Мохмад-Салах Селяхов. Чечня, объятая смертоносным огнем, в военной лирике Умара Саиева

Истинная поэзия не наряжается под стать веянию моды, не облачается в камуфляж, чтобы стать гимном бесчувственной толпы. Ее нельзя, как послушного пса, натравливать по команде и, тем более, невозможно добиться от нее выполнения различных заданий с помощью жалких подачек, подобно цирковому животному.

У поэта, призванного творить подлинную музу жизни, только один выбор – верой и правдой служить своей Родине, когда трагические события выпадают на ее долю. По этому поводу, на мой взгляд, весьма недвузначно заметил гениальный немецкий поэт и ученый И. Гете, что «любая национальная поэзия пуста и неминуемо будет пустой, если она не зиждется на самом важном – на великих событиях в жизни народа». На этот путь настоящий поэт становится осознанно, так как считает своим высшим сыновьим долгом разделить тяжкое бремя невзгод судьбы родного края. Как бы ему ни было трудно, от глубокого ощущения этой близости вдохновение певца ничуть не гаснет, а, наоборот, получает богатую подпитку для высокого творческого взлета.
Во время войны он не окажется на чужбине среди спасшихся бегством, не потеряет самообладание и дар речи от страха. Напротив, во весь голос выступит с разоблачением ее безумной античеловеческой сущности, находясь вместе со своим народом.

Важное место в творчестве известного чеченского поэта Умара Саиева занимают лирические произведения военного цикла. В них автору удалось показать, что война своей безжалостной рукой губит все подряд, что она везде, где ступает своей безжалостной ногой, сеет только смерть и хаос. В стихотворении «Ночь, растерзанная войной» поэт удивительно точно сумел выразить контрасты живой природы на фоне ночи, возникшие в результате начала боевых действий с грохотом разрывающихся снарядов. Родное село Мескита погружено в мирный сон после будничного дня, луна своим волшебным светом все вокруг серебрит, филины заняты поиском пищи, лошади на понятном только им языке переговариваются между собой, везде – необыкновенный покой и завораживающая красота, представленная выразительными чертами одухотворенного лица девственной природы. И вдруг в эту великолепную гармонию лунной ночи ворвалась война в облике монстра и растерзала ее. Поэт глубоко переживает случившееся: каждая рана, нанесенная ночи, острой болью отзывается в его душе. В конце произведения делается недвусмысленное признание, что их обоих постигла одинаковая участь.

Что это? Боже!
От горя в душе защемило,
Страшные взрывы…
Неужто явилась война?
Только что все
И невинным и девственным было,
Лунное небо,
Скажи, здесь твоя ли вина?!

Грохот снарядов…
Природа на вздохе застыла…
Что-то сверкнуло,
И взвился пугающий дым.
Черная туча
Село мое злобно покрыла,
Сделав меня, как и ночь,
За минуту седым.

1990 г. Перевод с чеченского С. Магомадова

В другом стихотворении этой тематики – «Чечня» – Умар Саиев путем подбора ярких эпитетов и удачных сравнений создает точный, не нуждающийся в дополнительных штрихах образ войны, прокатившейся по нашему краю в конце 90-х годов ХХ века. Она однозначно представлена как олицетворение тотального зла, от которого исходит «смертоносный огонь».
Беспощадная война свирепствует на родной земле поэта. Она лишена всяких жизнеутверждающих начал. Следовательно, уничтожает и разрушает все подряд. Даже древние башни гор, которые на протяжении многих веков служили для чеченцев каменными стражами их свободы, подвергаются целенаправленному артиллерийскому обстрелу.

Чечня – моя боль…
Ты огнем смертоносным объята.
……………………………………
А горы уныло стоят,
словно в траур оделись.
Такая беда,
Что земной может сдвинуться шар!
Бьют пушки по башням –
Века пережившие цели.
Для горцев Чечни –
Это крайне жестокий удар.

2000 г. Перевод с чеченского Х. Борхаджиева

Читая и перечитывая стихотворение «Родина», не перестаешь восхищаться, как автору на одном небольшом полотне лирического произведения удалось запечатлеть достоверную картину трагических дней военного лихолетья Чечни. Она составлена из множества зарисовок, основанных на реальных фактах, имевших место быть на нашей многострадальной земле. Причем панорама описаний настолько широкого диапазона, что невольно возникает ощущение: поэт с высоты орлиного полета наблюдал за всем происходившим. Его душевные переживания от созерцания этих ужасов доходят до критической отметки. Складывается впечатление, что у автора, полностью поглощенного судьбой Родины, нет времени думать о своей жизни.
Завершающие строфы стихотворения полны оптимизма. Долгожданная весть, что все беды войны останутся в прошлом и что впереди – возрождение из пепла и руин, радостно сообщается Родине.

Родина

Край родной встревожено вздыхает,
Трудная настала полоса…
Над горами демон зла летает,
Градом пуль острижены леса.

Лик земли в ожоговых заплатах,
Плач руин, и кладбища в огне…
Родина! Так в чем ты виновата?
Жизнь проходит как в кошмарном сне.

Умирают на задворках люди,
Смерть без скидок убивает всех.
От ударов залповых орудий
Разлетелся вековой орех.

Кто, твоею упиваясь кровью,
Натравляет на тебя зверей?
Тяжело нам видеть долю вдовью,
Слезы безутешных матерей.

В небесах орел парит устало,
Изгнанный безжалостно со скал,
Удали былой как ни бывало,
И в удачу верить перестал.

Грусть-тоска… Для нас уже не ново,
Что повсюду – горе, слезы, смерть…
Не печалься, Родина, ты снова
Всем на зависть станешь молодеть!

2000 г. Перевод с чеченского Х. Акбиева, Р. Талхиговой

У истерзанной, искалеченной войной Чечни найдутся силы «выстоять» и «вытерпеть». Она ни в коем случае не сломится, так как не раз в своей многовековой истории проходила «через подобные стадии». Пусть возрадуются друзья, да враги негодуют от зависти: крепкая духом Отчизна поэта достойно выдержит и это испытание. Автор с мольбой обращается к ней, чтобы она выжила «детей своих ради». Нет сомнений в том, что Чечня наберется терпения, соберется с силами и выйдет из кромешного ада войны. Иному не быть. Ведь главная опора ее жизни – это достойные сыновья и дочери, для которых понятие Родина выше, чем жизнь.

…Выживи, вытерпи,
Край мой, детей своих ради.
Сколько прошел ты подобных
Болезненных стадий?
Если же гибель тебя
За собой потянет,
Знай, в этот день мое сердце
Стучать перестанет.

2000 г. Перевод с чеченского С. Магомадова

В сборнике Умара Саиева «Поговори со мной, Чечня» только одних стихотворений военного цикла более двух десятков. Если эти произведения рассмотреть с учетом идейно-тематического аспекта, то их условно можно разбить на два блока с четко обозначенными лейтмотивами. Конечно, в первую группу войдут стихи, посвященные Чечне, охваченной беспощадным пламенем войны. Смерть и горе, страшные лишения и ужасные бедствия, разрушенные села и города – вот в общих чертах масштаб трагедии родного края чеченцев. «Помните люди», «Годы бегут», «Хотелось бы смеяться», «Пусть не увидим войну», «Не понимаю», «Не говорите мне», «Войной доведенные до грани», «Дайте же мне в мире пожить», «Не говорите…», «Горькая жизнь», «Поговори со мной, Чечня!», «Счастье жить без войны», «Чечня, увидев тебя в огне…», «Довольно слез!», «Хочется жить» – каждая строфа этих стихотворений буквально выстрадана автором, рождена в его израненном сердце.

Не в меньшей степени тронуло поэта то, как война совершила грубое посягательство на красоту природы. Она от ее присутствия в корне искажается. Окружающий мир, как и люди, подвергается «смертоносным ударам». Горы Чечни стоят, «словно в траур оделись». Эти мотивы красной нитью проходят через стихотворения, вошедшие во второй блок: «Ночь, растерзанная войной», «Утро в горах», «Чечня», «Горечь войны», «Плачет сердце».
В литературном творчестве Умара Саиева военная лирика занимает особо важное место. Именно благодаря ей, на мой взгляд, произошла та тонкая огранка его художественного мастерства, способствовавшая становлению талантливого поэта-самородка.
Абузар Айдамиров – человек-легенда, выдающийся чеченский писатель ХХ века, посвятивший свою жизнь изучению истории чеченского народа, причислил Умара Саиева к той небольшой плеяде наших литераторов, писавших о войне правду и только правду. Адиз Кусаев – известный журналист, поэт, писатель, литературный критик, член Союза писателей СССР – в своем трехтомнике «Писатели Чечни (библиографические очерки)» так охарактеризовал поэта: «Уверен в себе, умен, начитан, напорист, прям и, главное, литературно одарен, талантлив. Только человек, рожденный для творчества, может написать такие строки (стихотворение «Плачет сердце», перевод – М.-С.С.):

Лежит Отчизна, словно сердце стало,
На лбу ее морщин полным полно:
С тех дней, когда война загрохотала,
Дыхание у ней затруднено.

Идут годы, исчезли следы войны с нашей многострадальной земли. Глубокая рана, нанесенная войной чеченскому народу, возможно, со временем тоже поверхностно зарубцуется, но окончательно не заживет никогда. Не уйдут от заслуженной кары Всевышнего и обязательно предстанут перед судом истории бездушные политиканы-авантюристы, устроившие в конце ХХ века в Чечне бессмысленную бойню. Военная лирика Умара Саиева всегда будет звучать в душах благодарных потомков как назидание, как своеобразный протест и приговор войне.

Вайнах №3, 2017

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх