Идрис Атсаламов. Бейбулат Таймиев и его роль в становлении русско-чеченских взаимоотношений в первой трети XIX-го века

На острие взаимоотношений, с одной стороны, Российской власти в лице военнизированого казачества вдоль Терской линии и российских военных подразделений во главе титулованных генералов и других военачальников, и, с другой стороны, горцев, в том числе и чеченцев, в лице отдельных личностей – предводителей групп наездников в начале XIX-го века заявил о себе совсем еще молодой Бейбулат Таймиев. По сведениям одних историков житель селения Гельдиген, по сведениям других же Таймиев являлся уроженцем селения Бильты, находящего недалеко от Ножай-юрта.

Военная агентура российской армии, видимо, предоставила достаточно сведений и донесений начальству, говорящих о том, что ряд серьезных набегов со стороны чеченцев организовывались Бейбулатом Таймиевым или проходили под его руководством и при его непосредственном участии. В частности, похищение 27 сентября 1802 года Кабардинского пристава Дельпоццо приписывалось Бейбулату, и именно к этому периоду надо отнести начало распространения его имени среди чеченцев.

Для правильного понимания событий тех лет, надо обратить серьезное внимание как читателей так и историков изучающих данный вопрос, на тот факту, что ни один из наездников, совершавших набеги за Тереком, не был делегирован на это народом или даже одним своим селом. Более того, все что ими совершалось – совершалось без какого-либо ведома и согласия народа. Но в тоже время надо признать и такой факт – подобные набеги не получали открытого осуждения со стороны односельчан. Это, конечно, не значит, что набеги одобрялось народом – почти каждый раз по их результатам российское военное руководство предпринимало ответные, а то и «профилактические» опустошительные рейды по чеченским селам. Могло ли подобное развитие событий радовать простых чеченцев? Нет, конечно! Но факт остается фактом.

Путь к славе Бейбулата и тридцатилетнее ее сияние было делом личных способностей самого Бейбулата. Его умение правильно оценивать ситуацию, смелость в принятии решений, политическая прозорливость и многие другие личные его качества до сих пор не получили должной оценки ни со стороны народа, ни со стороны исследователей его биографии – историков, писателей. Кроме одной брошюры, написанной Л.Н. Колосовым под названием «Славный Бейбулат» и вышедший 1991 году, нет ни одной книги, посвященной этой незаурядной и трагической личности.
Я не ставлю перед собою задачу детального анализа историко-биографического очерка Л. Колосова о Таймиеве, но, тем не менее, хочу в нескольких словах высказать свое мнение об этой книге.

Используя многие исторические документы и факты о периоде жизни и деятельности Бейбулата, Л.Н. Колосов смог дать ясную картину событий, происходящих во всем Северном Кавказе и Закавказье. Однако надо отметить: книга Колосова, с внушительным тиражом 15000 экземпляров содержит мало информации о роли Бейбулата в ту историческую эпоху, о его характере как лидера, о его политической прозорливости и способностях политика. Книга Л. Колосова построена на цифрах и фактах историков и современников периода до революции 1917 года. Сухой язык цифр и фактов, без глубокого анализа и выводов, не в состоянии дать ясную картину о тех или иных событиях, не говоря о роли конкретной личности, участника и современника этих событий.
Историки отмечают, что Бейбулат являлся современником нескольких наместников Кавказа: Кнорринга, Цицианова, графа Гудовича, Тормасова, Ртищева, генерала Ермолова, графа Паскевича. В период Цицианова к Бейбулату приходит известность как о смелом наезднике и руководителе небольших отрядов совершающих набеги за Терек.

В возрасте 20–23 лет к Таймиеву приходит и народная слава как о смелом предводителе – к1ентийн баьчча. О нем начинают слагать илли как о национальном герое. Разумеется, руководству российских военных, в том числе и Цицианову, становится известно о проделках Бейбулата и его авторитете среди чеченцев. Одним словом, в 1802–1806 годы Бейбулат заявил о себе как о руководителе, способном организовывать серьезные набеги с участием малых и больших групп на казачьи станицы, в калмыцкие степи и на военные укрепления.
В феврале 1806 года в Баку был убит Цицианов. В июне вместо него прибыл граф Гудович. Именно в этот период начинают проявляться способности Бейбулата как дипломата и политика. Надо отметить немаловажную роль и самого Гудовича, втянувшего чеченского лидера в политические процессы. Начиная с 1806 года до приезда А.П. Ермолова на Кавказ в 1816 году, Бейбулат вырос из смелого наездника и предводителя до уровня известного политика и уважаемого человека среди большинства чеченцев.

В 1816 году на Кавказ приезжает в роли наместника Кавказа А.П. Ермолов. В своей книге «Славный Бейбулат» Л.Н. Колосов пишет: «Ермолов неплохо знал Александра I. Поэтому его политика по отношению к горцам Кавказа полностью отвечала интересам Российского самодержавия, то есть отличалась жестокостью и беспощадностью». По сведениям Л.Н. Колосова, Ермолов в первые месяцы своего приезда по собственной инициативе встретился с Бейбулатом.
В сентябре 1824 года в письме к Воронцову Ермолов пишет (цитата по Колосову): «…жалеть надлежит, что в край здешний не завлекла судьба способнейшего начальника, не с одними как я наклонностями солдата». Ш. Гапуров в своей книге «Чечня и Ермолов» обращает внимание на эту деталь как на размышления Ермолова в конце своего правления, что одними карательными мерами добиться желаемых успехов невозможно.
За десять лет своего постоянного противостояния Ермолову Бейбулат Таймиев, сделал многое, чтобы изменить взгляды и действия как самого Ермолова, так и политику самодержавия в целом.

В период руководства краем графом Паскевичом Б. Таймиев был как никогда близок к достижению своей цели: привести чеченский народ, сохраняя все его внутренние свободы и права, в состав Российского государства. Однако Россия, начиная с XVIII-го века (после похода Петра I на Кавказ) приложила много усилий, чтобы не принять чеченцев в свой состав. Россию устраивали чеченцы и другие свободные народы только под военногражданским управлением. К этой цели Россия двигалась долгих 150 лет и достигла ее ценой огромных людских и материальных жертв.
Из имеющихся исторических фактов, по крайне мере приводимых историками, мы узнаем, что Таймиев за период от 1807 до 1829 годов встречался с русским военным командованием около шести раз: с Гудовичем 1807 году, с Тормасовым 1811 году, с Ермоловым в 1816 году, с Ртищевым в январе 1824 году. Встреча Паскевича с Бейбулатом состоялась в июне 1829 год. Во всех этих встречах Бейбулат Таймиев выступал как дипломат – он искал пути прекращения военного противостояния между Российской империей и чеченцами.

А теперь приведем факты об усилиях Бейбулата по использованию военного давления с целью мирного решения вопросов. Историк Ш. Гапуров в своей книге «Чечня и Ермолов» пишет: «…Цицианов действовал на Северном Кавказе предельно жестко, ультимативно и бескомпромиссно». Действия Цицианова вызвало мгновенную ответную реакцию на всем Северном Кавказе. В том числе начались волнения и в Чечне, куда в 1803г. была послана карательная экспедиция. Подобные военные выступления царских войск повторялись и в 1805 году под руководством генерала Глазенапа. К приезду Гудовича летом 1806 года обстановка на линии была такова, что горцы объединялись и готовились к масштабным действиям против русской армии. Во-первых, недальновидная политика Цицианова настроила горцев против русских. Во-вторых, в сражениях между царскими войсками и чеченцами, первые проявляли слабость, а точнее неспособность войск достичь серьезных успехов над горцами. Все это ясно понял новый командующий граф Гудович. Исходя из всего этого он решил собрать у себя чеченских старшин. Собрались, согласно источникам, представители из 104 селений. Гудович обещал чеченскому народу «выгоды» взамен прекращения набегов со стороны горцев. Это собрание старшин, видимо, было созвано Гудовичем для разведки общего настроения чеченцев. Никаких конкретных условий, соглашений и договора между чеченцами и Гудовичем обговорено не было. По крайней мере, они нам не известны. Однако Гудович понял одно: что чеченцы не боятся русских войск. За короткий период после встречи со старшинами было совершено несколько нападений на казачьи станицы, на военные посты и укрепления. Более того, вместе с чеченцами в волнениях стали принимать участие и дагестанские народы. Гудович решил нанести упреждающий удар и 10-тысячному отряду Булгакова было поручено наказать чеченцев и дагестанцев. С 12 февраля по 18 марта военная операция русских, которая не достигла желаемого результата и фактически потерпела поражение.

И вот имея, за своей спиной такой, довольно таки, не слабый тыл, Бейбулат Таймиев вступает в переговоры с русскими властями. Гудович, конечно принял Бейбулата хорошо, назначил жалованье, присвоил воинское звание. Однако Бейбулат не был признан Гудовичем народным лидером. В силу своей молодости и скромности Таймиев, видимо, и не ставил вопрос о своем лидерстве во всем чеченском обществе. Фактически он и не был им. Это, конечно, не значит, что Бейбулат не разговаривал с Гудовичем от имени народа – обсуждались именно вопросы взаимоотношений России и чеченцев.
Но в результате всех этих встреч и переговоров Бейбулат Таймиев приходит к выводу, что принять чеченцев в состав России, сохраняя национальную самостоятельность и личные свободы чеченцев, военное руководство не желает.
Наконец, в 1828 году Таймиев предпринял, последнюю попытку заключить договор о подданстве чеченцев России через посредничество Шамхала Тарковского. И она не имела успеха. В тот самый момент, когда с большими усилиями был сделан первый шаг к компромиссу, нашлись силы, не желающие каких-либо подвижек в политическом плане.

Среди чеченцев во все времена преобладало нежелание, а точнее боязнь потерять личную свободу. К примеру, ни в каком варианте они не признают право насилия ни со стороны отдельных лиц и групп, ни со стороны государства. Каждый, кто совершил преступление в отношении другого лица или групп людей, признает право потерпевших на соразмерное наказание. Но и при этом чеченцами признается право совершившего зло выходить к потерпевшим с просьбой о прощении и примирении, созывая при этом к себе на помощь общественность. И тому, что предложил Бейбулат – назначать во главе групп людей руководителей, называемых туркхами, над туркхами поставить старшин, и во главе всех себя как военного начальника с правом установления порядка администрирования и наказания – многие воспротивились.
Чеченцы в основном желали жить, как жили со своими внутренними порядками, сохраняя право собственности на свои земли и имущество. Перед реальной угрозой порабощения со стороны России, чеченцы согласны называться ее подданными, признавая право России требовать от них только прекращение набегов и военных выступлений. За это подданство они согласны платить некоторый (не обременительный) налог. Но Россию, как видно, это подобие «подданства» не устраивало, и в скором времени она добилась того, чего хотела: Шамиль был пленен, Чечня разбита на округи, на старшинства и приставства. Чеченцы записаны в камеральных списках (то есть, приписаны в своих селах), и не имели право передвигаться без разрешения начальства с целью изменения место жительства и даже торговли. И самое главное, у чеченцев отнимались плодородные общественные земли и на них заселялись казаки, образовывали станицы и крепости. По-другому Россия не умела. Как нам всем известно, официально в России крепостное право просуществовала до 1861 года, но фактически крепостное право было полностью изжито только после 1917 года.
Бейбулат Таймиев, как истинный чеченец и настоящий сын своего народа, видел чеченский народ только свободным. Исходя из этих позиций и вел Бейбулат разговор с российскими генералами: свободные торговые отношения, отсутствия всякого рода насилия и телесных наказаний, сохранение у чеченцев своих институтов внутреннего регулирования взаимоотношений… Вот эти условия и предлагал Бейбулат на переговорах с командованием русской армии. И они, конечно, для царской России были просто неприемлемы.

Одним словом, царские генералы, хорошо понимая стремление Бейбулата иметь подданство России, сохраняя свободу своей нации, – долго играли с ним в прятки. Таймиеву отводилась роль посредника между ними и чеченцами. По возможности старались взрастить в среде чеченцев свою знать из числа старшин. Для этого Россия не жалела никаких средств. А Бейбулат Таймиев, свою очередь, хорошо играл роль дипломата, умело поддерживал у противной стороны к себе серьезный интерес. А когда дипломатия становилась бессильной, то применял давление с оружием в руках: мог организовать крупный набег на воинскую крепость, снять заставу, похитить служивых людей. А однажды Бейбулатом была предпринята серьезная попытка захватить в плен самого наместника Кавказа – Ермолова.
В период восстания в Чечне с1824 по 1826 годов произошли крупные события: взятие чеченцами крепости Амир-Аджи-юрт и осада крепости Герзель-Аул под руководством Бейбулата Таймиева, встреча Бейбулата с основоположником мюридизма в Дагестане Мухаммедом-ал-Яраги. В 1825 году дважды был созван общий чеченский съезд. Были убиты генералы Греков и Лисаневич. После таких решительных действий чеченцев, русское командование задействовало свои агентурные связи среди отдельной части чеченских старшин и смогло внести раскол среди восставших, в частности, их руководителей. В августе 1826 года Ермолов переводит с должности Кисловодского коменданта на должность командира левого фланга Е.Ф. Энгельгардта. С самого дня своего назначения этот генерал стал составлять нормативные акты, в которых чеченцы были представлены как подданные Российской империи.

Как отмечает своей книге «Чечня и Ермолов» Ш. Гапуров, «Ермолов через десять лет войны с чеченцами пришел к выводу, что замирить одними жестокими мерами горцев нельзя». И принятое им решение перевести Энгельгардта на левый фланг командиром, может, и было началом той политики, которую Ермолов хотел вести в Чечне в дальнейшем. Но Ермолов был смещен с поста наместника Кавказа в 1827 году.
Бейбулат Таймиев, как мы отметили выше, дал большой импульс всеобщей борьбе против колониальной политики Ермолова. Видя, как Ермолов уничтожал Дади-юрт и многие другие села в Чечне и Дагестане, чеченцы приходили к выводу: чтобы противостоять России нужно объединиться. Ермолов стал очевидцем результата своей десятилетней деятельности на Кавказе.

Меры, принимаемые Энгельгардтом, Бейбулат мог истолковать как результат своего жесткого отпора военным. Чеченский предводитель был довольно чутким политиком и мог заранее угадать, как будут складываться обстоятельства. И не менее решительно, чем в военные мероприятия, Бейбулат включился в политический аспект решения вопроса.
Четвертого марта 1829 года Бейбулат Таймиев во главе 120 чеченских старшин прибыл к Шамхалу Тарковскому, генерал-лейтенанту Российской Армии Мехти-Хану. Был заключен договор о Российском подданстве чеченцев через посредничество Шамхала Тарковского. Паскевич был вынужден согласится с этим договорам, заключенным 4-го марта 1829 года в Тарках между Бейбулатом и Мехти Ханом. Л.Н. Колосов в своей книге «Славный Бейбулат» приводит цитаты из письма Паскевича генералу Емануелю: «До составления постановления о покорности чеченцев России предоставляется чеченцам внутреннее между собой управление на том основании, как они сами управлялись».

Далее Колосов пишет: «Это было как раз то, что существовала на Северном Кавказе до появления российских властей. Этого добивался Бейбулат».
Однако договору о подданстве чеченцев России не суждено было состояться. Уже в апреле 1829 года у Паскевича появилось письмо на арабском языке от имени чеченской знати, где говорилось: «… план приведения чеченского народа к такой форме подданство через Шамхала Тарковского нас не устраивает». Бейбулата и старшин, явивших к Шамхалу, составители письма называют « подлыми людьми».
В 1826–1829 годы затеянные генералом Энгельгардтом подковерные заговоры с некоторой частью чеченских старшин, и неведомо откуда взявшиеся чеченские «феодалы» со своим письмом на имя Паскевича, послужили поводом, чтобы Паскевич на неопределенное время отодвинул обсуждение с Бейбулатом вопроса о статусе Чечни в составе России.

Завершая свою статью о Бейбулате Таймиеве, хочу сказать, что о нем очень много сказано в монографии доктора исторических наук Ш. Гапурова «Чечня и Ермолов». Автору этого фундаментального труда удалось показать, я бы сказал – высветить без всякой предвзятости, две исторические фигуры Ермолова и Б. Таймиева.
Ш.А. Гапуров в конце своей монографии обращает внимание читателей на два документа А.П. Ермолова, обнародованные в 1826 г.: «предписание» к генералу Лаптеву, начальнику Левого фронта и «Прокламация к чеченскому народу» –пишет: «…Эти документы свидетельствовали о серьезных изменениях во взглядах Ермолова на методы и средства российской политике в крае. Кавказ, а точнее, Чечня действительно изменила генерала Ермолова. Он уже по-другому смотрел на горцев, на их место в российском государстве». И далее автор монографии продолжает: «…предложения Ермолова А.П., познавшего Кавказ и измененного Кавказом, не были приняты во внимание официальным Петербургом. Его, пятидесятилетнего боевого генерала, имеющего уже огромный опыт войны на Кавказе, опыт отношений с горцами, отношений, прошедших уже огромные испытания и эволюцию, безжалостно отправили в отставку».
К словам Ш.А. Гапурова добавим от себя: народного лидера Бейбулата Таймиева, который десятилетним противостояниям внес свою лепту в изменении образа мыслей Ермолова и тридцать лет жизни отдавшего делу сближения России и чеченцев, – слуги царской самодержавии сочли возможным подставить под пулю кровника. 14-го июля 1831 года в восьми верстах от укрепления Таш-кечу Бейбулат Таймиев был убит Аксаевским князем Солат-Гирем, сыном убитого Бейбулатом в 1822 году Мехти-Гирея.

Использованная литература:

1. Гапуров Ш.А. – Чечня и Ермолов. – Грозный, 2006.
2. Колосов Л.Н. Славный Бейбулат. – Грозный, 1991.
3. Баддели Д. Завоевание Кавказа русскими. – Москва, 2010.
4. Потто В. Кавказская война. – Москва, 2007.
5. Асхабов М., Падаров А. Мюриды свободы. Грозный, 2014.

Вайнах №2, 2019. Эл. версия

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх