Кати Чокаев. Таштемир Эльдарханов и книга Хасана Туркаева о нем

Книга профессора, доктора филологических наук, члена-корреспондента Академии наук ЧР Х.В. Туркаева так и называется «Эльдарханов Таштемир Эльжуркаевич – просветитель, политический и государственный деятель».

Таких феноменальных личностей, каким являлся Эльдарханов Т.Э. (1870– 1934), были единицы не только у народов Кавказа, но и у других народов, населявших территорию царской России.
Припоминаются слова товарища из Казахстана, кандидата философских наук, доцента, преподавателя бывшего Чечено-Ингушского госпединститута в 70-80 годах прошлого века (к сожалению, память не сохранила его имени, фамилии и отчества): «О-о! Если бы у казахов был такой человек, то у нас при Академии Казахстана создали бы целый отдел, посвященный изучению его жизнедеятельности». Тогда мне припомнилась ссылка В.И. Ленина в труде «Развитие капитализма в России» на речь Эльдарханова, произнесенную им на заседании VII Государственной Думы, о бедственном положении народов Северного Кавказа из-за малоземелья.
Я привел этот эпизод давних лет, потому что имеющиеся труды о жизни Эльдарханова не исчерпали всю его многогранную просветительскую, общественно-политическую, государственную деятельность. Следовательно, предстоит большая исследовательская работа, чтобы охватить и осмыслить значимость пути нашего выдающегося соотечественника, чтобы на его примере воспитывалось подрастающее поколение чеченцев. Если во времена советской власти имена наших славных предков, таких, как Эльдарханов, Авторханов и др., были под запретом и у наших ученых не было возможности уделить им должное внимание, то в наше время в демократической России впору наверстать упущенное. Сказанное особенно относится к молодым исследователям, которым продуктивнее начинать свою стезю в науке с изучения творчества таких деятелей, как Эльдарханов, Авторханов и др.
Возвращаясь к предмету нашего разговора, следует подчеркнуть следующие достоинства книги X. Туркаева:

1) объективная оценка деятельности Эльдарханова дореволюционного периода – просветительской, депутатской (в I, II Госдумах России); его принципиальной позиции по земельному вопросу, сыгравшей большую роль в жизни чеченского народа;
2) отражение принципиальной в условиях Чечни позиции и практических дел Эльдарханова на посту председателя ЦИК как Горской АССР, так и автономной области Чечни (1921–1925 гг.);
3) автор показал абсолютно верное, оптимальное отношение Эльдарханова к религии ислам и ее представителям;
4) наглядно, на исторических документах продемонстрировал исследователь надуманность, натасканность, клеветнический характер обвинений, предъявленных Эльдарханову при смещении его с поста председателя ЦИК Чечни (ноябрь 1925) с переводом в край, который напоминал «пряник после кнута».

Хотелось бы упомянуть о мероприятии 1962 года, прошедшем в стенах Научно-исследовательского института гуманитарных наук при Совете министров ЧИАССР. Помимо работников института, там присутствовали Ошаев Х.Д., Вахаев Х., Мамакаев М.А. и др. Организатором форума была администрация института в лице директора Т.А.-А. Саламова и зам. директора по науке И. Лосева. Все выступающие положительно оценивали деятельность Эльдарханова, за исключением нескольких участников.
Вот, в чем обвиняли Эльдарханова его оппоненты:
1. Будучи депутатом Думы по земельному вопросу, придерживался программы кадетов, согласно которой землю у хозяев надо выкупать, чтобы передать ее тем, у кого ее нет. Во времена большевистской власти эта программа считалась контрреволюционной и, следовательно, реакционной. Также в рассматриваемой книге пишется, что Эльдарханов не считал необходимым выкупать землю у казаков, которую они получили в ходе Кавказской войны, отобрав ее у горцев Кавказа.

2. Якобы мешал росту молодежных организаций, имея в виду комсомол, который, по некоторым утверждениям, Эльдарханов даже запретил. Но автор книги нигде не нашел документов, доказывающих этот запрет. Враждебно настроенные к нему товарищи, энеевцы1, готовые уцепиться за любое неосторожно сказанное Эдьдархановым слово, растолковали его попытку внести ясность в этот вопрос в выгодном для себя свете и дошли до абсурда.
3. Опирался на мулл, шейхов и всех бывших в советское время партийцев, а на кого было опираться, если в Чечне не было компартии, рабочего класса, сплошная безграмотность. Поэтому Эльдарханов привлекал к работе людей, которые имели хоть какое-то образование и лояльных советской власти.

4. Также его обвиняли в том, что он вступил в партию только в 1920 году, когда советская власть уже была завоевана, а не в период борьбы за нее. В этом недоброжелатели усматривали карьеристские устремления Эльдарханова. Хотя многие из них вступили в ряды компартии намного позже самого Эльдарханова и занимали большие посты в правительстве Чечни.
В ходе форума оппоненты доходили до того, что Эльдарханова обвиняли в том, что неграмотный, простой народ, не владеющий даже русским языком, называл его паччахьом (перс. «падишах»; рус. «царь»), т.к. не знал другого административного термина для обозначения людей высшего ранга.
Трагическую судьбу Эльдарханова, верного сына чеченского народа, невозможно отделить от трагической судьбы его народа. Кто сегодня поверит в то, что Энеев, непонятно как оказавшийся во главе чеченского ревкома и почти отсутствующей компартии, радел о Чечне и чеченском народе больше, чем выходец из глубин этого народа – Таштемир Эльдарханов?
В чью пользу будет сравнение этих личностей по всем параметрам: образованию, деловым качествам, эрудиции, кругозору, знанию местных ментальных особенностей народа и т.д.?
Предпочтение отдали Энееву и кучке местных нуворишей, состыковавшихся с ним ради собственного благополучия и из зависти к своему соотечественнику. Им, конечно, было невдомек, что они выступали куклами, сознательно или по неведению, в большой игре, затеянной на самом верху советской власти.

Нельзя забывать, что шел 1925 год. Второй год без Ленина, а, следовательно, и без ленинской власти, замененной сталинской советской властью, означавшей, что на место народовластия пришла единоличная однопартийная власть во главе с Джугашвили-Сталиным, с его культом личности. Здесь нужны были другие методы управления, другие подходы, а Эльдарханов для этого не имел соответствующей подготовки, да и как личность был человеком другого мировосприятия, склада ума и мышления.
Эльдарханов Т., как и чеченский народ в своем большинстве, принял советскую власть, как родную, близкую ему по духу общественно-политическую демократическую форму управления Чечней.
Эльдарханов по возможности боролся с методами претворения в жизнь новой, сталинской, советской власти, но безуспешно. Видимо, такая позиция ленинской соввласти привела Эльдарханова к противоречиям с теми, кто перешел по своим практическим делам на позицию Сталина. И те, кто дирижировал этот переход, и решили избавиться от него в качестве главы ЦИК Чечни, используя группу Энеева.

Выиграла ли Чечня и чеченский народ от этой перемены? Никак нет. Наоборот, они послужили стартовой площадкой всех трагических событий, происшедших в дальнейшем, в том числе депортации чеченского народа в 1944 году.
Когда читаешь трагические страницы жизни славного сына чеченского народа Эльдарханова Т., невольно приходит в голову мысль о сходстве его судьбы с судьбой Прометея, который так же как и Эльдарханов, рискуя жизнью, хотел облегчить тяжкую жизнь народа, украв для него огонь с неба, за что был подвергнут жестокому наказанию.

Литература:

1. Туркаев Х.В. Таштемир Эльдарханов – просветитель, политический и государственный деятель. – М.: «Наука», 2014.
2. Шоипов И.А. Таштемир Эльдарханов. – Грозный, 1963.
3. Чокаев К.З. Образ Прометея в чеченском фольклоре. В книге «Где жил Прометей». – Грозный, 2003.

Вайнах №3-4, 2016

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх