Ибрагим Юсупов

Мой путь

Я твердо знаю, выбирая путь:
Бессмертие души не только в хлебе.
Синице журавлем когда-нибудь
Стать суждено судьбой
в высоком небе!

Пусть в одиночку одолеет он
Вершины жизни в трепетном усилье,
Мои напевы будущих времен
Неся к рассвету на могучих крыльях!

Пурге сомнений злых наперекор
И тяге вниз – к равнинному уюту,
К священной высоте заветных гор
Журавль тот мечту поднимет круто!

Мечта моя, в дороге помоги!
По крутосклону я спешу недаром.
Милее мне над пропастью шаги,
Чем праздная ходьба по тротуарам!

О совесть-ноша, как ты тяжела!
Бреду с тобой нехоженой тропою.
Но остаются за скалой скала,
Как вехи одоленья за спиною!

Долой об осторожности слова!
Порыв души сильней,
чем голый разум!
Натянута стремленья тетива
Опасностям навстречу до отказа!

Злоба врагов за трудный мой поход
Пускай сегодня – главная награда.
Я знаю, что когда-нибудь народ
Поймет мои свершения как надо!

Я верю, что из каждого раба,
С коленей не встававшего от века,
Звездою путеводною судьба
Освободит на волю человека!

За это подставляю нынче грудь
В пути-бою под выстрелы-наветы.
Не в брюках, не в усах мужчины суть,
А в том, чтоб свет
принес он белу свету!

Что пыль дорог, что горный камнепад!
Сквозь бури, расстояния и годы
Я знаю твердо: нет пути назад
Идущему за правдой и свободой!

Лети, журавль! В грядущее лети!
Неси надежду гордую Отчизне!
Уже он близок – мой конец пути…
Конец пути, но продолженье жизни!

***

Зима! Дай снега – меж родимых гор
Я сотворю тех гор родных сестер!

О небо! Синевы хрустальной дай –
Раздвину разом горизонта край!

О скалы! Подарите мне камней –
Настрою башен родовых вдвойне!

Чинара! Подари своих семян –
И зашумят леса, как океан!

То будет родина моя точь-в-точь!
Чем наважденье это превозмочь?

Поэт! Убавь своих мечтаний прыть –
Нет, родины второй не может быть!

Как горы в небо – так вросла в меня
Моя неповторимая Чечня!

***

Когда в тумане тонет Сахалин
И ночь спешит опять на смену дню,
Ко мне приходит сон всегда один,
А в нем я вижу маму и Чечню.

Без их благословенья я б не смог
До края света проторить свой путь.
Отцовский я завет всегда берег:
«Ты родину в пути не позабудь!»

Чечня моя! Нет памяти верней,
Чем песен сына твоего полет!
И даже сахалинский снеговей
Ручей любви к тебе не заметет!

***

Не чернилами –
кровью пишу эти строки.
Только так я могу их доверить бумаге!
Пробудить бы земли
животворные соки,
Чтобы в песни мои добавляли отваги!

Чтоб на пашне моей –
заповедных страницах –
Видит Бог, я сейчас
перед совестью честен –
Урожаю добра суждено колоситься
Полновесным зерном
нескончаемых песен!

Чтобы в недрах земли эта буйная сила
Никогда под пером моим не иссякала,
Я готов перелить
всю до капельки в жилах
Кровь свою в стихотворную
силу орала!

Я клянусь в этом памятью
рода глубинной,
Там, где пращуры ждут
окончания жатвы!
О суровые стражи, родные вершины,
Очевидцами будьте
торжественной клятвы!

Знать не буду вовек тишины и покоя,
Сколь отмерит судьба
до конца, до обрыва!
Пусть на благо Чечне
и на счастье людское
Плодоносит моя светоносная нива!

Пусть подольше продлится
страда вдохновенья,
Чтобы там, за последнею
самой чертою,
Знал: в наследство иным поколеньям
Я оставить сумел не пустое – святое!

Разве я был рожден
на любимой Отчизне,
Чтобы воду толочь
бесконечную в ступе?
Буду верить и там,
по ту сторону жизни:
Обязательно время поэтов наступит!

Буду ль я среди них?
лишь Всевышний и Строгий
Знает это, заботясь о мире и благе…
Не чернилами –
кровью пишу эти строки.
Только так я могу их доверить бумаге!

***

На листве на желтой кровь калины
Кажется недолго ярко-алой –
Ветер заповедную картину
Прячет за осенним перевалом.

Журавли своей прощальной песней
Разрезают серость небосвода.
Вот и нам бы так держаться вместе
Даже в час разлуки. Не выходит…

Хладнокровно, мерно, не для виду
Гасит дождик пламя листопада.
Знаем ведь: нелепую обиду
Прятать в глубине души не надо…

Падают кровавые дробинки –
Дань калины ветреной погоде.
Вроде, по одной идем тропинке,
Но все дальше осень нас разводит…

Вот уже и листья облетели
И который день не видно солнца.
Кто виновен в этом? Неужели
К нам былое лето не вернется?

***

Твой взгляд в моем сердце
из ласковых строк
Заветную песню о счастье зажег.

Во сне улыбаешься – это тепло
Той песни мечтою моей принесло!

Услышишь ли эти слова наяву?
Надеждой в твое пробужденье живу!

Завидую участи трепетных строк –
Сгореть, лишь коснувшись
пылающих щек!

Узнать, что тебя разбудила весна, –
За это сгореть – разве это цена?

Судьба, ты пути мои благослови
На жаркую жертву во имя любви!

Нана*

Яблоня святая – наша нана,
Продолженье наны – семь детей.
И на сердце нашей наны – рана,
Коль одна болеет из ветвей.

Наша нана – добрая неделя,
У которой семь счастливых дней.
Жить они без наны не сумели б…
Что мы – ветви – без ее корней?

Белая мысль

Рамзану Дуриеву

Серая мысль утонула в тумане.
Синяя – в море нырнула волной.
Черная мысль
черноземом пусть станет.
Белая мысль да пребудет с тобой!

Пусть наградит она ласковым светом
За доброту, за любовь, за труды,
Животворящим стремительным летом
Соком медовым наполнив плоды!

Верю, что горечь в них не заведется,
Нет червоточины в наших сердцах!
Белая мысль – незакатное солнце –
Будет светить
нам всю жизнь до конца!

 Перевод с чеченского Юрия Щербакова

*Нана – мать по-чеченски.

Вайнах №3, 2017

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх