Хасмагомед Дениев. Я из команды Ахмата-Хаджи

Кадыров222Судьба предоставила Хасмагомеду Дениеву уникальный шанс стать свидетелем эпохальных событий, предопределивших дальнейшую жизнь многих народов и государств. Он родился в 1947 году в Казахстане, в семье скромного сельского труженика, предки которого являются выходцами из Веденского района, в годы депортации чеченцев, которых Сталин назвал «врагами народа». И он, мальчишка, на которого уже при рождении был нацеплен этот зловещий ярлык, доказал свою преданность Родине, своему народу, как это тогда делали многие чеченцы, сделав головокружительную карьеру от комсомольского активиста до помощника первого партийного лица республики.

В годы правления Дудаева его, занимавшего высокую должность в Кабинете министров, бросали в застенки и обвиняли в служении Москве. Он прошел через ужасы фильтрационного лагеря в Моздоке, когда по ложному доносу его арестовали уже федеральные войска, обвинив в сотрудничестве с дудаевским правительством. Его дважды ставили к стенке, и он отчетливо почувствовал на себе холодное дыхание смерти. Но судьба смилостивилась над ним своеобразно – перенеся все тяжести ссылки, войн и выжив, он стал свидетелем уничтожения своего народа. И он, человек чести, сделал все, что в его силах, чтобы прекратить это кровопролитие. Ему улыбнулась судьба. В этот период жестоких испытаний, выпавших на долю чеченского народа, он встретил человека, Великого Чеченца, благодаря которому удалось остановить войну. Имя его – Ахмат-Хаджи Кадыров.

«Я из команды Ахмата-Хаджи» – документальные воспоминания Хасмагомеда Дениева о событиях недавнего тяжелого прошлого чеченского народа. Это своеобразная исповедь, в которой он рассказывает об увиденном и пережитом, размышляет о людях, с кем довелось встретиться и разделить судьбу своего народа, о том, как удалось покончить с войной.
В годовщину рождения Ахмат-Хаджи Кадырова журнал «Вайнах» предлагает читателям фрагменты из этих воспоминаний. Литературная запись воспоминаний сделана Имраном Исмаиловым.

В Чечне шла полномасштабная война, которая не щадила никого: ни детей, ни женщин, ни стариков. Радио, телевидение, печатные СМИ день и ночь передавали сообщения о новых терактах, боях и жертвах. Вместе с этим широко обсуждался вопрос о назначении Главой Чеченской Республики муфтия ЧР Ахмат-Хаджи Кадырова. Мнения диаметрально разделились на ярых противников его назначения и людей, у которых затеплилась надежда.

Указ Президента Российской Федерации В.В. Путина о назначении Главой Республики Ахмат-Хаджи Кадырова расколол не только Чечню, но и Кремль, федеральные структуры. Многие думали, одни со снисходительной улыбкой, другие со злорадством: «Что сможет сделать он, муфтий, человек, никогда не работавший в политических эшелонах власти, не знакомый с политикой, административной и хозяйственной работой?» Бывшие работники Аппарата Администрации, некоторые главы районов республики собирали подписи к обращению на имя Владимира Путина о недопустимости такого решения, его неправильности, ошибочности и политической вредности.

И вот в такой ситуации мне предложили: «Не возглавишь ли Аппарат Администрации в ранге заместителя главы республики?» Я опешил от такого предложения, не зная, что ответить.

Ситуация осложнялась тем, что многие мои товарищи, находившиеся, как говорится, по ту сторону баррикад, наоборот, уходили из властных структур.  Но предложение прозвучало серьезно, и, поняв, что я колеблюсь с ответом, сразу предложили: «Ты с ним не знаком, встреться, поговори, а там решишь, принять предложение или нет». Это было разумно. Я сказал, что готов встретиться. И в первый же приезд Ахмата-Хаджи в Москву состоялась наша встреча в гостинице «Президент-Отель».
Меня встретил высокий, статный человек в папахе, в светском костюме, с четками в руках, с пронзительным взглядом, не только изучающим, но и стремящимся заглянуть в самое сердце, в твои мысли.

После приветствия, усевшись, молча изучали друг друга. Затянувшееся молчание прервал Ахмат-Хаджи: «Я знаю о тебе многое, мне рассказали. Знаю, что был на комсомольской, партийной работе, в структурах Правительства ЧИАССР и Чеченской Республики, имеешь богатый опыт, патриот республики и, говорят, очень хороший организатор, аппаратчик…» Разговор сразу зашел о республике, о ее проблемах и перспективах. В голосе нового лидера чувствовались глубокая озабоченность и вместе с тем твердая вера в будущее чеченского народа. Чем больше сидел я рядом с ним и слушал его, моя настороженность, мои сомнения исчезали, и я с удивлением почувствовал, что все больше и больше проникаюсь симпатией к этому человеку. Его манера вести неторопливый разговор, четкая чеканка слов, вера и убежденность в правильности принятого им решения возглавить республику развеяли в моем сознании его образ, созданный в СМИ России и в самой республике.

Я видел совсем другого человека, действительно обеспокоенного судьбой своего народа, его бедами и тяготами, его будущим, человека, пережившего многое и не случайно сделавшего свой выбор. В конце беседы он сказал: «Я не хочу, чтобы через каждые 50 лет нас вновь и вновь уничтожали. Сегодня мне нужны настоящие и очень надежные соратники и профессионалы, которые будут разделять мои взгляды и бороться за прекращение войны, за счастливое будущее без войн для чеченского народа». И я понял, что с ним пойду до конца.
13 сентября 2000 г. указом №161 А.А. Кадырова меня назначили на должность руководителя Аппарата Администрации – заместителя Главы Администрации Чеченской Республики.

Май 2003 года. А.-Х. Кадыров и Х. Дениев.

Май 2003 года. А.-Х. Кадыров и Х. Дениев.

Резиденция главы республики в то время находилась в Гудермесе, который напоминал разбуженный муравейник. На всю администрацию приходилось менее 10 комнат, имелись в наличии 4 компьютера, из которых работали только два, а в кабинетах один стул приходился на двоих. Спасало то, что сотрудники часто выезжали в населенные пункты республики, а то и сесть было бы совсем негде.
Начали с малого: дисциплины, учета и регистрации всех полученных документов, анализа проведенной работы, налаживания тесных взаимодействий с районными и местными органами власти, проверки исполнения поручений главы республики, учебы сотрудников и, самое главное, – решения насущных вопросов и проблем.

Главная беда Чеченской Республики того периода – это «зачистки». Мало кто знает, что Ахмат-Хаджи спас от «зачисток» и уничтожения сотни сел и населенных пунктов. Печальные примеры таких «зачисток» были у всех на слуху – в Самашках, Алхан-Юрте, Цацан-Юрте, Бамуте, Комсомольском, Грозном и других населенных пунктах. На совещаниях с руководителями ОГВ(с) (Объединенной группировки войск на Северном Кавказе ) он, не стесняясь в выражениях, отстаивал интересы мирных жителей, заставлял генералов, обращаясь вплоть до В.В. Путина, Президента России, вести себя на территории Чеченской Республики как в субъекте Российской Федерации, а не на вражеской территории. Если сопоставить, сколько в республике прошло «зачисток» с исчезновением тысяч молодых людей, женщин до него и при нем, то разница окажется колоссальной. «Я пришел не остановить войну, а покончить с ней раз и навсегда», – говорил Ахмат-Хаджи.

Слова подтверждались делами. Все меньше становилось терактов, военных действий, уменьшалась социальная база для возникновения новых боевиков. Десятки, сотни бывших боевиков выходили из лесов, спускались с гор, становясь рядом с Ахматом-Хаджи, чтобы не участвовать в братоубийственной войне. И это была его повседневная работа. Он постоянно находился среди простых людей, встречался с учеными, писателями, художниками, работниками образования и культуры, здравоохранения и спорта, промышленности и агропромышленного комплекса.

Еженедельно проходили совещания с руководителями отраслей и глав администраций, на которых разъяснялись позиции по происходящим событиям, велся поиск единомышленников, убежденных в правоте нашего дела и в будущем республики. После многочисленных заявлений глав администраций, простых жителей о беспределе федеральных сил, ночных артобстрелах по мирным жителям, минах-растяжках, расставленных вокруг сел, на которых гибнут дети, Ахмат-Хаджи Кадыров потребовал и добился через ЮФО и Москву, чтобы на совещаниях Главы Администрации ЧР присутствовали высшие чины ОГВ(с), чтоб они лично, а не по рапортам военных, сидящих в Ханкале и в штабе ОГВ(с), могли услышать и увидеть все, что происходит в республике.

Помню, на одном из совещаний главы администраций стали жаловаться на блокпосты, которые нещадно собирали деньги с каждой машины, причем каждый тип транспорта имел свою таксу. Ахмат-Хаджи предложил военным самим проверить этот факт, переодевшись в гражданскую форму. После такого предложения Ахмата-Хаджи комендант ЧР генерал Иван Бабичев лично проехал по дорогам республики и убедился в его правоте, а затем были приняты меры по пресечению взяточничества на блокпостах.
Решение проблем на месте, оперативная информация и связь с Администрацией Президента и Правительством РФ, четкость и своевременность предпринимаемых действий, эффективность функционирования исполнительной власти стали приносить результаты.

Администрация главы республики и Аппарат стали настоящим штабом в решении политических и хозяйственных задач республики. Высшей оценкой деятельности Аппарата Главы Администрации ЧР в тот период были слова, сказанные заместителем Полномочного Представителя Президента РФ в ЮФО, генералом Николаем Бритвиным: «Я благодарю Вас, Ахмат, за создание Аппарата в такой короткий срок». Поблагодарили нас за создание Аппарата и его организационную работу в экстремальных условиях и из Администраций Президента и Правительства Российской Федерации.

Ничто не ускользало от внимания Ахмат-Хаджи Кадырова, будь это организация повседневной работы в центре или на местах, встречи со старейшинами районов или населенных пунктов. Но особенно его тревожила проблема занятости молодежи. И вот, сидя вдвоем, у нас зашел разговор о будущем Чеченской Республики, об опыте работы его предшественников. Я рассказал Ахмату-Хаджи, что в мою бытность помощником первого секретаря Чечено-Ингушского обкома КПСС Докку Завгаева мы с ним также обсуждали, что можно сделать для вайнахского народа и пришли к выводу, что, в первую очередь, нужно развивать здравоохранение, образование, культуру и спорт. А затем, чтобы молодежь потянулась к образованию, необходимо использовать опыт послевоенного восстановления Японии. Требовалось привлечь в Чечено-Ингушскую АССР самые передовые технологии, создать в каждом населенном пункте, городах маленькие цеха и предприятия по сборке комплектующих для радиоэлектронной промышленности. Ахмат-Хаджи ухватился за эту идею.

Возрождение региона началось, практически, с нуля. Не было промышленных и сельскохозяйственных предприятий, рабочих мест. Тем не менее, на фоне всеобщей разрухи ежедневно молодые люди, минуя десятки блокпостов, рискуя жизнями, добирались на учебу в высшие учебные заведения, разрушенные и продуваемые ветрами, и грызли гранит науки в холодных аудиториях. Это было глубоко символично. Республика с жадностью тянулась к мирной жизни. Потихоньку налаживалось строительство вузов и школ, поликлиник, больниц, создавались клубы по боксу, борьбе и другим видам спорта. Возродился легендарный грозненский футбольный клуб «Терек». Многим было непонятно: республика развалена, идет война, а тут такое внимание к спорту. Но это была твердая и последовательная линия на возвращение республики в мирное русло жизни.

Ахмат-Хаджи нашел себе хорошего единомышленника, человека, верного спорту – Хайдара Алханова. Именно они совместными усилиями воплотили казавшуюся тогда несбыточной мечту в жизнь: футбольный клуб «Терек» добился права выступать в Премьер-лиге, а в 2004 году даже завоевал Кубок России. Возродился волейбольный клуб «Грозный», правопреемник грозненских команд «Спартак» и «Автомобилист». Многие чеченские боксеры, борцы вольного и классического стиля стали чемпионами России, Европы и мира. Не прекращал работу и государственный ансамбль танца «Вайнах». Восстанавливались Дома культуры в селе Ножай-Юрт, городе Гудермесе, вновь отстраивался Чеченский театр имени X. Нурадилова, ремонтировалось и здание Государственного театрально-концертного зала.

Зная, насколько загружен Ахмат-Хаджи делами, мы пытались как-то организовать определенные дни приема граждан. Но это было бесполезно. С раннего утра, когда он подъезжал на работу, его уже ждала толпа людей, и наши попытки, включая его личную охрану не подпускать к нему в целях безопасности толпу людей, оказывались тщетными. Выходя из машины, он сразу подходил к стоящим в его ожидании людям и говорил: «Всех приму». Нам давалось лаконичное распоряжение: «Приглашайте по очереди». После многочасовых бесед с посетителями к вечеру накапливались десятки поручений, требующие выполнения в ближайшее время. Вместе с ними давались распоряжения по конкретным лицам, которые не присутствовали на приеме в администрации. Но приемы граждан велись не только на работе. У него дома двери всегда были открыты для любого, кто пришел к нему со своей бедой, а таких было огромное количество.

Увы, на прием к Ахмату-Хаджи приходили не только те, кто переживал за судьбу Чечни, ее народа, но и сплетники, а то и враги, кому наши успехи были как кость в горле. Приведу пример. Мы с Ахматом-Хаджи договорились, что я всегда буду говорить ему все, что думаю, независимо, прав я или не прав, а затем мы вместе принимаем правильное решение как единомышленники. Я мог зайти к нему в любое время, кто бы у него ни находился, потому что он знал, что работа Аппарата требует принятия сиюминутных решений, от которых зависела деятельность тысяч, десятков тысяч работающих в республике госчиновников, служащих, рабочих, предпринимателей и т.д. И всегда он встречал меня доброжелательно, вставая, обнимал.

Как-то рано утром он вызывал меня срочно к себе. Хватаю папку с документами главы республики и бегу к нему. Открываю дверь, захожу, здороваюсь. Он немного приподнимается из-за стола, здоровается, затем садится и, хмурясь, смотрит на меня исподлобья. Меня сразу охватывает беспокойство: «Что же могло случиться? Неужели где-то в документах допустил ошибку или поступил не так, как нужно?» В одно мгновение в голове промелькнули тысячи разных мыслей, одна тревожнее другой. Сажусь. И Ахмат-Хаджи начинает говорить.

– Мы с тобой договаривались, что всегда будем говорить то, что на душе – правду. Ко мне вчера ночью пришли, не скажу кто, и сказали, что ты все мои документы носишь в представительство Южного Федерального округа заместителю Полномочного Представителя Президента РФ в ЮФО. Это правда?
Не задумываясь ни на секунду, отвечаю ему на его прямой вопрос:
– Это правда, Ахмат-Хаджи. Я действительно каждый указ или распоряжение, которые выходят за Вашей подписью, согласовываю с ним.
От неожиданности он даже немного привстал.
– Как это носишь?

– Да, ношу, – говорю я. – Скажите, Ахмат-Хаджи, был ли отменен хотя бы один Ваш указ или распоряжение после того, как я стал Вашим заместителем и руководителем Аппарата?
– Ни разу.
– В каком-либо из указов или распоряжений не воплощены Ваши мысли или задания?
– Таких нет.
– Все это потому, что я согласовываю все Ваши документы с заместителем полпреда. И когда они ложатся, подписанные Вами, к нему на стол, ни у кого не возникает никаких вопросов, и они не отменяются. А мне, как Вашему единомышленнику и соратнику, было бы стыдно, если хотя бы один из этих документов, подписанный Вами, был отменен.

– Мне все это преподнесли по-другому. Извини, – ответил мне Ахмат-Хаджи.
Таких ситуаций возникало немало. Но всегда он в доброжелательном тоне спрашивал о тех или иных «сигналах» «доброхотов». По этому поводу я вынужден был как-то собрать весь Аппарат – всех начальников управлений, отделов и их резерв, ответственных работников и сказать им буквально следующее:
– Уважаемые коллеги! Ответьте мне, чем отличается тот, кто не умеет профессионально работать на своем рабочем месте, но очень хочет отличиться перед руководством республики, перед Главой Администрации ЧР Ахмат-Хаджи Кадыровым, от тех, кто добросовестно трудится?

В ответ установилась гробовая тишина. Я продолжил:
– Только доносительством, очернительством, клеветой, потому что ни о чем другом понятия не имеет. Но если вы думаете, что уйдет глава республики, уйду я, а вы усидите, как вороны на заборе, то ошибаетесь. Уйдете вы все. А теперь свободны.
На следующее утро Ахмат-Хаджи вызвал меня к себе. Захожу, здороваюсь с ним, обнимаюсь. А затем он, рассмеявшись, спрашивает:

– Как это ты сказал на совещании?
Я повторил свои слова. Он остался доволен моим рассказом, на его лице появилась радость – видимо, и его достали эти «доброхоты».
Говорю ему:
– Ахмат-Хаджи, а можно я расскажу продолжение своего монолога?
Он заинтересовался: «Конечно, рассказывай».
Говорю:
– После того, как я сказал всем собравшимся эти слова, знаешь, кто мне ответил: «Правильно»?
– Кто?

– Тот, кто принес вам вчера эту сплетню, о которой вы спрашивали.
Ахмат-Хаджи посерьезнел и произнес только: «Остог1фируллах1, остогфируллах1».
На одной из встреч люди пожаловались Ахмату-Хаджи, что тяжело добираться до Гудермеса. Другое дело – Грозный, он в центре республики, поэтому попасть к нему, находись его резиденция в Грозном, было бы намного проще. Ахмат-Хаджи сразу же ответил: «Завтра мой помощник выедет в Грозный, и мы в ближайшее время переберемся в столицу Чеченской Республики».

Он подчеркнул: «В столицу Чеченской Республики город Грозный». Потом мы долго обсуждали целесообразность, смысл и цели переноса в Грозный столицы ЧР. Уточнение было немаловажным, потому что во многих средствах массовой информации, на различных совещаниях как в республике, так и в Москве, существовало мнение: «Грозный не восстановить, нужно искать место для будущей столицы». Этого же мнения придерживался и вице-премьер РФ Николай Кошман, ответственный за Чеченскую Республику.

На следующее утро Ахмат-Хаджи пригласил меня к себе и спросил, готов ли я выехать в Грозный. Ответил, что да. «Охрану возьмешь мою, – продолжал он. – Ты Грозный знаешь хорошо, найди место, куда людям с разных уголков республики будет легче к нам добраться». Я отказался от охраны, так как его охрана состояла всего из 10 человек: Рамзана Кадырова, Руслана Алханова, Эли Тагирова, Адама Делимханова и его братьев, Шамхана Денильханова, Руслана Яхъяева, Халида Вайханова и Шамиля Магомаева, самых преданных, надежных и верных товарищей Ахмата-Хаджи, и я знал, что в сутки они спят или отдыхают не более 4-5 часов. Тогда он сказал: «Хорошо, езжай, я тебе дам человека, на которого можно положиться». И пригласил в кабинет Ваху Насуханова, своего помощника.

Мы выехали из Гудермеса на следующий день утром, путь до Грозного, который занимал в мирное время 45 минут, из-за многочисленных блокпостов растянулся на несколько часов. В Грозном с ужасом и со слезами на глазах увидели страшную картину: город, превращенный в развалины, мрачные останки зданий с пустыми глазницами окон, многочисленные груды строительного мусора, когда-то бывшие высотными и частными домами, разбитые улицы, огромные воронки от ракет и бомб. Грозный напоминал военный Сталинград.

Город я знал прекрасно, еще по работе в комсомоле и партии. Поэтому поиски места, «куда людям будет удобно добираться», не заняли много времени. Но в центре Грозного не осталось ни одного целого здания, в которых находились госучреждения – обком КПСС, Совет Министров, горкомы и райкомы. Вспомнил, что мебельная фабрика «Терек» имела административное здание, да и ее корпуса мебельных цехов были прекрасными. Мы немедленно выехали туда. Оказалось, что часть зданий уцелела, в нескольких комнатах ютились службы города Грозного и Ленинского района.

Обойдя территорию, понял, что на сегодняшний день это самое лучшее место для размещения Администрации ЧР. Двухэтажное здание фабрики можно было быстро восстановить, а разрушенные цеха убрать и поставить на этом месте вагончики для работы и для жилья. Вернувшись в Гудермес, мы с Вахой Насухановым направились к Ахмату-Хаджи и доложили: «Место выбрано. Думаю, оно подойдет нам». Ахмат-Хаджи предложил Председателю Правительства ЧР С.В. Ильясову ознакомиться с нашим предложением и принять необходимые меры к срочному переезду в город Грозный. Через два месяца, в конце апреля 2001 года, Администрация и Правительство Чеченской Республики начали свою работу в Грозном, в еще не отремонтированном до конца здании, в вагончиках, без тепла и других удобств.

Это была победа Ахмата-Хаджи. Победа над теми, кто хотел перенести столицу в другое место, победа над теми, кто не верил в будущее Чеченской Республики. Власть возвратилась туда, где и должна была находиться – в столицу Чеченской Республики город Грозный.

После переезда руководства республики в Грозный имели место многочисленные обстрелы комплекса Главы и Правительства ЧР, были раненые, на Ахмата-Хаджи неоднократно совершались теракты на пути из Грозного в Центорой, но он всегда считал, что сделал правильный выбор, вернув Грозному статус столицы Чеченской Республики. «Грозный мы восстановим», – повторял он.
Теракты на Ахмата-Хаджи совершались не один раз: в Грозном, Гудермесе, Аргуне. Но все больше становилось у него в республике сторонников, людей, поверивших своему лидеру. И каждый раз, когда он выезжал на работу, с болью в сердце провожала его верная жена и спутница жизни Аймани Несиевна.

В редкие часы его отдыха, когда он уезжал домой в Центорой, приходилось приезжать к нему домой по служебной необходимости, чтобы срочно подписать важные документы. И всегда обращал внимание на грустное лицо Аймани Несиевны. Никогда не видел ее улыбающейся – сказывались повседневные переживания за судьбу и здоровье мужа, сыновей и дочерей. Она оставалась грустной, с тревогой в глазах, провожая мужа и сыновей на работу, и ее глаза оживали только с их возвращением домой живыми и невредимыми. Ее доброта, радушное гостеприимство превращали каждый мой визит в посещение родной семьи, и я, честно говоря, находил здесь редкое чувство спокойствия. Мы, соратники Ахмата-Хаджи, гордимся, что были первыми, кто стал рядом с ним, чтобы остановить войну. Но его помощником №1 была его супруга Аймани Несиевна.

В республике отмечается День матери, огромное за это спасибо Рамзану Ахматовичу. Он даже нас, представителей старшего поколения, учит тому, как надо любить, уважать и почитать Мать. Достаточно вспомнить такой пример, когда во время встречи с тогдашним Президентом РФ Д. Медведевым Рамзану позвонила Аймани Несиевна. Прервав беседу, он ответил на звонок матери. И Д. Медведев дал ему, думаю, самую высокую оценку за этот поступок: «Мать – это святое». Спасибо за этот пример уважения к матери, которому нужно учиться всем.

Говоря о семье Ахмата-Хаджи, хочу сказать о его детях. Чаще всего я встречался с Рамзаном и Зулай, в меньшей степени – с Зелимханом и Зарган. Безусловно, любимцем Ахмата-Хаджи был Рамзан. Ему он доверял, Рамзан всегда был рядом с ним не только как фактический начальник охраны, но и как надежный соратник, товарищ и друг. Это была монолитная гранитная глыба, неразделимая и нерушимая, одно целое. Редко можно видеть такое сплоченное единство отца и сына, такое взаимное доверие и понимание. Даже на решение политических и повседневных дел у них находились одинаковые взгляды и суждения. Думаю, если бы Ахмат-Хаджи был бы жив и мог видеть, как за короткий срок Рамзан Ахматович сумел восстановить республику, как преобразился г. Грозный, он бы безмерно гордился им. Он верил в него и знал, что Рамзан не подведет его.

Не могу не сказать и о скромности, об отсутствии пристрастия к личным благам Ахмата-Хаджи, несмотря на доверительные отношения с Президентом Российской Федерации В.В. Путиным. Все те годы, которые я находился рядом с ним, не видел ни одного личного письма, не слышал ни одного разговора с высшими должностными лицами России, в которых он просил за себя или своих родственников. Ахмат-Хаджи во время военных событий в республике на уговоры перевести семью и родственников в Москву, в безопасное место, ответил однозначно и категорично:

«Они будут со мной, с моим народом». Но он был готов горой стоять за жителей Чечни, выбивая им направления в ведущие клиники Москвы, в высшие учебные заведения, и что немаловажно – в учебные заведения административных и военных вузов, училища. Многим он помог в получении жилья, реабилитации, в освобождении незаконно задержанных чеченцев, граждан Российской Федерации. А себе он не просил ничего.
Следует подчеркнуть одну важную деталь – не было ранее в истории Чечни и Российской Империи, Советского Союза и Российской Федерации такого взаимопонимания и взаимоуважения между руководством государства и республики, какое сложилось у В.В. Путина и А.А. Кадырова.

Правильно и емко о нем сказал В.В. Путин: «Это был настоящий героический человек. Всей своей деятельностью он самым убедительным образом доказывал, что нет и не может быть никакого знака равенства между бандитами, террористами и целым народом. Практически все эти годы он собой прикрывал и Чечню, и чеченцев, уверенно вел свою республику к мирной жизни…»
Самым тяжелым и непредсказуемым для нас, соратников Ахмат-Хаджи Кадырова, был, безусловно, 2003 год – год выборов Президента Чеченской Республики. Вопрос об участии в выборах возник неожиданно, когда изъявили желание баллотироваться в президенты около двух десятков человек. Среди них были как люди опытные, профессионалы, так и, откровенно говоря, фигуры неожиданные.

Просто как из рога изобилия «посыпались» в СМИ сведения о высокой процентной поддержке этих новоявленных патриотов населением. Политические оппоненты и политологи начали составлять рейтинги популярности кандидатов (опросы, проведенные нами, не соответствовали опубликованным данным в СМИ и не сходились с высказываниями некоторых политических деятелей). Реакция Ахмата-Хаджи на это последовала незамедлительно – он отказался выдвигаться в Президенты Чеченской Республики. Он отверг и предложения политических партий быть их кандидатом, заявив: «Если я буду баллотироваться, то только как единый кандидат от чеченского народа».

Началась регистрация кандидатов в президенты, но Ахмат-Хаджи не давал своего согласия баллотироваться. Обстановка в республике накалялась. Стали раздаваться телефонные звонки, появились ходоки в Администрацию Главы ЧР и в Правительство с одним-единственным вопросом: «Почему человек, возглавляющий республику, которому мы верим и который уже улучшил жизнь в Чечне, молчит и не выдвигается на пост президента?»

Мы, соратники Ахмат-Хаджи Кадырова, собрались в его родовом селении Центорой. Ахмат-Хаджи был поражен тем, сколько людей пришло к нему просить его выдвинуть свою кандидатуру на пост Президента Чеченской Республики. Это был единый порыв чеченского народа, которому было небезразлично, кто станет их первым Президентом. Завершив зикр, к Ахмату-Хаджи обратились Председатель Госсовета республики Хусейн Исаев, муфтий Ахмад-Хаджи Шамаев, вице-премьер – министр сельского хозяйства Дукуваха Абдурахманов, десятки представителей сел, городов, партий и движений. Это была не просто просьба, а требование выполнить волю народа, желаюшего видеть во главе республики Ахмат-Хаджи Кадырова.
Третьего августа 2003 года Ахмат-Хаджи дал добро баллотироваться кандидатом в Президенты Чеченской Республики от всего чеченского народа.

Мы быстро развернули работу среди избирателей. Видя нашу убежденность в правоте своего дела, своего выбора, люди все больше и больше становились нашими единомышленниками. Во всех районах у нас были кураторы от избирательного штаба. Оставался самый сложный участок – город Грозный. Все понимали сложность работы с населением города Грозного. Если в районах и населенных пунктах многие знакомы друг с другом, имеются родственные отношения, влиятельные старейшины, то в Грозном, разрушенном и больше напоминающем город-призрак, утонувшем в развалинах, с искореженными остовами зданий, блокпостами, выживающим населением, трудно завоевать доверие людей и дать им надежду на лучшее будущее. Их и надо было сплотить, бороться за каждый их голос, не строя воздушные замки, доходчиво объясняя сложность обстановки и убеждая, кто может нас всех вести к будущим преобразованиям.

В такой ситуации мой друг и соратник Хусейн Исаев предложил мне возглавить штаб Ахмат-Хаджи Кадырова по городу Грозному. Это было равнозначно тому, чтобы своим телом закрыть амбразуру. Но на то они и соратники, чтобы не выбирать легкие пути. Хусейн Исаев в присутствии членов штаба позвонил и предложил Ахмату-Хаджи мою кандидатуру на должность руководителя штаба кандидата в президенты по городу Грозному. Я волновался, переживал, как пройдут выборы, сумею ли организовать выборы так, чтобы не было стыдно потом перед Ахматом-Хаджи и соратниками за результаты работы.

И я искренне благодарен Ахмату-Хаджи за веру в меня. Благодарен членам избирательного штаба г. Грозного, всем, кто откликнулся на нашу просьбу дойти до каждого человека-избирателя, объяснить наше видение будущего республики, донести нашу цель закончить братоубийственную войну. Все это мог сделать только один человек – Ахмат-Хаджи Кадыров. И люди поверили Ахмату-Хаджи и его соратникам. Они пришли на избирательные участки, не боясь угроз и терактов, проголосовали за будущее Чечни без войн, за мир и благополучие, возрождение и процветание чеченского народа в единой семье братских народов России. Мы с честью справились с поставленной задачей. Ахмат-Хаджи Кадыров победил в первом же туре, набрав 80,84 % голосов избирателей, с колоссальным отрывом от других кандидатов, и стал первым Президентом Чеченской Республики.

Жизнь налаживалась. Я видел, как рос на глазах авторитет и политический вес Ахмат-Хаджи Кадырова. Он быстро учился у окружающих людей, вникал в проблемы промышленности и агропромышленного комплекса, народного хозяйства. Я как-то сказал ему: «Ахмат-Хаджи, Аллах наградил Вас умом, талантом, широким кругозором, предвидением, Вы все схватываете на лету!» Он засмеялся и ответил: «Если бы ты знал, как мне не хватает времени учиться. Я учусь, действительно учусь, чтобы быть на уровне с теми, с кем мне приходится беседовать и работать».
Мне довелось наблюдать за его стремительным ростом, его становлением не только как регионального лидера, но и как российского политика, известного во всем мире. От муфтия Чеченской Республики, малоизвестного в России, Ахмат-Хаджи Кадыров вырос до политика мирового масштаба.

Ахмат-Хаджи был глубоко верующим человеком. Своими делами и поступками он утверждал, что ничего не бывает без соизволения Всевышнего Аллаха. На него было совершено много покушений и терактов, но Аллах его берег. И глубоко символично, что он ушел из жизни именно 9 мая, во всенародный праздник – День Победы. Гибель Ахмат-Хаджи Кадырова – это трагедия для всего чеченского народа. Мы все должны знать, наши дети, внуки, будущие потомки, что Ахмат-Хаджи открыл новую эру взаимоотношений Чечни и России, уйдя от войн и вековых противостояний.

Он заставил говорить о чеченцах как о россиянах, ответственных за судьбу своей Родины. Когда речь заходит о роли Ахмат-Хаджи Кадырова в жизни чеченского общества, хотелось бы, чтобы помнили о тех населенных пунктах и городах республики, которые он уберег от боевых действий, не забывали о десятках, сотнях тысячах спасенных им жизнях. Помнили о мире, который он вернул на чеченскую землю, о том, что он изменил имидж чеченца не только в глазах России, но и всего мира. Во всем этом несомненная заслуга Ахмат-Хаджи Кадырова. Его дела оценит история. Это была личность, которая, вне всякого сомнения, вошла в историю чеченского народа и России.
Для меня главное одно – я до конца был верным соратником Ахмат-Хаджи Кадырова в его повседневной работе, в прекращении войны. Я искренне верил, что эту войну может остановить только Ахмат-Хаджи.

«Ахмат-Хаджи Кадыров ушел из жизни 9-го мая, в день нашего общенационального праздника, в День Победы. Ушел непобежденным», – заявил 9-го мая 2004 года на встрече с сыном первого Президента Чеченской Республики Рамзаном Кадыровым Президент Российской Федерации В.В. Путин.

Смерть Ахмата-Хаджи – это и моя личная трагедия. Я потерял не только Президента Чеченской Республики. Я потерял товарища, единомышленника, соратника, который в меня верил и доверял мне в самый сложный период его жизни – в 2000-2004 годы. Я потерял Великого Чеченца и Человека, мечтавшего и делавшего все, чтобы больше никогда в чеченские семьи не вошло слово «война». Искренне благодарен судьбе, что в судьбоносный, переломный момент истории, когда стоял вопрос о том, быть или не быть чеченскому народу, когда некоторые политики в Кремле предлагали «сбросить атомную бомбу на них и решить вопрос раз и навсегда», я оказался рядом с Ахмат-Хаджи Кадыровым.

Он взял на себя всю ответственность за дальнейшую судьбу своего народа. Могу с совершенной уверенностью сказать следующее. Нет человека, кто сегодня мог бы возглавлять Чечню и сделать для нее больше, чем Рамзан Ахматович Кадыров, соратник, преданный сын первого Президента Чеченской Республики, Героя России Ахмат-Хаджи Кадырова, настоящий патриот. И только он способен воплотить в жизнь мечты и чаяния Ахмата-Хаджи, то, о чем столетиями мечтал многострадальный и героический чеченский народ. Враги думали, что, убив Ахмата-Хаджи, они повернут историю вспять. Но получилось наоборот. Чеченский народ понял, кто его истинный враг. Его гибель только сплотила чеченцев.

Момент истины

Мы приходим в этот мир, чтобы умножить славу и величие своего народа, его благополучие и благосостояние, чтобы не допустить войн и раздоров, ради мира и счастья людей. И только безумцы, больные тщеславием, циничностью, алчностью, жаждой власти, готовы ради сиюминутных успехов положить на алтарь сатаны жизни тысяч, сотен тысяч своих сограждан. Все это зачастую делается под лозунгом «Свободу и независимость Чеченской Республике», играя на самых низменных чувствах толпы. По сути, под этим лозунгом идет братоубийственная борьба за передел собственности.

У чеченского народа, кроме лозунга «Свобода или смерть», должен быть и такой – «Мир и разум», чтобы мы могли задуматься, чем отзовутся наши лозунги и поступки завтра в судьбах людей, населяющих республику. Нам нужно уметь мыслить, потому что человечество наделено РАЗУМОМ, душой. Надо жить без зависти и насилия, доносительства, очернительства, клеветы, стяжательства, алчности и лицемерия, бесконечных преступных разборок и циничности, жестокости и воровства, жить во взаимном уважении и дружбе со всеми народами России. Всегда наши беды от вовшех ца дашарх, вовшаш ца ларарх – неуважения друг к другу.

Я всегда отдавал всего себя вайнахскому народу, жил ради народов, населяющих нашу республику, ради Чечено-Ингушской АССР, СССР, ради Российской Федерации. Считал и считаю: будущее чеченского народа в составе Великой России, в дружбе и уважении ко всем народам, ее населяющим, и особенно к русскому народу, в нашем взаимопонимании и взаимообогащении, в языке, культуре, традициях и т.д. Нам надо учиться толерантности и взаимопониманию у народов Республики Татарстан, Башкорстан и у многих других, которые живут на протяжении 300-400 лет без войн на своей территории в составе России.

Я знаю, найдутся люди, которые захотят оболгать, оклеветать, представить всех, кто в 2000 году стал рядом с Ахматом-Хаджой Кадыровым, врагами чеченского народа, коллаборационистами, приклеив нам все мыслимые и немыслимые ярлыки. Но я уверен, что так будут говорить о нас только враги чеченского народа, «чеченцы», говорящие на чеченском языке, или же внешние враги, для которых чеченский народ, Чеченская Республика сидят как кость в горле, для которых синонимом слова «чеченец» являются «бандит», «убийца». Именно с их одобрения и благодаря им каждые 50 лет уничтожается мой народ, убиваются самые здоровые силы чеченского общества. Для этого каждый раз находят новые лозунги, цель которых только одна – не просто уничтожить чеченцев, а добиться того, чтобы даже само слово «чеченец» вытравить из памяти. Напрасны эти потуги.

Нас, уверен, вспомнят все, кто любит чеченский народ, кто хочет его благополучия, его умножения, кто хочет мира в республике, кто хочет видеть чеченцев высокообразованными, культурными, высоконравственными и ответственными за свое будущее в этом изменчивом мире, народом, чтящим свои обычаи и традиции, живущим в согласии с соседями и братскими народами России. Ради этого мы, команда Ахмата-Хаджи Кадырова, спасали чеченский народ в 2000 году от озлобленных за принятое в 1996 году Хасавюртовское соглашение федералов, спасали от тех чеченцев, кто затеял братоубийственную войну.

Мы спасали наше будущее, будущее чеченского народа, Чеченской Республики. Мы с Ахматом-Хаджи мечтали, что сумеем воспитать новое поколение людей, далеких от зависти к делам и свершениям соплеменников, сумеем изжить навсегда нездоровые инстинкты: черную зависть, алчность и жажду власти ради наживы, ведущие к саморазрушению личности, окружающих людей, республики. Мечтали о том, что, наконец, приняв Конституцию Чеченской Республики, объявив на весь мир, что мы в составе Великой России, не дадим больше повода новым лжеидеологам и лжепатриотам играть на чувствах чеченского народа. Мечтали, что в великой семье народов России мы будем жить, а не выживать, растить детей и строить города.

В своей жизни я видел многих претендентов на роль лидеров. Они должны быть, по моему мнению, следующими: мудрыми, а не властолюбивыми, алчными, лицемерными и циничными; справедливыми для всех народов, населяющих республику, не делящими чеченский народ на тейпы и вирды, «горных» и «равнинных»; борющимися за порядок и дисциплину для всех, а не порождающими вседозволенность близким и приближенным; любящими свой язык, обычаи, традиции, нравственно-духовные ценности, уважающими те же ценности у других народов, а не зовущими к борьбе с ними; умеющими возвести на пьедестал достойных и предать забвению лицемеров, пытающихся играть роль спасителей чеченской нации, «патриотов» или просто недостойных, мешающих жить чеченскому обществу, республике; дающими славу, величие и умножение чеченскому народу, а не обещания рая в загробной жизни; храбрыми, но не воинственными.
Главное – они должны быть такими, каким был великий Ахмат-Хаджи Кадыров.

Вайнах №7-8, 2015

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх