21.01.2016

Хава Гагаева

   Шепот безначального

В дни беспросветности тоскливой
Кто смеет смехом дребезжать?
Она проснулась на заре,
Когда в домах деревья спали.
Ей захотелось стать спиралью
И вползти
В безмолвием дымящееся небо.

 ***

взяла и предала тебя
распущенных волос
уносит ветер
ленту
как мне понять
странности твоей души
столь чуждые
чем-то
похожие на водоросли
мысли в голове
молчат
воспоминанья о любви
буду на них
качать
(как будто бы вина
лежит на плоской
черствости
моей
пора бы высохнуть
и распылиться
ей)

  ***

с тобой естественно и странно
плюются в небо города
Давай  зашьем на сердце раны
пешком отправимся туда
куда дорог не проложили
но сердце – лучший gps
внутри себя отыщем силы
вернуться в дом забытый лес
отбрось избыточность сомнений
ненужных связей провода
позволь же ветру или мне ли
с тобой отправиться туда
куда дорог не проложили
но сердце – лучший gps
внутри себя отыщем силы
вернуться в дом забытый лес

***

Коровы тонут в молоке,
им ничего – они разыскивают
хлеб зеленый…
иллюзии опасны,
они напоминают мне туман,
прячущий пропасти.

***

Вокруг меня уродства,
внутри меня уродства.
Смотрю, как они плавно
складываются в красоту.

             ***

Паршивая собака твоей любви

Ты держишь в черном теле
любовь к себе, ты держишь…
про запас? на черный день?
Однажды, очень скоро,
решусь и пристрелю
паршивую собаку
болезненной любви к тебе.
И тело чувства,
покрытое коростами обид,
тогда сойдет на берег отдохнуть,
укрывшись от твоей порочности
за солью моря воли.
Отсюда, с берега, я буду
вспоминать тебя, собаку,
окрас твой, милые повадки…
и удивляться сладкой слепоте,
смеяться вслух и прямо в море.
Пусть в нем утонет боли
нервный смех.

***

Всегда критичная умом,
я замечаю
не самые удачные звучания
прекрасных качеств
в тебе, в себе ли,
в ком-то третьем.
Прости мне это, не совсем
приемлемое для
роста сладостного чувства,
качество ума.
Оно всегда уводит меня
мимо бала, куда-то
в неизвестность…
и по пути куда
с меня спадают
пустые обещания и маски.

 ***

В тот день
незримо чувствовала
близость моря.
Хотя на самом деле
море
было далеко.

***

Я слушаю, как в тишине автобусной
лопаются нити моей
к тебе привязанности.
Сердце-лифтер,
состарившись на службе,
угрюмо курит папиросы вредность.
Скользкими чашками из рук,
навстречу кафелю, летят обязанности,
в отрезке этого полета, зажатую,
я наблюдаю вечность.

            ***

Что я могу
в момент тот самый, когда двери
с треском захлопываются за мной?..
лишь наблюдать завороженно
красоту того, как почва
плавно уходит из-под ног.

      Сказать, но не вслух

Не отягощая теплом неуместным,
уйду вглубь
выращивать усики нежные,
чтобы стать посильнее,
легче двигаться к свету.
Твои сестры разумные –
мне они очень нравятся!
Только им не хватает
душевности капель.
Научи их любить,
научи их терпимости
и хорошему кроме еще научи.

Суррогатный кофе

Наша дружба – суррогатный кофе.
Однако помогающий согреться
в жестокую пору душевных холодов.
Мы друг для друга –
параллельные кривые,
не слишком далеки и даже близки.
Точно тот минимум,
чтоб не подохнуть от тоски.

    Про похожести

Ты – я ли?
Ты ли я?
Или я
брел по пустыне,
верой брошенный?
Молчать – не тяготиться.
Слушать.
Музыку любить.
Любить ли музыкой?
Излить уметь ее слогами
тягость,
томность?
А все-таки,
нечестно про похожести
такие речи говорить.
Один лишь выход есть:
искать, уйти или забить.

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх