05.05.2015

Лиза Адмисиева. О развитии торговли и торговых отношений на прилинейных территориях.

(Центр и левый фланг Кавказской военной линии. Вторая половина XVIII века)

Во второй половине XVIII века товарно-денежные отношения начинают проникать во все отрасли хозяйства. Растет население городов, повышается спрос на хлеб, мясо и другие сельскохозяйственные продукты. Вместе с тем появляется необходимость в укреплении и расширении торговых связей между центром и аграрными окраинами страны, которые поставляют продовольствие и сырье в обмен на промышленные товары.
В первой трети ХVIII в. торговым центром в крае был город Терки, который пришел в упадок уже к середине 30-х годов ХУШ в. Для экономического развития края требовался крупный торговый центр. Эту роль с 1724 года стала выполнять новая крепость – Святой крест, заложенная на Аграхани в 20 км. от устья реки Сулак. Однако она прослужила недолго.

Следующая крепость была заложена в 1735 году на месте урочища Кизляр, где издавна шла меновая торговля с затеречными кавказскими народами. Здесь же селились прибывшие из Закавказья грузины и армяне, которые занимались шелководством и виноградарством [9, с. 200]. Предместье Кизляра осваивали и горцы, переселившиеся на равнину. Среди них были не только чеченцы-окочане, но и представители других чеченских обществ [1, с. 224-225].
Вплоть до первой трети XIX в. Кизляр выполнял роль экономического и политического центра большей части Северного Кавказа. Кизлярские торговцы устанавливают прочные торгово-экономические связи с кумыкскими и чеченскими селениями, расположенными в радиусе 100-200 верст от города, а также с Дагестаном, Северной Осетией и Кабардой. Так, например, шерсть, закупавшаяся большими партиями в Кабарде, сухопутным путем через Кизляр отправлялась в Астрахань и далее во внутренние российские губернии. Наиболее интенсивными были связи Кизляра с крупными кумыкскими и чеченскими селениями Эндери, Аксай, Костек, Тарки, Брагуны и Старый Юрт. Из этих селений, а также ногайских хуторов и из Большой Кабарды «за неполных семь месяцев 1754 г. было вывезено в Кизляр товаров на 4 859 руб. 63 коп.» [6, с. 106]

С середины XVIII века наблюдается оживление торговых отношений народов Северного Кавказа с Россией. В торговлю были вовлечены не только жители городов и линейных станиц, но и горцы, а также армяне, грузины, греки. Продавалось все, что имело спрос: колеса аробные, шкуры диких животных, воск, мед, пшеничная и просяная мука, горское сукно, бурки, ружейные замки, глиняная посуда, шерсть, овчины, войлок, кожи домашних животных и многое другое [6, с. 109-111].

Гребенские и Терские казаки, как известно, добывали корень марены. Его великолепные красящие свойства отмечал свое время еще Петр I и обращал внимание российских купцов на необходимость использования в текстильной промышленности этого естественного красителя. Кизлярские купцы скупали марену у казаков, горцев и других сборщиков за бесценок и вывозили далеко за пределы Северо-Восточного Кавказа, где перепродавали ее уже по более высокой цене. Прибыль от продажи марены была настолько велика, что появляются посредники между ее собирателями и фабрикантами. А «некоторые … владетели, подняв цену на марену, заключали договоры с русскими промышленниками на право сбора ее на территории их владений» [6, с. 96]. Из конопли гребенские казаки делали знаменитую гребенскую пеньку, которую продавали «каждый пуд по четыре рубля». Интересно, что они не применяли прялок и веретен, а обматывали пеньку вокруг себя.

В 1753 году в целях развития торговли в стране правительство отменило сбор внутренней пошлины и повысило пошлины на товары, вывозимые за пределы страны. Так как горцы на Северо-Восточном Кавказе приравнивались к иностранцам, то за товары, продаваемые в Кизляре, им приходилось платить торговую пошлину. В 1755 году правительственным указом была создана кизлярская таможня, которая следила за ввозом и вывозом русских и иностранных товаров и собирала торговые пошлины. Это обстоятельство отрицательно сказалось на экономическом положении не только горцев, но и жителей Кизляра. На тягость торговых пошлин жаловались и представители местных горских верхов. Горцы и линейные жители были вынуждены торговать в обход таможни и карантинных застав.

К середине 60-х годов XVIII века политические отношения между Россией и Турцией снова обострились. Учитывая это и многие другие обстоятельства, и, прежде всего для того, чтобы привлечь на свою сторону горские народы, российское правительство пошло на уступки горским народам в области торговли. Поощряя развитие торговли на Северо-Восточном Кавказе, в 1765 году вышло распоряжение, по которому кумыки, кабардинцы и другие горцы региона могли торговать в Кизляре беспошлинно [6, с.109-111].

Казаки и горцы из близлежащих к Кавказской линии селений продавали излишки производимых в своем хозяйстве продуктов животноводства и сельского хозяйства. Реализовать избыток этих продуктов позволяли ярмарки, которые устраивались в городах и некоторых селениях вдоль Кавказской линии. Например, в городе Георгиевске ежегодно проходили по две ярмарки: одна 9-го мая, другая – 1-го октября. Ярмарки устраивались и в помещичьих селениях, например: в Привольном, в Александровке.

В Кизляре были три рынка для постоянной торговли и учреждены три гостиных дома: русский, армянский и татарский (последний для горских купцов). Торговые отношения горцев с казаками и переселенцами не просто имели место – они развивались полным ходом, несмотря на самодержавную политику царского правительства, которое придерживалось принципа «разделяй и властвуй» в отношении горских народов. Царское правительство всячески старалось не допускать сближения простых казаков, русских и украинских переселенцев с горцами. Однако это не мешало развитию торговли и торговых отношений. На ярмарках шла оживленная торговля. Из уездных сел и городков привозили овечью и верблюжью шерсть, пшеницу, пшено, хлопчатую бумагу, шелк, корень марены и др. Прибывавшие из-за Кавказской линии горские и плоскостные жители продавали здесь хлопчатую бумагу, марену, меха, мед и фрукты. Эти товары из Кизляра перекупщиками переправлялись в Астрахань.

Кизляр славился своим спиртом и вином, которые продавались на ярмарках Кавказской и Астраханской губерний, а также вывозились в Москву, Санкт-Петербург, Ригу и многие другие города. Надо отметить, что виноград для производства спирта и вина возделывался не только в Кизлярских садах, но и в селениях Гребенских и Терско-Семейных казаков. Перевозку товаров, в основном, осуществляли представители кочевых народов. Например, ногайцы перевозили разный товар на волах и лошадях не только в окрестности г. Кизляра, но и во внутренние города Российской Империи [2, с. 984-985].

В XVIII веке активизируется процесс возвращения части горцев (чеченцев и ингушей) на плоскость. С середины XVIII века особенно интенсивно происходит заселение земель по берегам Сунжи и Терека горцами (чеченцами по Сунже и среднему течению Терека – А.Л.). В 1747г. жители селения Герменчук просили русские власти разрешить им поселиться на правом берегу Терека, что и было исполнено. В 1778г. алдинское население перебралось на берега реки Сунжа, а через год чеченцы поселились против Наурской станицы, у Терека. В это же время, а возможно и раньше, на правом берегу Сунжи появилось до 24 чеченских селения [5, с. 175; 6, с. 92].

Царские власти разрешали горцам селиться напротив казачьих станиц, видимо полагая, что таким образом легче будет контролировать их. В Указе от 9 мая 1785 года говорилось: «2. Полезным признаем Мы исподволь заводить в близости подгорных народов Нам подданных города, для обуздания своевольных и для надежнейшего сохранения внутреннего в них порядка. Мы удостоверены, что в краткое время и сами они ощутят пользу из сего заведения, и найдут собственную их выгоду в причислении их под управление, нами учрежденное, участвуя в оном выбором Судей по званию и состоянию их; но для сего нужно, чтоб они в торге, промыслах и прочих позволенных упражнениях имели полезную свободу и чтоб военные и гражданские начальники не стесняли их в том ни под каким видом, но паче всяким благодеянием и помощию их подкрепляли» [10, с. 389].

Властям было выгоднее приобретать продукты сельского хозяйства у горцев, нежели завозить их из внутренних губерний, что обходилось значительно дороже. Для привлечения горцев к торговле на Линии властями еще в 1780 году предпринимались определенные шаги. «…Для приласкания кабардинского народа к Российской стороне велено было построить на Моздокской Линии для произведения мелочными товарами торгу в крепостях Ставропольской, Георгиевской и Моздокской на казенную сумму к поклаже товаров анбалы, а для продажи оных лавки» [2, с. 1109-1110].

В 80-90-ые годы XVIII века сухопутная торговля через Кизляр достигла чуть ли не уровня торговли морским путем. Кизляр играл роль важного транзитного пункта на Северном Кавказе. Одной из доходных статей в торговле с Россией и соседними кавказскими народами у чеченцев и ингушей являлся лес. Чечня была богата строевым лесом. Торговлей лесом занимались в основном жители Брагунов, а также жители вайнахских сел, прилегающих к рекам Терек, Аргун и Сунжа. Немалый доход приносила вайнахам продажа обручей и бочарных досок, которые доставляли они в Кизляр. Изделия лесной промышленности, сырая нефть, соль, а также изделия кустарных промыслов составляли в конце XVIII века значительную часть рыночных товаров Чечни и Ингушетии. [3, с. 166-167].

Большое значение для сближения горских народов с казаками и русским населением со второй половины XVIII века начинает играть крепость Моздок, построенная в 1763 году и ставшая одной из главных крепостей Азово-Моздокской военной линии. Она становится крупным форпостом в центральной части Северного Кавказа, а также важным узловым пунктом, связывавшим юг России с Грузией. Моздок стал играть важную роль в укреплении русской пограничной линии, в развитии связей Кавказа с Россией [3, с. 168].

Сфера влияния России расширилась к западу, вверх по Тереку. Колонизационную политику царизма на Северном Кавказе усиливали ее торговые и промышленные интересы. Стремясь задержать разложение крепостнической системы, царизм форсировал развитие феодальных отношений вширь и в тоже время оказывал покровительство развитию отечественной промышленности и торговли путем расширения рынков сбыта и освоения источников сырья на окраинах империи [9, с. 201,203; 7, с. 27].
Население Моздока начинает расти за счет переселенцев и естественного прироста. Город становится важным транзитным пунктом, через который проезжали купцы со своими товарами в Кизляр, Астрахань и другие города, часть этих товаров продавалась в самом Моздоке. По данным Н.П. Гриценко: «только с 12 апреля по 5 мая 1780 г. проехало через Моздок примерно 40 купцов и торговых людей из Грузии в Кизляр и Астрахань, в Георгиевскую крепость, Кабарду, казачьи станицы. Много было купцов из Воронежа, Курска, Солекамска, Новочеркасска, иранских городов. Оживлению торговли способствовали регулярно устраивавшиеся моздокские ярмарки, а также меновые дворы» [6, с, 117-118].

В конце XVIII века в Моздоке уже существовал гостиный двор и около ста торговых лавок, где, в основном, торговали армяне, грузины и разбогатевшие мещане из разных городов России. Постепенно, к концу третьего десятилетия XIX века Моздок утрачивает свое значение, как важного торгового центра на Северо-Восточном Кавказе. Его главным конкурентом становится Ставрополь, а позже – крепость Владикавказ.
С конца XVIII века немаловажную роль в торгово-экономических отношениях с горцами начинает играть Владикавказ. Заложенный в 1784 году как военный пост, в начале XIX века он был преобразован в крепость. Долгое время Владикавказ служил перевалочным пунктом для торговцев, перевозивших свои товары из Российских губерний в Закавказье и обратно сухопутным путем.

Во второй половине XVIII века торговля и товарообмен производились не только в таких крупных городах, как Кизляр, Моздок, позднее – Ставрополь и другие, но и в казачьих станицах, некоторых аулах Дагестана и Кабарды, а также в чеченских селениях: Чечен-Аул, Брагуны, Старый Юрт (Девлет-Гирей-Аул), Гудермес и другие. В ассортимент товаров, вывозимых горцами из России, входили: бархат, парча, медная и деревянная посуда, ножницы, иглы, булавки, сахар, краски, соль и т. д. На эти товары русские торговцы получали в обмен меха, кожи, овец, лошадей и др.

Пользуясь тем, что горцы испытывали потребность в товарах, которые ими не производились, царские власти решили снабжать их «нужными вещами» для усиления политического влияния на них. В конце XVIII века горцам были созданы, на первый взгляд, благоприятные условия для развития торговых связей с Россией. Например, ингушам, вступившим в подданство России, выдавались открытые листы, в которых командирам пограничных пунктов приказывалось обеспечивать свободный проезд и выезд через границу и «никаких обид и налог ниоткого не чинить и показывать всякое благодеяние, как верноподданным (Е.И.В.)… под опасением в противном случае жесточайшего по воинским регулам* штрафа» [4, с. 92].
Содействуя расширению торговли с Кабардой, русская администрация интересовалась и тем, какие товары можно покупать в Кабарде. Было установлено, что Большая и Малая Кабарда могут продавать мед, воск, просо, ячмень и в большом количестве скот. В соседних с Кабардой чеченских владениях сверх того можно было получать фрукты и пшеницу. У кумыков в Брагунском, Аксайском, Андреевском, Костековском и в других селениях имелись пшеница, ячмень, пшено, сорочинское просо, овощи, а в лезгинских селах, кроме того, были еще виноград, яблоки, груши, сливы, курага; в Карабулаке – мед, воск, скот и пр.

Равнинные чеченцы и ингуши, жившие по рр. Сунжа и Терек, находились в более выгодных торговых условиях, чем горные жители. Они пользовались некоторыми льготами, в то время как горные чеченцы и ингуши были лишены их. В конце XVIII века одним из основных условий развития торговли и роста товарно-денежных отношений в крае было зарождение торговых центров в самой Чечне. Это были крупные селения, такие как Чечен-Аул, Брагуны, Гудермес, Старый Юрт, Аксай, Эндери и др. [3, с. 163-164]

Развитие торгово-экономических связей привело к возникновению среди горцев своего рода «промышленников», живших «торговыми оборотами» с русскими. Местные торговцы старались регламентировать свои связи с российскими рынками специальными соглашениями [4, с. 92].
Подводя итог можно отметить, что на протяжении второй половины XVIII века на территории Северного Кавказа и, в частности, на территориях, прилегающих к Кавказской военной линии, происходит укрепление и расширение торгово-экономических связей с внутренними российскими губерниями и народами Северного Кавказа.

Примыкавшие к Кавказской линии свободные земли заселялись также кабардинцами, осетинами, калмыками, русскими. Продолжали развиваться торговые связи горцев с казаками и русскими переселенцами. До учреждения Кавказской линии торговля шла между горцами Северного Кавказа и жителями внутренних губерний России, а также казаками и переселенцами. Горцы меняли кожу, воск, шерсть, лошадей и прочее на продукты и изделия казаков и русских ремесленников. Горцы в те времена не нарушали спокойствия своих соседей, так как их никто не притеснял. «Капканы даже, говорят они (род сети или узла, употребляемый для ловли лисиц), русскими в лесу расставленные, оставались в целости и черкес (горец – А.Л.), пойманный своими собратьями в похищении оного, без наказания никогда не оставался. Они свободно пасли великие свои стада на лугах, находящихся у подошвы гор и простирающихся довольно далеко к нам, и пока мы (представители царской власти – А.Л.) не вмешивались в их дела, они пребывали спокойны» [2, с. 957-958].

Основными предметами торговли горцев были традиционные товары: бурки, чекмени, башлыки, арбы, колеса, продукты животноводства, земледелия и охоты. Казаки и жители прилинейных городов торговали пшеном, тканью, предметами домашнего обихода, украшениями, ножами, булавками и т.д. Российские, восточные и отчасти западноевропейские товары поступали в города и станицы Кавказской военной линии через Астрахань, Терский город и Дагестан.

С появлением новых городов на Северном Кавказе, таких как крепости Терки, Святой Крест, Кизляр, позже Моздок – экономические связи горцев с жителями прилинейных территорий усиливаются. Определенную роль в развитии торговли на прилегающих к Кавказской военной линии территориях играли сельские торговые центры Чечни и Дагестана: Брагуны, Старый Юрт, Эндери, Аксай, Костек и др.

Развитию торговли и торговых отношений в крае мешали всевозможные ограничения и запреты царской администрации. Однако, несмотря на все эти препоны, в условиях сложной политической обстановки, которая усугублялась регулярными военными экспедициями вглубь гор, несмотря на ответные вылазки и столкновения горцев с линейными казаками, торгово-экономические отношения на Кавказской военной линии продолжали развиваться. Непосредственными участниками торговых отношений были как горцы, так и казаки и жители прилинейных городов и сел.

Литература:

1. Абдулвахабова Б.Б. Роль Кизляра в интеграции чеченских обществ в экономическую систему России (втор. Пол. XVIII – начало XIX века) Мат. Междунар. научно-практ. конфер. (25-28 сент. 2008 г.) Кизляр, 2008.
2. АКАК. Т. 2, Тифлис, 1868.
3. Ахмадов Ш.Б. Чечня и Ингушетия в ХУШ – начале Х1Х века. Грозный, 2002.
4. Ахмадов Я.З. Взаимоотношения народов Чечено-Ингушетии с Россией в ХУШ веке. Грозный, 1991.
5. Броневский С. Новейшие исторические и географические известия о Кавказе. М., 1823.
6. Гриценко Н.П. Города Северо-Восточного Кавказа и производительные силы края. У – Середина Х1Х века. Издательство Ростовского Университета, 1984.
7. Гриценко Н.П. Из истории экономических связей и дружбы чечено-ингушского народа с великим русским народом. Грозный, 1965.
8. Дебу И.Л. О Кавказской военной линии и присоединенном к ней Черноморском войске, и о поселенных полках, ограждающих Кавказскую линию, и о соседственных горских народах. – СПб., 1829.
9. Заседателева. Л.Б. Терские казаки. М., 1974.
10. ПСЗ, Т. 22. №16194.
11. Фадеев А.В. Очерки экономического развития степного Предкавказья в дореформенный период. М., 1957.
12. Хозяйственное землеописание Астраханской и Кавказской губерний, составленное по начертанию вольного экономического общества. СПб., 1809.

Вайнах, №9, 2014.

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх