Лиза Адмисиева. Путешествие И.А. Гюльденштедта через Россию и по Кавказским горам…

Иоганн Антон (Антонович) Гюльденштедт (Гильденштедт) – нем. Johann Anton Güldenstädt (Гюльденштедт). Поскольку в латинском алфавите нет буквы-умляут – «ü», буквы-умляут «ä» , а сочетание букв «st» читается в немецком как «шт», а в латинском как «ст», вероятно, этим и объясняется тот факт, что фамилия Güldenstädt переводчиками писалась как Гильденштедт или Гильденстедт. Родился он 26 апреля 1745 года в Риге, умер 23 марта 1781года в Санкт-Петербурге. Естествоиспытатель и путешественник, выходец из балтийских немцев, состоявший на русской службе с 1768 года.
Гюльденштедт является автором первого описания и характеристики почв, растительности и животного мира южнорусских степей, первым объяснил происхождение чернозема, впервые описал ряд до того неизвестных позвоночных (слепыш, новый вид суслика и др.) Но для нас представляет интерес, что это один из первых европейцев, исследовавших быт и культуру северокавказских народов.
В 1768 году, имея медицинское образование и докторскую степень, он, по приглашению Санкт-Петербургской академии наук, приехал в Россию. Гюльденштедт участвовал в академических экспедиScan0001циях 1768–1774 годов. Ему было поручено обследование Кавказа в пределах Астраханской губернии того времени. Однако Гюльденштедт отправился обследовать Северный Кавказ и Грузию.
Время пребывания Гюльденштедта на Кавказе совпало с русско-турецкой войной 1768–1774 годов, и это определило повышенное внимание исследователя к вопросам военно-стратегического характера. Гюльденштедт осуществлял свои экспедиционные исследования Кавказа по заданию российского правительства, четко осознававшего собственные интересы и цели в этом регионе. Гюльденштедт в полной мере и с большой тщательностью выполнил возложенную на него миссию. При сборе сведений он руководствовался не только предписаниями свыше, но и собственными представлениями о долге ученого перед наукой и обществом.
Гюльденштедт обстоятельно исследовал нефтяные месторождения и минеральные источники в Центральном Предкавказье, составил подробное описание флоры и фауны тех мест, по которым проходил маршрут экспедиции, занимался сбором лингвистических данных.
Путешествие Гюльденштедта на Кавказ началось в июне 1768 года. В декабре 1769 года отряд достиг Астрахани. Оттуда Гюльденштедт отправился в Кизляр, ставший до осени 1771 года базовым лагерем для исследования близлежащих территорий Северного Кавказа. За это время экспедиция посетила районы, заселенные терскими казаками, кумыками, чеченцами, ингушами, побывала в Малой Кабарде и Осетии.
В сентябре 1771 года Гюльденштедт прибыл в Грузию. Там он пробыл год.
Осенью 1772 года группа двинулась в обратный путь. Достигнув Северного Кавказа, Гюльденштедт провел несколько месяцев в Кизляре, где продолжил свои исследования, а также составление сводных описаний Кавказа.
Оставив Кизляр, он вновь обследовал территории между Тереком и Сунжей, совершил объезд Большой Кабарды, проехал Пятигорье и земли вдоль Кумы, и в июле 1773 года прибыл в Черкасск. Из устья Дона Гюльденштедт намеревался проехать в Крым, но условия военного времени помешали осуществлению этого плана… В Москву прибыл он во второй половине декабря 1774 года. 2 марта 1775 года он возвратился в Санкт-Петербург.
В 1780 году Гюльденштедт был избран президентом Вольного экономического общества.
Умер Гюльденштедт 23 марта 1781: во время эпидемии 1781 года он с такой самоотверженностью лечил больных, что истощенный организм не справился с болезнью.
Этнограф рубежа XIX–XX веков Б. Далгат в своей статье «Первобытная религия чеченцев» писал, что труды Гюльденштедта «в изучении Кавказа составляют целую эпоху»1.
Труд Гюльденштедта содержит ценный фактический материал, в частности, по истории и этнографии. Он часто является единственным источником XVIII века, позволяющим фиксировать расселение тех или иных групп населения, а также топонимику Северного Кавказа.
Книга была издана Императорской Академией наук только после смерти Гюльденштедта в 1809 году в виде записок по материалам, собранным путешественником и ученым во время экспедиции по югу России, Северному Кавказу и Грузии.
Географические и статистические сведения о Северном Кавказе и Грузии, собранные автором, продолжают представлять немалый интерес для современных ученых и всех, кто интересуется историей Северного Кавказа, Грузии и, в частности, Чечни.

Книга состоит из четырех отделений (разделов).
Отделение первое:
О Тереке и находящихся на нем российских селениях.
Отделение второе:
О Кавказе и кавказских народах.
Отделение третье:
О Грузии.
Отделение четвертое:
Об Имерети.

В первом отделении книги Гюльденштедт описывает бассейн реки Терек с впадающими в него реками и речушками. Попутно он называет селения, находящиеся по берегам этих рек. Например, он пишет, что «Сунджа (Сунжа)… заслуживает особенного описания. Так называют ее черкесы и русские, а кистенцы (вероятно, вайнахи) именуют ее Солчью (Соьлжа)… В верхней ее части лежат наиболее кистенские (кистинские) уезды (деревни), а при самом истоке уезд Аккиньюрт»2.
Далее автор перечисляет названия рек, впадающих в Сунжу, а также сообщает нам о селениях, находящихся близ этих рек. Попутно указываются места, где имеются залежи ценных ископаемых и т.п.
Большое внимание уделено описанию рек и речушек: истоки, куда впадают, состояние берегов, качество воды, наличие рыбы и т.д.
Изучив наиболее значимые водные артерии Северо-Восточного Кавказа, Гюльденштедт приходит к выводу, что «Терек и обе большие реки Малка и Сунджа, в него впадающие, сходствуют между собою как началом своим, вытекая из высоких гор, так равно берегами и руслами, которые состоят из глины и песку, равномерно и быстрым своим течением, мутною, но здоровою водою и водящимися в них породами рыб»3.
Вторую главу первого отделения автор посвятил описанию казачьих станиц и крепостей, расположенных по левому берегу реки Терек. «Все селения по берегу реки Терека, от Моздока до Червленой, называются Моздокскою, а оттуда вниз Кизлярскою, обе де вообще Терекскою линиею»4. Описывая местоположение крепости Моздок, автор отмечает, что это открытая и возвышенная степь, «а потому и воздух около Моздока чище и здоровее, нежели у Кизляра. В указе, по силе которого сия крепость основана, сказано, чтобы населяли ее одни токмо азиатские, а между ими одни только християнские жители, армяне и грузинцы или также и новообращенные из татар, осетинцов и других горных народов»5.
От крепости Моздок вниз по Тереку находятся станицы: «Голугай» (Голюгаевская), «Ишора» (Ищерская), «Наур» (Наурская), «Мекен» (Мекенская) и «Калинова-луга» (Калиновская), которой заканчивается Моздокская линия. От станицы Червленной начинается Кизлярская линия. Это станицы: «Шадрина» (Шадринская), между Шадринской и Новогладковской («Новогладкая») находятся шелковичные заводы, «Старогладкая» (Старогладковская), «Курдюковская». «Здесь, – отмечает автор, – берег Терека не так уже лесист и чем далее вниз, тем менее лесу». Далее идут «Каргалина станица» (Каралинская), «Дубовка» (Дубовская) и Бороздинская.
Особое место уделено описанию города и крепости Кизляр. Город «разделяется на 4 части»:
– Крепость, вокруг которой нет строений.
– Солдатская слобода, которая «находится несколько сот шагов выше крепости».
– Собственно город, в котором «находятся домы различных народов, коими населен город, и разделяется на 8 кварталов»: Армен-тир (армянский квартал или армянская слобода); Курце-аул (грузинская слобода); в Кристи-ауле жили горцы, принявшие христианство; квартал терских казаков, которые вместе с новокрещенцами составляли Терское войско; в Окочирской слободе, предположительно, проживали не только кумыки и ногайцы, но и горцы-окочане; Черкес-аул населяли подданные князя Бековича-Черкесского; казанские татары проживали в Казанте-ауле; Дезик-аул (Тезик-аул) был населен, преимущественно, купцами, выходцами из Персии.
– Четвертая часть города – Кирда-Юлер (Кирди-аул, т.е. «полевое строение»). Эта часть города находится на равнине и отделена от города. «В ней находятся виноградные сады и огороды жителей…»6
Автор описывает хозяйственные занятия казаков. Скотоводством, земледелием, садоводством, шелководством и пр. казаки занимаются в свободное от службы время, в основном для собственных нужд. Главное же занятие армян, татар, грузин и персов «составляет торг с Персиею и Россиею». Приводятся данные о товарообороте.
Далее названы и коротко описаны горячие источники, большая часть из которых находится «противу казацких слобод Новогладкой, Шадриной и Червленой». «Селения, находящиеся при Тереке, к северу состоят из русских казаков, а те, кои лежат на юг, из татар7 и других народов татарского происхождения. Но от сих селений никакой опасности быть не может, ибо татарские (горские) князья, в них обитающие, присягали в верности Российскому престолу и дали заложников»8.
Второе отделение книги называется «О Кавказе и кавказских народах». «Кавказ, занимающий все пространство между западным берегом Черного и восточным Каспийского морей, искони уже был славен в физическом и политическом землеописании, в истории и даже в баснословии, высокими своими горами, народами, в нем обитающими, а наипаче их переселениями, также истекающими из онаго реками; но еще никем удовлетворительно не описан»9. Первая глава посвящена географическому описанию главных хребтов Кавказа. Во второй главе описаны всевозможные месторождения руд и минералов.
Третья глава посвящена кавказским народам, о которых Гюльденштедт успел собрать материал во время своих экспедиций.
Называя кистами, Гюльденштедт довольно подробно описывает все вайнахские народы. Имя «кисты, кистинцы» он дает некоторому числу округов, граничащих на западе с Малой Кабардой, на севере с Тереком, на востоке с «татарскими и лезгинскими… землями», на юге «с лезгинскими и грузинскими землями».
Записки путешественника и исследователя относятся к тому времени, когда на Северном Кавказе наблюдается сложная политическая обстановка. С одной стороны – многие горские общества дают присягу на верность России, с другой – идет массовое заселение северокавказских земель казаками и крестьянами из внутренних губерний, что в свою очередь не нравится местным жителям (горцев притесняют, вынуждая отступать в горы и т.д., отсюда конфликты и т.п.). Закрепляя завоеванные позиции, царское правительство раздает помещикам и дворянам земли, активно призывая их осваивать новые просторы.
Автор отмечает, что «некоторые… имеют независимых владетельных князей, как например, чеченцы, другие не имеют дворянства, но выбирают между собою богатейших, а особливо имеющих большое родство, в старшины, коим они однако же столько повинуются, сколько им угодно»10. Говоря о кистах, Гюльденштедт имеет в виду не только собственно кистинцев, но и чеченцев, ингушей и т.д. Кистинцы или кисты – это часто употребляемое название вайнахов, «оно грузинское, легчайшее и россиянам знакомое, нежели мицдшеинцы, и более общее, нежели чечены». О языке он пишет, что чеченский не схож ни с каким из кавказских языков и вообще, ни с каким из известных языков, то есть «совсем особливой».
Описания местностей и народностей часто отрывочны и неточны, текст изобилует опечатками и стилистически несовершенен (это, скорее, недоработки переводчиков, нежели самого автора), однако и эти сведения представляют огромный интерес для исследователей, историков и всех, кто интересуется историей Северного Кавказа. Материалы Гюльденштедта часто являются единственной источниковой базой для исследователей XVIII века. Его труды ценны огромным количеством фактического материала по истории, этнографии, лингвистике и многим другим наукам. Сведения, собранные Гюльденштедтом, были особенно ценны для его современников и коллег-ученых.
После смерти ученого обработанные дневниковые записи и другие материалы были изданы на немецком языке П.-С. Палласом, а позднее части работы, касающиеся Кавказа и сверенные с рукописями, были опубликованы также на немецком языке Ю. Клапротом. Данная же работа представляет собой систематизированное извлечение из описания путешествия Гюльденштедта, сделанное статистиком и экономистом, академиком К.Ф. Германом (1809 г.)11, которое также предназначалось – в качестве справочника – для представителей российской администрации на Кавказе.
По мнению М.А. Полиевктова эти издания устарели и совершенно не отражают всего богатства наследия, которое оставил Гюльденштедт, и остается совершенно не использованным в науке.
Восполнить этот пробел, по мнению Полиевктова, можно было только подготовкой нового издания труда И.А. Гюльденштедта. Он изучил архив Гюльденштедта и в 1941 году подготовил к печати рукопись под названием «По архивным следам Гюльденштедта и его путешествий на Кавказ», которую не успел опубликовать. Позднее работу по изучению архивных материалов Гюльденштедта продолжил грузинский исследователь Г.И. Гелашвили, который опубликовал двухтомник, содержавший немецкий текст с грузинским переводом «Путешествия Гюльденштедта по Кавказу».

1 Б. Далгат. Первобытная религия чеченцев. Терский сборник. – Владикавказ. 1893. Вып. 3. Кн. 2. С. 46.
2 Географическое и статистическое описание Грузии и Кавказа из путешествия г-на академика И.А. Гильденштедта чрез Россию и по Кавказским горам в 1770, 71, 72 и 73 годах. – СПб., 1809. С. 11–12.
3 Там же. С. 15.
4 Там же. С. 16.
5 Там же. С. 16–17.
6 Там же. С. 22.
7 Имеются в виду горцы.
8 Географическое и статистическое описание Грузии и Кавказа из путешествия г-на академика И.А. Гильденштедта чрез Россию и по Кавказским горам в 1770, 71, 72 и 73 годах. СПб., 1809. С. 27.
9 Там же. С. 29.
10 Там же. С. 77.
11 М.О. Косвен. Материалы по истории этнографии Кавказа в русской науке. Т.1. С. 285–286.

Вайнах, №8, 2013.

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх