Мохмад-Салах Селяхов. Деревья в ракурсе вайнахских преданий и поверий

IMG_9548Редко кто останется равнодушным, находясь перед старым деревом, ствол которого толщиной в три-четыре обхвата, способным укрыть в полдень под тенью своей широкой кроны небольшую отару овец. Разве можно пройти спокойно мимо векового чудо-старца с изрезанной глубокими рубцами корой, громоздкими, в многочисленных шрамах, ветками, выстоявшего и не сломившегося под натиском свирепых бурь времени? Конечно, нет. Ведь подобные деревья, где бы они ни находились, в течение многих десятилетий являлись немыми свидетелями различных событий конкретной местности, а порою даже и человеческих судеб. Следовательно, они не могли не впитать в себя дух-энергетику ушедших времен.

Глубоким уважением проникнуто веками сформировавшееся изысканное отношение чеченцев к лесу. Еще с незапамятных времен у них принято было считать, что лес и, в частности, отдельные деревья способны чувствовать, больше того, обладают памятью, состоящей из богатой информационной начинки. Наверное, вот такого рода убеждения легли в основу старинного поверья нашего народа, согласно которому деревья плачут, издавая сильные стоны, когда кто-нибудь направляется в их сторону с топором в руках. Каждому из них кажется, что выбор быть срубленным падет именно на него. Чтобы этого не случилось, по чеченским обычаям, раньше запрещалось ходить в лес с обнаженным топором. Дровосеку рекомендовалось прятать его до тех пор, пока он не определит конкретное дерево для рубки.

Во многих чеченских семьях обыденным делом было давать именные названия некоторым садовым насаждениям, особенно яблоневым и грушевым. Причем, следует заметить, что определяющее значение здесь имело то обстоятельство, кто именно из домочадцев посадил то или иное дерево. В качестве примера можно привести много интересных историй. Вот одна из них.
В первой половине двадцатого столетия в одном из селений Шатоя жил известный садовод-селекционер по имени Нета. Ему удалось, скрещивая дикорастущие семечковые деревья с помощью прививок, получить уникальный сорт яблони. Выведением новых видов он занимался давно, и его многочисленные попытки неоднократно увенчались успехом. Тем не менее, на этот раз результат своей деятельности Нета рассматривал как чудо, как награду Всевышнего за многолетний богоугодный труд. Новый сорт имел настолько большие, густо-зеленого цвета плоды, что вряд ли кто-нибудь смог бы в одной руке удержать два яблока. Но не размер плодов являлся предметом гордости селекционера, а их необыкновенные вкусовые качества и приятный аромат, подобный запаху полевых цветов.

За более чем тридцатилетнюю совместную жизнь со своей верной спутницей – женой Бикату – Нети не пришлось испытать радость отцовства: у них не было детей. В первые годы совместной жизни молодые жили упованием, что у них будет первенец – сын – и даже решили дать ему имя легендарного народного героя Сурхо. Со временем они свыклись со своей участью, всецело положившись на милость Аллаха, так как ясно осознавали, что все происходящее – в Его Всевышней власти.
К новолунию рано утром, совершив намаз, Нети задумал пересадить первую партию саженцев чудо-яблони со своего питомника вокруг сельской мечети. Как только ему в голову пришла эта мысль, он весь переменился: ходил сам не свой, в каком-то приподнятом состоянии души, буквально сиял от внутренней неподдельной радости. Чувство духовного удовлетворения настолько взяло над ним верх, что невозможно было скрыть наплыв положительных эмоций. В этом порыве он посадил три саженца перед фасадной частью мечети. Не прошло после этого и месяца, как Бикату, в слезах от радости, сообщила мужу, что она ждет ребенка. Когда на свет появился долгожданный сын, Нети, не задумываясь, дал ему имя Сурхо, а новый сорт яблони назвал в честь своего наследника.

Издревле в чеченском народе много внимания уделялось воспитанию подрастающего поколения в духе уважительного отношения к саду. Во время весенних и осенних работ принято было всей семьей, включая млад и стар, выходить на его благоустройство. Оттого, как ухожены фруктовые деревья, зависела репутация той или иной семьи в глазах сельской общественности: если сад в порядке, значит, и люди культурные, трудолюбивые. У вайнахов этот показатель имел немаловажное значение при решении вопроса, на каком доме остановить выбор, подыскивая невесту повзрослевшему сыну. Также у них еще с незапамятных времен принято было накладывать табу на заготовление дров из фруктовых деревьев. Более того, представители некоторых чеченских тайпов и по сей день не сжигают ветки, спиленные в результате обрезки садовых насаждений.
Многие исследователи Кавказа Х1Х века, офицеры царских колонизаторских войск, при всем своем предвзято-негативном отношении к быту и укладу жизни горцев, не могли не отметить, что чеченцам свойственно содержать в идеальной чистоте сакли, сады и дворы. Здесь уместно будет подчеркнуть, что небезызвестный генерал Ермолов свою звериную злобу к чеченскому народу выражал в приказах по корпусу, в которых, наряду с жилищами и посевами местного населения, в список подлежащего обязательному уничтожению при карательных операциях включал и сады нашего края. Они везде, где вступала нога захватчика, подвергались тотальной рубке.

В доисламский период истории уходят своими корнями старинные поверья, согласно которым наш народ приписывал определенные исцеляющие свойства некоторым породам деревьев. Так, дуб, являясь олицетворением силы, твердости и долголетия, по мнению предков, обладал способностью восстанавливать силы после перенесенного тяжелого недуга. Лицам, истощенным от простудных хронических заболеваний, чеченские знахари давали пить отвар из зеленых листьев дуба в качестве общеукрепляющего средства. А желуди этого дерева, по примете, если их класть под подушку в колыбель младенца, могли стать источником положительной энергетики, от которой получает чудодейственную подпитку растущий организм ребенка. Завершая мысль, целесообразно констатировать один интересный факт из ономастики, что имя Нажа (дуб) занимает по числу его носителей доминирующее место среди чеченских имен, образованных от названий деревьев.
Ясень считался, по старинным представлениям вайнахов, благородным деревом, обладающим редким свойством нейтрализовать порчу. Чтобы полностью избавиться от ее негативного воздействия, пострадавшему человеку рекомендовали находиться под кроной ясеня в течение часа, прислонившись спиной к его стволу. Для получения наилучшего эффекта заведенным правилом было совершать это действие в полдень во время весеннего сокодвижения.
Среди высокогорных жителей Чечни и Ингушетии бытует мнение, что красный боярышник наделен способностью оберегать людей от сглаза. Дабы подстраховаться от этой беды, некоторые из них и сегодня носят с собой в виде амулета небольшие кусочки веток этого дерева.

С давних пор чеченцы испытывают ярко выраженные симпатии к осине, почитая ее чуть ли не священной. Не будет преувеличением сказать, что она для них является, своего рода, символом чистоты, непорочности и преданности. Существует одна интересная легенда, на мой взгляд, оказавшая непосредственное воздействие на формирование особо трепетного отношения народа к этому дереву. Древнее предание гласит, что давным-давно в наш край вторглись несметные полчища кровожадных захватчиков, которые не щадили ни женщин, ни детей, ни стариков. Враг, подобно саранче налетевший на мирные равнинные села, не только сеял смерть и разрушения, но и осквернял святыни вайнахов.
На боевой клич защитить Даймохк (Отчизну) от свирепого агрессора спешно объединялись в отряды и уходили на войну мужчины, способные носить оружие. В их первых рядах был единственный сын одной женщины – вдовы, которому к тому времени не исполнилось и семнадцати лет. Отец юноши пал в неравном бою в борьбе против иноземных захватчиков, когда сыну не было одного года от роду, и мать его, совсем молодая, оставшаяся одна без мужа, посвятила свою жизнь мальчику. Он был для нее всем: и утешением, и радостью, и надеждой.
На высоком холме северной окраины аула, с которого хорошо просматривалась дорога, уходящая узкой лентой по левому берегу Аргуна, стояла огромная осина. Обычно на эту горку приходили жители близлежащих сел провожать своих отважных джигитов на войну.

Отсюда, получив благословление матери, юноша тоже покинул родной аул, чтобы освободить от ненавистного врага отчий край. По истечению недельного срока после провод женщина каждый день поднималась на холм смотреть на дорогу в надежде увидеть возвращающегося домой сына. Она садилась под кроной осины и до наступления сумерек тихо рыдала от тоски и тревоги, глядя разочарованно в одну сторону. Дерево не осталось безучастным и настолько прониклось сочувствием к страданию матери, что начало равномерным шелестом своей листвы успокаивать ее. С тех пор, согласно легенде, листья осины даже в безветренную погоду необыкновенно приятно шелестят.
Как убедительное свидетельство того, что у нашего народа особо благосклонное отношение к этому дереву, можно считать и то, что при строительстве дома у чеченцев не принято использовать пиломатериалы из осины в качестве половых лаг и досок.

В горно-лесистой местности Чечни бук – одна из распространенных пород широколиственных деревьев. В некоторых ее районах есть даже целые массивы, почти сплошь состоящие из него. На таких участках можно встретить вековые гиганты с удивительно красивыми, светло-серыми стволами. Пройти мимо, не дотронувшись до них, просто невозможно. И когда все дальше и дальше углубляешься в чащу этих деревьев, то невольно погружаешься в такое состояние, что всем своим существом чувствуешь полную оторванность от житейских проблем и суеты. Одним словом, ощущаешь вокруг себя присутствие чудодейственного волшебного мира, способного успокоить, очистить и лечить.
От горя, связанного с потерей дорогого человека или в результате сильного стресса, вызванного нежелательным оборотом в делах, людям свойственно выбиваться из привычной жизненной колеи. Для некоторых такое состояние может быть чревато тяжкими последствиями с возможным погружением в глубокое психическое расстройство. Лицам, оказавшимся в подобных ситуациях, в старину советовали часто посещать буковый лес и раскрывать деревьям вслух причину душевного недуга. В народе считали, что именно этот способ, наряду с искренним сочувствием и теплым вниманием близких людей, помогает человеку оправиться от горя и приобрести нужное душевное равновесие.
Колорит пейзажа чеченского края был бы неполным и совершенно другим без наших живописных лесов. Трудно представить вайнахскую землю в отрыве от сказочной красоты цветущих садов и густых деревьев, переливающихся осенью золотом на фоне восходящего солнца в ущельях Аргуна и Сунжи.

Вайнах, электронная версия, №3, 2018

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх