли камыш и курай, который рос в этих местах обильно. А нас, детей, закутав во что попало, держали вокруг костра, чтобы мы не мерзли. Моя детская память сохранила загоны для овец, крытые камышом, пургу, завывание ветра и голод, который косил людей. Я помню, как старики падали и умирали от голода.

33333

М. Давлетмирзаев и Марет Сатуева в спектакле «Ханума» (режиссер Х. Ахмадова)

Весной 1944 года люди стали строить землянки, спасаясь от холода.
Основная часть землянок уходила в землю, только плоские крыши выступали сверху. В зимнее время выпадало много снега, и пурга полностью засыпала землянки снегом, из-за чего все вокруг исчезало в снегу. Люди ходили в гости друг к другу по крышам домов.
До выселения наши близкие родственники проживали не только в с.Валерик, но и в других местах, в частности в г.Грозный. Родственников не пытались соединять, а высылали с того места, где их заставали. Потому многие не знали о судьбе друг друга. Наших родственников, проживавших в Грозном, оказалось, выслали в Джамбульскую область Южного Казахстана, на ст. Мерке. Они каким-то путем узнали, что часть их родственников находится в Кустанайской области, в Аксовате.

В один из зимних вечеров 1945 года наша семья находилась в своей землянке, полностью заваленной снегом. В зимнее время окно, или отдельно стекло, для попадания света в землянку, устанавливалось в крыше. Его постоянно засыпало снегом, и его постоянно приходилось очищать. Определить местонахождение того или иного жилого помещения можно было только по дыму, идущему из печной трубы. Поэтому путник ориентировался только по дымоходам.

Так вот, стала наступать ночь. Мы все, и взрослые и дети, находились у себя в землянке и, окружив печь, пытались согреться. В это время раздается треск и нам показалось, что через стекло, проделанное в потолке, ввалился медведь. Мы все испугались. Оказалось, что это ввалился не медведь, а одетый в шубу человек, и этим человеком оказался наш дядя Бекмурзаев Ада. Оказывается, ему выдали разрешение на вывоз родственников, в составе двух семей, для воссоединения, и он приехал по собственной инициативе к нам в Аксоват. Это была огромная радость. Но он не смог увезти нашу семью, а забрал с собою только две семьи наших родственников: дяди Давлетмирзаева Алавди и семью нашего двоюродного деда Дурдиева Яхья. Мы же остались без родственников, в Кустанайской области Северного Казахстана.

В 1947 году из Аксовата мы переехали в село Михайловское, где была школа, и я с братом Абдразаком пошел в первый класс.
В основном, от голода нас спасала мать. Она кормила нас мерзлой картошкой, лебедой, весной собирали колосья пшеницы, собирали землянику, которую обменивали на картошку.
К этому времени старший брат женился. У него родилась дочь, которую назвали Розой. Мы жили в бедности.
Из-за безвыходного положения брату Зиявди, тайно от властей, вместе с женой и маленькой дочкой пришлось уехать на ст.Мерке Джамбульской области. Забрать нас с собой он не мог, так как не было никаких средств.

Я был худенький. Мы были плохо одеты. Не было учебников. Но учились мы на «отлично». Директор школы, фамилию его я не помню, на собрании, говоря об успехах школы, назвал меня как отличника первого класса. А я стоял среди других учеников и меня не было видно. Раздались голоса: «А где он?» Тогда директор посадил меня на ладонь своей правой руки и высоко поднял над головой, сказав: «Вот он!» Я был маленький и другим способом меня показать было трудно. Директор демонстрировал меня с удовольствием и гордостью.

При наступлении зимних холодов нам не в чем было ходить. Главное, не было обуви. Мать вязала нам всем шерстяные носки. Она умудрилась связать из грубых ниток мне и брату шерстяные носки, которые мы натягивали на ноги вместо обуви. Помню, как я с завистью смотрел на валенки ученицы, сидевшей со мною за одной партой. Я обычно, из-за стыда перед этой девчонкой, прятал свои ноги под партой.
Мать не могла нас содержать и вынуждена была меня, брата Абдразака и младшую сестренку Залимат определить в детский дом, который находился в с.Боровое. Для этого состоялись переговоры с руководством детского дома, и в начале следующего учебного года мы должны были перейти жить в детский дом. Но в детский дом мы так и не попали, и вот почему:

Старший брат, уехавший на ст.Мерке, сумел к этому времени собрать нам на дорогу деньги и выслать их через кого-то с запиской, где был составлен план, как мы должны добираться до станции. Было предписано, чтобы мы, дети, по пути в Мерке ни с кем не разговаривали и не отвечали на вопросы: кто мы, откуда, зачем и куда едем. Иначе нас могли вернуть. Это был конец учебного года. Я помню, как рыдала, расставаясь с нами, наша старшая сестра Залиха, которая оставалась в Кустанайской области из-за своего замужества.

По всей вероятности, она предчувствовала, что больше мы не увидимся.
Я помню, как мы на поезде, прижавшись к подолу матери, добирались до Джамбульской области. По пути от Кустаная до станции Мерке мы ехали молча. Помню, как с радостью встречал нас наш старший брат Гога (так мы его звали).
Старшая сестра Залиха не вынесла разлуки с нами и в 1949 году умерла в возрасте 19 лет.

Она похоронена в селе Михайловское Кустанайской области.
На ст. Мерке я пошел учиться во второй класс, вместе с братом Абдразаком. Несмотря на то, что брат учился на «отлично», ему пришлось бросить школу и уйти в трудовую деятельность с третьего класса. Он все сделал ради меня, чтобы я продолжил учебу в школе и получил образование. В 1956 году безвременно ушел из жизни и старший брат Зиявди. Он похоронен на ст. Мерке Джамбульской области.

Какие профессии вас привлекали в детстве?

Можно сказать, что детства у меня и не было. А потому я не имел представления и о профессиях.

Как возникла идея стать актером?

Дело в том, что в школе я учился на «хорошо» и «отлично». Преподаватель каждого предмета желал мне связать в будущем свою жизнь с той профессией, которая заложена в его предмет. Учитель математики хотел, чтобы я в будущем стал математиком. Учитель физики – чтобы я занимался открытиями в области физики, учитель рисования желал, чтобы я стал художником, а учитель физкультуры предлагал мне серьезно заняться спортом. Дело в том, что я ходил, в основном для развития своего здоровья, и на борьбу, и на бокс.

В 1957 году, когда я учился в 10 классе, в середине учебного года, к нам в класс пришли представители военных структур и предложили ребятам записаться в летное училище, которое находилось в г. Пишпек (ныне г. Бишкек). Естественно, претендент должен был быть физически здоровым и пройти соответствующую комиссию. Я записался, успешно прошел комиссию и стал посещать летную школу, не оставляя занятий в школе. Моя мечта стать летчиком сбывалась, но…

В 1957 году нашей семье разрешили вернуться после депортации на Родину. И это событие разрушило все мои планы стать летчиком. Наша семья уехала в с. Валерик, а я остался в с. Чалдовар Киргизской ССР до окончания учебного года. В том же году, после окончания школы, я вернулся на Родину. После возвращения на Родину попытался поступить в нефтяной институт Грозного. Однако по предмету, который я знал в школе хорошо, мне поставили двойку, не скрывая неприязненного отношения к нам, молодым ребятам чеченской национальности.

Нефтяником я не стал. Значит, не судьба была. В это время я вместе с Мималтом Солцаевым (ставшим впоследствии талантливым режиссером) увидел объявление о наборе в Ленинградский театральный институт им. Островского студентов в национальную студию. Проходил конкурс. Мы решили попробовать себя, хотя представления не имели, что это за профессия. Нас просто манил сам г.Ленинград. Нам повезло. Мы прошли. Оказалось, что педагоги из Ленинграда заметили в нас какие-то способности.
Таким образом, идея стать актером у меня возникла только в стенах театрального института.

Скажите, пожалуйста, в каких учебных заведениях вы учились и что вам это дало?

В 1962 году я с отличием окончил Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии по специальности «актер театра и кино».
А в 1968 году окончил Всесоюзный юридический заочный институт (ВЮЗИ) г. Москвы по специальности «юрист», будучи уже Заслуженным артистом ЧИ АССР.
В Ленинграде я усвоил, что актер должен быть профессионалом. Профессиональным актером можно назвать лишь того, кто способен в полной мере реализовать на сцене то, что задумано, кто владеет своей психотехникой, своим речевым и пластическим аппаратом. Для этого он должен быть, прежде всего, физически здоровым. А здоровье можно в любую минуту потерять. Значит, ты будешь лишен своей профессии и останешься без работы. Это одна сторона.

Но есть и другая сторона. Актер на сцене, как и в жизни, должен уметь по-настоящему видеть, слышать, мыслить, чувствовать, действовать, а не представляться мыслящим, чувствующим, действующим. Не может актер правильно воспринимать, оценивать, находить решения и воздействовать на партнеров по сцене без соответствующих знаний, без собственных жизненных впечатлений. Без опыта. Невозможно передать вкус пищи, не попробовав вкус самой пищи. Поэтому, создавая образ на сцене, ты должен не только влезть в шкуру этого образа, но в его сознание, в его душу. Актер должен стремиться пополнить свои знания вплоть до вершины знаний создаваемых им образов.

Поэтому я чувствовал, что нужна вторая профессия, которая восполнила бы недостаток первой. Это была профессия юриста, правоведа, защитника прав и свобод человека. Я эту профессию приобрел и закрепил свои знания практикой работы как в театре актером, так и в юридических должностях. Разве я смог бы создать на сцене убедительно образы судьи Клеона в спектакле «Забыть Герострата», Ленина в спектакле «Лениниана», не обладая профессией юриста? Нет, конечно!

Почему вы выбрали для работы Чеченский театр, а не другой?

При окончании ЛГИТМИК все свои дипломные спектакли мы показывали общественности г. Ленинград. Показали и спектакль «Ромео и Джульетта» У. Шекспира, в котором я играл роль монаха Лоренцо. Мне тогда было 23 года.
По окончании спектакля за кулисы прибежал режиссер нашего спектакля В.Г. Петров и искренне поздравил меня, сказав: «Муталип! Я тебя поздравляю! Тобой заинтересовался главный режиссер театра «Ленсовета»! Он предлагает тебе остаться в Ленинграде и работать актером у него!» От этого предложения я отказался.

Петров был разочарован и удивлен одновременно моим решительным отказом от этого предложения. Он не мог понять, что у меня, как у человека, тринадцать лет находившегося в депортации, наконец вернувшегося к себе на Родину и не успевшего пожить толком у себя дома, может быть только одна единственная мечта: попасть домой. Я рвался в Грозный и не хотел ни минуты оставаться в Ленинграде, при всей моей любви к этому самому культурному городу России. Чеченский театр я выбрал потому, что я чеченец и театр у нас единственный.

SONY DSC

М. Давлетмирзаев и Р. Гичаева в спектакле «Бож-Али» (режиссер М. Солцаев)

К моменту нашего возвращения из Ленинграда в нашем национальном театре главным режиссером был Минаев, который работал вместе со своей женой Горькая. Помню, они ставили спектакль по пьесе белорусского драматурга, называлась она «Левониха на орбите». К назначению на роль они относились, как в киностудиях при определении участников фильма. Очень строго, на конкурсной основе. Меня изучали не только по дипломным спектаклям, но и в жизни. Со мною проводили беседы. Как на работе, так и за чашкой чая у себя дома. Наконец они утвердили меня на роль Тесакова в своем спектакле «Левониха на орбите». Это было знаменательное событие. Тесакова я сыграл с успехом. Так отмечала и пресса того времени.

Как вы работали над ролью Бож-Али в спектакле «Бож-Али» А.Хамидова?

Можно сказать одним словом: «Вдохновенно!» Об этом мною написана статья «Бож-Али и время», напечатанная в журнале «Вайнах» № 4 от 2003 года.
Я и не мечтал когда-нибудь сыграть роль, написанную адресно на определенную личность актера. Но это случилось в пьесе «Бож-Али». А. Хамидов написал свою пьесу типажно, на актеров Чеченского национального театра того времени: Бож-Али – М. Давлетмирзаев, Сутарби – А. Дениев, Бабаци – X. Мустапаева, Абубещар – X. Мусаев, Майма – А.Исаева, Авалу – Х.Чимаев, Жарман – Е. Ганукаева и т.д. О таких пьесах приходится только мечтать.

После премьеры А. Хамидов дал мне программку с автографом: «Способному актеру Давлетмирзаеву за вдохновенное исполнение роли Бож-Али от восторженного автора». А.Хамидов, 3/ V-65 г. »
Без серьезных раздумий «о времени и о себе», без мук и пота ничто значительное в искусстве не рождается. Это относится и к такому жанру, как комедия.
После исполнения роли Бож-Али мне было присвоено почетное звание Заслуженного артиста ЧИ АССР. Это случилось в 1967 году, 21 декабря.

А за какую роль вам дали Государственную премию РСФСР?

Постановлением Совета Министров РСФСР от 14 декабря 1983 года за №552 мне присуждена Государственная премия РСФСР им. Станиславского за спектакль «Лениниана», где я исполнил роль вождя революции В.И. Ленина. Постановщиком спектакля «Лениниана» был М.М. Солцаев, в то время Заслуженный деятель искусств ЧИ АССР, лауреат премии Ленинского комсомола республики.

Роль Ленина для вас была политическим заказом или творческим достижением или же всем вместе?

В 1982 году вся наша страна должна была отметить 60-летие образования СССР, а Чечено-Ингушетия, плюс к этому, и 60-летие образования автономии. Театр решил подготовиться к этим событиям своими постановками.

В своем интервью, в преддверии этих событий напечатанной в газете «Грозненский рабочий» от 19.08.81 г., М. Солцаев говорит следующее: «Чеченский театр попытается впервые поставить спектакль «Лениниану», по форме сценическую композицию, а по замыслу – спектакль о Ленине. Задача огромная, масштабная, чрезвычайно ответственная. Нам хочется впервые увести образ Ленина – человека, мыслителя – от бытовых трактовок и довести его до символического обобщения. Сделать это очень сложно на сцене. Непросто будет и режиссеру и художнику. Трудно придется и актерам. Особенно большая нагрузка ляжет на Заслуженного артиста РСФСР М. Давлетмирзаева. В таком спектакле акцент должен быть сделан не на чисто внешней похожести, не на стремлении воссоздать облик Ильича, манеру говорить, ходить, жесты. Мы хотим передать духовный мир, интеллект этого удивительного человека крупно, монументально. Это главная наша работа. Хочется, чтобы она удалась».

Мы взялись за постановку спектакля «Лениниана» в 1981 году. Дело в том, что обычно актер создает великие образы только в спектаклях великих режиссеров. Мималт Мусаевич Солцаев был именно великим режиссером: и постановщиком и педагогом, учеником главного режиссера Большого Драматического театра г. Ленинграда Г.Товстоногова. Спектакль удался. Успех был обеспечен.

Был ли этот спектакль политическим заказом? Это прежде всего была инициатива М. Солцаева, театра, коллектива театра. Потому что все мы были гражданами СССР и жили интересами своего государства. Что касается меня, то я скажу следующее: каждый актер мечтает создать на сцене героический образ. Герой должен быть личностью, состоящей из крупномасштабного мышления, из боли и мучений за несовершенство человека, всего человечества. Он должен жертвовать собой из-за сжигающей его страсти сделать мир лучше, совершеннее, чтобы его мысль задевала глубинные процессы жизненных явлений. Суть их нравственных устремлений всегда должна остро восприниматься потомками. Жизнь всегда была полна потрясений, полна глубоких человеческих проблем. Для воплощения в жизнь этих событий и живет актер. Он должен быть способным мыслить на уровне самых сложных идей своего времени.

Современность актера – это не стиль игры, не набор приемов, а его умение попадать в стиль сегодняшнего мышления, его способность «вибрировать» от пропускаемых через себя, через свою душу, токов времени эмоциональной стихией актерской игры. И, самое главное, неотъемлемой чертой всякого истинно современного актера должна быть его гражданственность, любовь к своему отечеству. Он должен жить надеждами и тревогами своего времени.

Актер всегда ждет такой роли, которая дает ему возможность высказаться по жгучим проблемам современности как бы от собственного лица, дает возможность взволновать зрителя, потрясти его правдой жизни и повести за собой. Такой ролью для меня, в свое время, была и роль Ленина.
Вот что писали Е. Афонина и М. Попов в своей рецензии «Свет великого образа» в журнале «Огонек» № 49 за декабрь 1982 г. после просмотра нашего спектакля «Лениниана» в г. Ленинграде:

«Каждый новый спектакль о Ленине привлекает внимание не только театральной общественности, но самого широкого зрителя. Понятно, что от театра народ ждет глубокого проникновения в суть великого образа. Здесь нужна историческая точность, нужно единство идейного содержания и художественной формы и, конечно, настоящее мастерство… Не всякому драматургу – и не каждому театру – удается решить эту сложнейшую задачу. Зато каждый успех становится праздником искусства сцены.

Спектакль Чечено-Ингушского республиканского драматического театра имени Х. Нурадилова «Лениниана». Исполнитель роли Ленина Заслуженный артист РСФСР М. Давлетмирзаев поражает необыкновенной точностью пластического рисунка, удивительным внешним сходством с героем. И зал отвечает на появление Владимира Ильича, на его реплики взволнованной овацией. Прежде всего потому, что актер развивает классические традиции, богатое наследие Б.В. Щукина, М.М. Штрауха, Б.А. Смирнова, которые стремились, чтобы внешняя характерность не просто соответствовала образу, создаваемому актером, но выражала наиболее полно его сущность.

Анализируя тенденции современной Ленинианы, Штраух писал: «Актер должен владеть искусством не только внутреннего, но и внешнего, пластического перевоплощения. К сожалению, сейчас пошла «мода» считать эту проблему устаревшей. Актеры с изрядной дозой самодовольства из пьесы в пьесу играют самих себя. Получается безобразно и безобразно. Перевоплощение – это высшая ступень актерского мастерства. К сожалении, не все до нее добираются.

Мы считаем, что М. Давлетмирзаеву удалось достичь этой высшей ступени. Воплощая глубинность натуры героя, он позволяет зрителям ощутить удивительные качества вождя, чья страстная убежденность, вера в силу народа, в рабочий класс, в диктатуру пролетариата увлекает всех. Немалая заслуга в успехе спектакля принадлежит автору сценической композиции, Заслуженному деятелю искусств Чечено-Ингушетии, лауреату премии Ленинского комсомола республики Мималту Солцаеву, он же режиссер-постановщик спектакля.

Серьезное раскрытие образа Ильича стало возможным благодаря отличной драматургии, состоящей из разумно подобранных и целенаправленно выстроенных страниц произведений о Ленине, в основу которых положены ставшие классикой произведения А. Корнейчука, Н. Погодина и К. Тренева, объединенные общим замыслом и представшие как единое целое. Этому способствует и поэтическая канва всей композиции: украшением ее являются пламенные строки Владимира Маяковского…
Величие, масштабность происходящих событий подчеркивает гениальная музыка 6-й симфонии Чайковского, сопровождающая весь спектакль.

Думается, только так допустимо рассказывать о Ленине. Рассказывать правдиво! И высокохудожественно… Театру Чечено-Ингушетии удалось этого достичь».

Назовите три ваши любимые роли в театре.

Это очень трудно сделать, так как у меня их много. Лучше я некоторые из них просто перечислю хронологически: 1964 г. – Джексон, «Скованные цепью» Дугласа и Смита; 1964    г.– Печорин, «Бэла» Лермонтова; 1965    г.– Бож-Али, «Бож-Али» А. Хамидова; 1966 г. – Адиль, «Дороги любви» И. Базоркина; 1966 г. – Леонардо, «Кровавая свадьба» Г.Лорки; 1974 г.– Ричард Ш, «Ричард Ш» У. Шекспира; 1975 г.– Фердинанда, «Коварство и любовь» Шиллера; 1975 г. – Клеон, «Забыть Герострата» Г.Горина; 1976 г.     – Груя, « Святая святых» И.Друце; 1978 г. – Белоконь, «Ответственность» Э. Володарского; 1978 г. – Найден, «Мастера» Стоянова; 1981    г. – Кориолан, «Кориолан» У.Шекспира; 1982    г. – Ленин, «Лениниана» Шатрина, Корнейчука и др.; 1990 г. – Шамиль, «Шамиль» А. Айдамирова; 2015 г. – Вано Пантиашвили «Ханума» А.Цагарели.

Как вы оцениваете творчество наших молодых актеров?

Я смотрю на них и с надеждой, и с любовью, и с сожалением, что у многих из них нет театральной школы. В каждом из них имеется определенный талант. Но, пока меня их творчество удручает, т.к. они мало работают над собой как актеры. Почти все заняты телефонами. Есть молодость, есть пластика. Но это только тело. А на сцене надо быть живым человеком, у которого, кроме тела, есть и душа. Нужно знать, что творчество основано на чувстве. Духовная и физическая природа человека в творческом процессе неразрывно взаимосвязаны и взаимозависимы. Если тебе есть что сказать зрителю – тебя будут слушать. Если ты на сцене в сценическом образе не горишь – ты не сможешь зажечь слушателей. Ты должен на сцене действовать. «Действие, активность – вот на чем зиждется драматическое искусство», – пишет Станиславский. Это элементы актерского мастерства, которые надо молодым, да и старым, актерам изучать и применять на сцене.

Кто был вашим кумиром?

Кумирами у меня были И. Смоктуновский, М. Ульянов в театре, А.Райкин – на эстраде.

А с кем вам было интересно работать?

Мне интересно было работать на сцене Чечено-Ингушского театра драмы со своим однокурсниками – Магомедом Цицкиевым, Суламбеком Мамиловым, Неллей Хаджиевой, Раей Гичаевой.

Какой спектакль из классики вам больше нравится?

Мой любимый спектакль – «Кориолан».

Что, по-вашему, нужно сделать для развития драматургии?

Драматургия не может развиваться без тесного контакта с театром, как и теория без практики. Но в настоящее время есть уже какие-то результаты в положительной тенденции развития этого процесса.

Что является главным в жизни творческого человека?

Главное в жизни творческого человека – это творчество. Ни в коем случае не останавливаться на достигнутом. Молодым актерам я советую не стареть ни душою, ни телом. Дерзайте. Не теряйте предназначенье театра, «цель которого, – как говорит Гамлет у Шекспира, – во все времена была и будет: держать, так сказать, зеркало перед природой, показывать доблести ее истинное лицо и ее истинное – низости, и каждому веку истории – его неприкрашенный облик».

Большое спасибо! Желаю здоровья, творческих успехов!

Вайнах №5-6, 2015.

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх