Хеда Мизаева. Воображение. Стихи.

Хеда Мизаева222  Воображение

Что же ночи меня совсем не любят?
И Морфей никак не укроет крылом.
Одиночка у окон просроченных буден,
Шепчу каждому ветру «ты мне знаком».
Расстаюсь с минутами окончательно.
Набираю номер замерзшими пальцами.
Не запишет меня под графу «мечтательна»,
Не сведу с ума его глупыми фразами.
Только я не могу по-другому, иначе.
Пусть смеются мудрейшие надо мной,
Мое сердце нашло любимого мальчика.
Ну и что, что придуман он мною самой?

    Если нельзя

Ни слова о любви – и точка.
Потеряна предвыборная закалка.
Не рвите горе-цветочки,
Не поможет, тем более, гадалка.
Просто случается очень часто,
Что растут цветки не друг с другом.
Кто-то медленно, кто-то страстно,
Обрывает лепестки на досуге.
Синее небо станет лекарством,
Если правильно к нему пристраститься.
Отдавайте взамен хоть все царство,
А придется посторониться.
Надо лечь и смотреть выше,
Пока звезды не станут солнцем.
Если нельзя никак быть ближе,
Станьте таинственным незнакомцем!

    О тебе

Зимние ночи у телика,
Параллельно – пребывание в интернете.
У меня молчаливая истерика,
У тебя – забывание обо мне.
Твой «онлайн» Вконтакте – маяк ожидания,
Но, как видимо, светит вовсе не мне.
Да, знаю, я не та самая…
Только сердце вот учащенней стучит,
Если имя мое от тебя звучит.
Под табу теперь разговор о стихах.
О тебе все пишутся.
О тебе.
Неожиданно и негаданно,
В мою душу постучалась она,
Та, чьему имени я не рада,
Та, что с ненавистью в родстве.
И мне страшно вслух говорить о ней,
Неизбежен приход грустных снов.
Замечаю все чаще тихий шепот теней.
Как же мало осталосьдобрых голосов.
Снова текст набираю,ты уже не «онлайн»,
Но вернешься, знаю, к моим глупым стихам.
О тебе все пишутся.
О тебе.

      Соседство с призраком

Она сидела у окна,
Прикрыв безжизненныеноги одеялом,
И по щеке текла слеза,
И не одна…
А за стеной мелодия звучала.
Мелодия звучала,
И она
В порыве гнева закричала:
«Очнитесь!
Действуйте!
О, не молчите!
Хоть что-нибудь…
Хоть что-нибудь скажите мне.
Меня ввергает в смуту ваша тишина.
Я вас ищу
И нахожу всегда лишь пустоту.
Ни отклика.
Ни крика.
И за стеной
Самозабвенно
Звучит мелодия.
А как же голоса?
Живой вы или мертвый?
О, не молчите!
Я вас прошу,
На зов мой отзовитесь,
Хоть еле слышимым
Стуком по стене –
Чтобы почувствовать,
Что там, во тьме
Годами лелеемой тишины,
Вы были живы.
Могли любить,
Страдать,
Сочувствовать
И спор вести,
Со смехом разрушая доводы чужие.
Могли глазами
Искать в толпе
Знакомых лиц движенье.
И пальцами касаться
Страниц и книг,
Приборов,
Клавиш и цветов,
Предметов разных и сооружений,
И этих самых лиц.
Могли глаза в глаза
Всю правду говорить,
Не покоряться обществу
И своду глупых правил.
Что вами правило намеренье не злое.
Что были вы смелы и непокорны
Трудностям и боли.
Что ваша воля
Подобна была стали.
Что вы мечтали
И, что…
О вас мечтали…
Мне важно знать, что вы там есть,
Что вы существовали…
О, не молчите.
Заклинаю,
Всем тем, что дорого вам было.
Я верю,
Ваше сердце не остыло…»
Она вздохнула глубоко,
С надеждой на стену взирая.
Мелодия звучала,
И больше ничего…

    Из-за него

Падает, падает в бездну.
Кажется все нечестным.
Столько вытерпеть ради,
Ради чего?..
Снова сюжет туфтовый,
Левая давит обувь.
Хочется все послать к черту.
Из-за чего?..
Мысли мешают думать,
Влажно глаза блестят.
Сколько до дома топать,
Сколько еще?..
Вот бы лететь ветром,
Славить все континенты,
Напрочь забыв о том –
Из-за кого…

       Забери меня, Питер…

Забери меня, Питер, в Неверленд,
Возрастные границы нарушая.
Пусть я стану частью легенд,
Чем к семидесяти лет глухая.
Пусть я буду там, где лишь смех
И вокруг будут милые дети,
В буйном счастье лететь буду вверх,
А не падать в лживости сети.
Забери меня, Питер, спаси.
Научи от земли отрываться.
Ты же можешь, я знаю, нести
Свет, отчаявшимся стать сорванцами.
Не хватает нам, здешним, снов,
Где по радуге от Крюка сбегаем,
И русалочьих блестящих хвостов,
Обдающих водой, вместо чая.
Забери меня, Питер, к себе.
Даже Динь я буду послушна,
Но не сдамся я ей в борьбе,
А иначе нам с ней будет скучно.
Я ждала тебя с детских лет,
На ночь окна не запирая.
Ну же, Питер, я твою вижу тень,
И я знаю, вам там нужна мама.

Отпускай

Я не хочу,чтобы мне причиняли боль.
Привкус соленый привычен, но горек.
Я же училась молчать обо всем,
Но полюбила – и вырвалось вскоре.
Все что так тщательно я берегла,
Я повествую тебе без сомнений.
Если считаешь пустыми слова,
То прекрати скорее мученья.

    Вовсе не добро

Они мне говорят –ты бездонное море,
В тебе столько тайн, мы боимся в тебя заплывать.
Я делано-смущенно оттягиваю ворот.
Не бойтесь, друзья, у каждогосвой самодельный ад.
Они мне говорят – ты такая сильная,
Каждый раз в итогедобиваешься своего.
Я молчу, а в груди-топечаль могильная.
Жду от них помощи, а получаю – ничего.
Они мне говорят – ты такая хорошая,
Понимающая и у тебяочень добрый взгляд.
Я улыбаюсь им и киваю нарочно.
Знать бы вам, как слезами вымываю яд.
Они мне говорят – ты такая счастливая,
Голос звонкий и мимика – просто отпад.
Я смеюсь заливисто, но суетливо
И мечтаю, чтоб поняли, что невпопад.
Они мне говорят… они мне говорят…
Я смотрю на них – и не знаю, как верить.
Я все жду, что когда-нибудь мне объяснят –
Как возможно, что с морем меня можно мерить?

    Самобичевание

Взгляд в пол, в грудной клетке томится птица.
Если б мог ты позволить ей самой от себя освободиться.
Она б улетела, она б упорхнула, но вот, вонзаешь ты спицы.
Ее хозяйке ночами и днями не спится.
Кто знал, что страницы сожженные лгали.
Она в этих трактатах присвоила ему кучу регалий,
А он идет не спеша и молчит, но зато с ней в реалиях.
Не замечают никаких природных аномалий.
Ей хочется кричать, но Хиросима и Нагасаки не такое видали,
За исключением стали, что явно не в ее сути.
Мутит от одной мысли, что другие также страдали,
Посещая заведения, предлагающие чашечку ртути.
И как же ей рады забытые в углу мрачные тени,
Зовущие на спор, и хохотом, режущим слух,
Пугают дитя, что просится ей на колени.
Она притворствует – что разум к ней самой глух.

    Почему?

Почему, когда ждешь – и вот, кажется, что нашла его,
Оно – недоступное, запретное и якобы не твое?
Почему, когда для тебя он как самый сильный магнит,
Ты до боли сжимаешь пальцы рук, и сердце твое болит?
Почему, когда твердят: «Не молчи, откройся ему, признай»,
В лоб получаешь жестокое: «Не можем быть вместе, знай»?
Почему, когда чувствуешь, что нашла то самое оно –
Кто-то нашел это самое давным-давно?

Нет

Меня нигде ничто не держит,
Закрыв глаза, иду вперед.
Если не вижу я надежды,
Зачем мне, спрашивается, слог?
Кому? Зачем? Оно мне надо?
Или я чужое миру чадо,
Или ворон эдгаровских книг –
Что в мир этот как-то проник?..
Нет, не была, не есть, не буду.
Оставьте здесь меня одну!
Когда про все и всех забуду,
Я обретаю пустоту…

    Первой уйду я

Я всегда помню тех, кто ушел:
Полувзгляд, полувздох и «прощай».
Словно в гости случайно зашел,
И за душу задел невзначай.
Одинокая тень у двери,
По сигналу, по стенке сползла.
Если будут страданья – иди…
Не забудь взять два черных крыла.
Почему же черны? Угадай!
Коль смешать боль, жестокость и страх,
Разве можно попасть с этим в рай,
Постоянно танцуя в кострах?
Отчего ты угрюм так и тих?
Волен мне ничего не желать.
Мой надменный, любимейший псих,
Я уйду по тебе умирать…

Ветер

Ее не стало в 7.47 –
Ветер унес с этой пыльной столицы.
А уже ровно в 8.00
Они вместе отдыхали в Ницце.
Растрепав ее черные космы,
Ветер шептал ей что-то про космос,
О том, как звезды его пленяют,
И лишь она эту власть ослабляет.
Ветер ревновал ее к морю,
Боялся, что, поддавшись его зову,
Захочет морской стать царицей.
Но ей ближе был полет птицы.
Ветер показал ее всему миру,
Насвистывал мелодии, подобно сатиру.
Вырывал зонты из рук прохожих,
Что осмелились посчитать ее с чем-то схожей.
Она заливалась смехом, зная,
Что для них она сродни яркому свету,
И там где они пролетали вместе,
На мгновенье наступало лето.
На часах – 7.47; на устах – улыбка, ее глаза закрыты.
Окно открыто,
Ветер смеется звонко.
И наступает лето.

           Мне нравится

Мне нравится, что вы больны не мной.
Мне нравится, что вы больны шизофренией –
Когда дрожащей тощею рукою вы рвете книжные порывы.
Мне нравится быть вашим злобным другом,
Мне нравится шептать вам на ухо о муках –
Когда не в силах справиться с толпою, вы подтвердили слухи.
Мне нравится смотреть вам прямо в очи,
Мне нравится желать спокойной ночи вам –
Когда я знаю, что, покуда с вами, вам снов спокойных не видать!
Мне нравится парить бесплотным духом,
Мне нравится, что вами я придуман –
Когда закрыв в свой мир все двери, я был рожден.
Мне нравится, что вам они не внемлют,
Мне нравится рубахи белой шов –
Когда сквозь слезы вы глотаете таблетки, и муторным становится ваш взор.
Мне нравится, что вы больны шизофренией,
Мне нравится, что вы больны не мной –
Когда вы закрываете глаза, могу я смело заявить: «Вы мой»!

        Ненужные сожаления

Прости же мне мою дерзость,
За то, что отдала сердце и не принимаю назад.
Мою невыносимую откровенность, которая душит тебя, как удав.
Прости за счастливое безумство, которое плещется в моих глазах.
Когда вижу твою улыбку, весна наступает во всех моих микромирах.

Мимолетно

А что если все на самом деле не так, как нам кажется?
В моменты, когда водишь острием ножа по венам своего бескорыстия,
Мечтаешь впасть в прострацию,
и стать чем-то излишне неслышащим,
невидящим и все подряд
ненавидящим?..
Практически Божемойменянетинебудет.
И пусть ничто и никто не разбудит…

Полно

Ты снова один, то бишь в одиночестве.
Дым проникает в легкие, наполняя очерком
Возможных событий, либо канувших в лету слов.
Она направляет к тебе, заместо признаний, беспощадных своих псов.
Пиши, как в последний раз, разбивая стекла.
Кровавым росчерком, с подписью на стене:
«Я ждать готов тебя вечно, но ты не идешь не по моей вине».
Развернешь пергамент, измазав красным, а там лишь два слова: «Умолкни, полно»…

Вайнах, №1-2, 2015.

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх