10.05.2015

Хава Гагаева.

Г.   Анна

Под впечатлением образа
главной героини Анны
из к/ф «Беспокойная Анна»

Анна сидит на мосту,
Анна смотрит на воду.
Вплетая колосья в тугую косу,
Анна глядит в пустоту.

Ветер не знает забот,
Ветер прозрачен, бесцелен.
Но кто сможет ветер взять в оборот?
Никто не сможет, ведь ветер не целен.

Анна писала отцу,
Как доверилась ветру,
Как приручила козу и лису,
Как собирала росу…

Мать белых хлопьев, Зима,
Любовалась на Анну.
Не торопилась с приходом Зима,
Светом напоена.

Так что, Анна, не стой у окна.
Будь светла и как ветер прозрачна.
Тогда никакая беда-суета
Никогда не коснется тебя!

 ***

Дни падают в бездну,
все ускоряясь.
Мы падаем вслед,
Оставаясь на месте
и смотрим назад,
не меняясь.

Мы думаем,
и оттого-то мы
не замечаем
вхождения в силу
все новых печалей.

     ***

Смотри, как катится бутылка!
Так дико, в этой суете
мне хочется свистеть,
повиснуть на трубе…
Да так, чтоб головою вниз.
Собачий лай вдали, карниз,
гирлянды целлофановых пакетов.
Твоя внимательность
и невнимательность моя…
ирония разводит нас,
оберегая от секретов,
ненужности пустых обетов.
Как будто старость говорит во мне
трухлявая, и обрывает фразу и порыв,
скептисомненьем окатив.

На автомате вяжут в косы руки ерунду –
так красивей и непонятней, потому…

 ***

Мне кажется, я знаю,
как это происходит:
люди просто берут и уходят,
переполнены эгом,
утешение в нем же находят.
Так и я ухожу, вслед за ними,
мечтая тропами кривыми,
напрасно вникая в словесный узор.
Чаще лицам кидая
поверхностный взор,
глаз-экранов души
рыбу мне не ловить,
но затылок щекочущи –
пальцы отбить.

Я свободу твою представляю такой, –
что в нее погрузиться легко с головой.

        Слова и люди

Кто охраняет свою скорость, прикрывшись суетой-травой,
тот в курсе красоты улиточных неспешных песен.
слова и люди исчезают, возвращаясь вновь…
слова и люди.
И, заплетя в свою косу невидимые струи ветра,
распустит к вам обиды старый свитер –
«слова и люди тянут вас ко дну…
слова и люди».
что-то услышав на рассвете, что-то успев понять во сне,
насколько люмен станешь светел –
можно судить по темноте.

        (пустует стремя)

Порой для неприятных наблюдений
наступает время:
тогда ты обречен терпеть и проникать.
Чтобы узнать, запомнить, распознать
в траве замаскированные грабли.
Ты ощущаешь, будто нечто наступает с левой стороны,
нечто из тех, что не дает взаймы.
И опрокинутый на спину, забыться сном пытаешься,
во тьме затравленным белком мерцая.
Предположения ума, наслаиваясь друг на друга,
неспособны вывести на истину, которая вовне
(часто в молчанье-тишине).
Расшевели свои протесты, наконец,
и размуруй заветное
оконце в неизвестное.

  ***

Не по пути, совсем не по пути, ни с кем
не по пути, несовместимости путей твоих
и тех людей, к которым рад бы привязаться.
Но лишь тебе идти, тебе – туда, куда идти
и одному и налегке, без груза отягчающего
и последствий. Минимализм приветствий,
быстрый взгляд. Никто не рад тебе, не рад.
Ты сам себе и дверь, и книга, и опора, и печать.
Молчать о том, о сем молчать, прикидываться
камнем и сохранять энергию, чтобы прорваться
в один прекрасный день. Разбиться насмерть,
но в живых остаться. Только бы не сдаться
ни на милость, ни на смерть. Надежна лишь
земная твердь, она и сохранит твоих следов
печаль. Не жаль тебя, совсем не жаль.

(жалость – дыра, в которую стекает сила)

А может нам с тобой действительно уехать?
И раствориться в глубинах чужих культур?
Подальше от несоответствий, множества помех
звучанию естественности, приторных микстур.

Туда, собой где максимально оставаясь,
расширится возможность прорастать…
Под архаизм просроченный не прогибаясь,
все подлинней и искренней звучать?..

Но как нам, отыскав лазейку и свалив,
не потерять себя в чрезмерностях свободы?
Даже закутавшись и голову покрыв,
ты направляешь сам теченья воли воды.

И потому, колеблясь на черте – уйти или остаться –
неодобрительные линии все продолжаю гнуть,
предсказывая нечто выше желанья усложняться
тупо, или в безвольности тонуть.

                 ***

Выплевываю города, памятники прошлого, сооружения.
Вокруг меня витают мамины слова, ее духи и отражения.
Так крепко обросла надеждами, свободу растеряв,
Что стала слишком старая для юношеских правд,
и слишком левая для недовольств – они теперь просрочены.
Глаза твои печальные, чем озабочены?..

                  ***

Преувеличиваю боль, сгущаю краски.
Собрать бы все и, побросав, удрать в Небраску,
далекий мутный штат.
К тому, кто будет рад
гостю незваному с летучей мышью в голове.
С трудом превозмогая страх, сметаю пепел.
Мне помогает в том поднявшийся внезапно ветер
Злой и смотрение сквозь боль…
Ту самую, которую преувеличила.

Вайнах, №7, 2014.

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх