21.01.2016

Марет Эльдиева

Эльдиева22222    В порыве чувств

В порыве чувств наговорю,
Что без тебя я все смогу.
Застывших слез ты не увидишь,
И крик души ты не услышишь…

Боль моя холодным камнем
Сорвется гулко в пустоту…
Злобно скрипнут ночью ставни,
Я в пустоту и ночь сбегу.

    Если уйдешь

«Если уйдешь, пожалеешь»! –
Крик этот замер во мгле.
«Если уйдешь, пожалеешь», –
Слышу я вновь, как во сне…
«Если уйдешь, пожалеешь», –
С болью шепчу я себе.
Крикнуть хочу, что жалею…
Но… так и не крикну тебе.

Ты не поймешь порыв душевный
И будешь дальше жить, как жил…
Лишь иногда холодный гневный
Бросишь взгляд. Он так остыл.
И снова пусто, пусто, пусто…
Так жизнь безлика и скучна.
Давно понять мне это нужно.
Но мне Любовь и Боль дана…

В порыве чувств наговорю,
Что слез застывших ты не видишь…
А, может… что-то и смогу…
Но крик души… ты не услышишь…

 Не забытая…

Не забытая, вроде, брошена.
Непрошенная, всеми допрошена.
Болью жуткой мечта перекошена,
И бреду по тропе я заброшенной.

Мне вослед завывают забытые,
Тенями бредут все убитые,
Плачут души, жестоко побитые,
Руки тянутся, кровью омытые.

Бреду я сквозь жуть неба плесенью.
Плачет мир листопадом и осенью…
Я иду, ведомая просинью
Чьих-то глаз и прощальной осенью.

    Эта осень

Эта осень моя, как прощальная
песнь журавлей,
Машет легким крылом,
облетая отжившей листвой,
Словно грань провела
между небом и алчной землей,
Сеет холод разлуки,
тоски между мной и тобой.

Эта осень моя, будто павший
надежд моих замок…
Словно хочет запомнить
распятую пушками юность,
Болью острой пронзает
застывшую память…
Чередой старых ран,
волнуя их, будит и будит…

Эта осень моя…
как продрогшая ива поплачет,
Дождями омоет
израненных дум моих стужу.
Под ногами манкуртов
завоет забытая память…
С безразличьем по ней
потопают ноги чужие…

Эта осень моя… как прощальная
песнь журавлей,
Машет легким крылом,
облетая отжившей листвой.
Словно грань провела между небом
и алчной землей,
Сеет холод отрыва, тоски между
мной и тобой.

     Стих

Я узнаю себя по безмолвным глазам,
Где читаю о боли Великой.
В них давно все погасло.
Осталась беда…
И тоска, что вокруг все безлико…

Я узнаю тебя в обреченной фигуре,
По тому, как друзья насмехаются вслед.
Мы же знаем –
нет силы прекраснее в мире,
Чем проложенный верно
твой правильный след…

Я узнаю их всех
по слезам нашим горьким…
По тому, как младенцы
над бездной заплачут…
Как усталые жены
под взглядом их зорким
От бездушия помыслы чистые прячут…

Я узнаю всех нас, если даже не станет
Ни меня, ни тоски и ни боли,
Если даже цветы на душе все завянут,
И спою нам с тобою о поле…
И о счастье, заблудшем в сомненьях…

   Я закричу

Я закричу, заламывая руки,
Сознаюсь в том, что вовсе не грешно,
И обреку себя на злые муки,
Уйду туда, где жутко и темно…

Не станет ночь, стыдясь,
что я – такая,
Меня любовно, трепетно баюкать…
Я – грешница, презренная, хмельная,
Сожмусь узлом,
который не распутать.

Меня проклянут
с отчуждением жутким…
Станет пусто – ни друзей, ни боли…
Я закричу, заламывая руки,
Погружаясь в ненужную мне волю.

 Я уйду

Я уйду, когда сочтешь ты нужным,
Молча повинуясь, не глупя.
Ты вослед посмотришь
как-то чуждо…
Ни о чем не спрашивай меня.
Пусть вопросы
проскользнут безмолвно –
Все прочтем в глазах друг друга мы.
Ночь обнимет на прощанье, словно
Мы на грани ханжеской беды.
Будут звезды жадно светом дивным
Меж собой делиться ни о чем,
Будет боль безумно-тихим ливнем
О наши взгляды
разбиваться в кровь.
До утра дорога будет длинной,
И любовь размытою тропой,
Разбивая ноги в кровь, наивно
Побредет в неведомый покой…
Будем мы одни, уже чужие,
Вслед смотреть покинутой любви…
А потом безмолвные, простые…
Канем в день…
прожорливость тоски…
Я уйду, когда сочтешь ты нужным
Сохранить свой мир… но без меня…
Не смотри вослед
мне как-то чуждо…
Трудно будет выжить без тебя.

 Думал

Думал, что брошусь от горя
я в бездну бездонную?
Думал, отчаявшись, стану
я дымкой сожженной звезды?
Думал, что снова, страшась
и горюя, невольно
Кинусь к тебе – и…
будешь героем дня ты?
Напрасно! Жалей иль желай –
ты прощенья не стоишь,
Лишь обманчивым сном ты придешь
иногда к изголовью,
Лишь тоска будет рваться
напрасно и с воем
Оседать в наших душах
Надолго и с болью.

    Если можно

Если можно так просто убить
Крик души и несбыточный сон,
Если в жизни нельзя отличить
От всего остального любовь,
Если сумрак ночей – неизбежность,
Если все поглощает мгла,
Отчего же такую безбрежность
В любви ты, судьба, мне дала?

Вайнах №11-12, 2016

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх