Хамзат Алиев. К святым местам

Алиев. Стена родникаОчерк

Девятнадцатого августа прошлого года поехал с напарником, врачом нашей больницы Русланом Абзотовым, получать медикаменты для наших паломников в Мекку. Встретил нас в Фармтехснабе наш медицинский руководитель Ахмаджан Симсирский, работающий в лицензионном отделе Минздрава. Знаю его еще с первой войны. Отгрузили каждому по четыре ящика лекарств со списком на английском языке для таможни. Собралась довольно солидная группа из четырех врачей – хирургов и двух медсестер из соседнего села. Известно, что паломников из нашей республики будет 2600 человек. Несколько дней назад были в муфтияте, где ознакомились по группам с основами и правилами поведения, проезда, пребывания за границей. Сто паломников из Ингушетии наш глава республики направляет за счет Регионального фонда им. А.А. Кадырова. Стоимость для одного человека – три тысячи долларов. Жарко, более 32 градусов.
Сегодня внуку Юсупу исполняется четыре года – очень смышленый, живой мальчик.
03.09.2015. Четверг. Осталось два дня до отлета. Приготовления почти закончились. Духовно готов, остались некоторые материальные моменты. Чемоданы упакованы, медикаменты собраны в одну сумку.

06.09.2015. Мы приземлились утром в тридцатичетырехградусную жару Медины. Усталость дает о себе знать. Прошли пограничный контроль, где тщательно проверяли паспорт, твое лицо, рост, фотографировали на память в свою базу данных, снимали отпечатки со всех пальцев. В аэропорту возникли проблемы с ввозом медикаментов. Хорошо, когда рядом есть человек, владеющий языком страны, куда ты прибываешь. С моей левой руки минут пять не могли снять нормальные отпечатки. Долгое ожидание в жару в умеренно прохладном автобусе. Унылая природа для глаза скрашивается мыслью, что ты приближаешься к большим святыням. Разместились в пятизвездочном отеле в номере 224 недалеко от мечети Ровзат в одном номере с Байали и Ахмаджаном. Последние два намаза совершили в самой большой мечети – Ровзат. Красиво до невозможности. Во все стороны колонны, арка из натурального камня с натуральным цветом. Ненавязчиво и красиво все вписывается в панораму города. Система охлаждения и увлажнения воздуха продуманы и исполнены хорошо: вентилятор распыляет влагу в дисперсном состоянии. Прошли мимо ворот, за которыми находятся могилы Пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует) и двух Праведных халифов – Абубакара и Умара (да будет доволен ими Аллах). Пророк (с.1.в.) похоронен в собственном доме, а сверху возвели мечеть с зеленым куполом. Вся остальная современная мечеть расширяется вокруг этого дома. Ворота расписаны золотом, охрана не пускает за ограждение. Очень волнующее зрелище. Передал салам от наших земляков. Затем посетили кладбище к востоку от мечети – огромное поле с невысокими могильными холмами, с небольшими камнями у изголовья, камни одинаковые и для халифа, и для рядового воина. Здесь нет помпезности, нет имен, а есть маленькие холмики, прикрытые галькой. В могилах покоятся в основном соратники Пророка (с.1.в.). Посещать это печальное поле к востоку от Ровзат женщинам не разрешается. За порядком ненавязчиво следит полиция. При выходе с территории кладбища в сторону мечети полицейский стоял на камне и, когда проходили мимо, мы оказались в один рост лицом к лицу. Заметил удивление на лице и разобрал слово «Маша-Аллах». Видимо, ему в этом году еще не попадались высокие паломники. Полицейские на каждом шагу призывают многотысячные толпы к порядку, часто слышишь слово «Хаджа».
Воду Замзам в охлажденном виде можно пить сколько угодно из одноразовых стаканов – и не насытишься, и не мешает. Снимаю фото, где это возможно. Мечеть величественная и снаружи, и изнутри, без помпезности и лишних красок – весь мрамор и гранит натуральных оттенков. Галереи и аркады во все стороны, везде чисто. Вентиляторы разбрызгивают водяную дисперсию, увлажняя воздух. Даже на улице при сорокаградусной жаре поддерживается приятная прохлада. На улице имеются гигантские зонты, которые закрываются вечером и открываются утром, создавая тень. Очень красиво. Мрамор под ногами теплый, пол во дворе окрашен в белую краску, чтобы отражать тепло. В мечети специальные металлические этажерки с Коранами. Все экземпляры помечены штемпелями.
К вечеру приехала вторая партия паломников из Чечни.

Голос муэдзина звучит очень чисто, вся атмосфера завораживает.
Байали купил нам по SIM-карте с интернетом по 70 реалов. Вечером эти же карты стоили уже 150 реалов – от наплыва паломников и возросшего спроса.
07.09.2015. Пошли на утренний намаз в мечеть. Встали сегодня за час до призыва муэдзина. В нашей комнате прохлада поддерживается постоянно работающим кондиционером. Когда выходишь на улицу, как будто окунаешься в парной воздух. Здесь встречаются представители народов, о существовании которых ты даже не догадывался. Некоторые паломники одеваются в одинаковые одежды, носят одинаковые сумки. Несмотря на эту жару, местные женщины одеты во все черное, оставляя открытыми только щелочки для глаз. Не могу представить, как мой товарищ, который женат уже одиннадцать раз, выбрал бы себе очередную супругу, когда вся красота замаскирована.
Товар на улице перед лавками на ночь просто прикрывают тентом. Никому не придет в голову что-то присвоить без оплаты – хьарам!

Поражает своей красотой и размерами мечеть Ровзат. Эта громада не давит на сознание. Здесь Всевышний все устроил так, что встречаются миллионы людей со всего мира вместе со своей болью, желанием приблизиться к истине. Глядя на двери дома нашего Пророка (с.1.в.) и Праведных халифов, осознаешь всю бренность этого мира, понимаешь, что мы гости на земле. Здесь все равны.
Были на утреннем намазе. После обеденного намаза мы втроем договорились с таксистом-индусом, что он на своей потрепанной «Тойоте» отвезет нас к святым местам вокруг Медины – посетить четыре мечети. Посетили самую первую мечеть на Земле – мечеть Жабера, она сохранилась в первозданном виде. Две мечети у подножия горы в форме навеса из камней. Здесь когда-то шли бои при распространении ислама. Мечеть около горы Ухуд ремонтировали. Вдалеке Байали показал мавзолей над могилой дяди Пророка (с.1.в.), Хамзата. Поднялись на сопку-горку, где в старину вели бой лучники Пророка (с.1.в.). Жара в 41 градус. Наше такси каждый раз охлаждалось поднятием капота, заводилось, придавив изношенную клемму отверткой и шурупами. Один раз даже пришлось подтолкнуть наше авто. Выполнили программу минимум.
После предзакатного намаза настроились занять позицию ближе к Райскому саду рядом с могилой Пророка (с.1.в.). Здесь же на уровне второго этажа увидел муэдзина и имама мечети с множеством микрофонов. Давка невероятная. Нехватка пространства. Совершил намаз, касаясь лбом пятки стоящего впереди. А сзади стоящий совершал земные поклоны между твоими пятками. Все окупается надеждой, что попадешь в заветный Райский сад. После двадцатиминутной давки нашу партию запустили на эту территорию. Двое или трое из-за нехватки воздуха и со страхом в глазах вышли из давки. Давая малое пространство, по очереди удалось совершить намаз, а завершили молитву стоя. От нахлынувших чувств на глазах выступили слезы. Попросил за родных, знакомых, за нашу Чечню.

08.09.2015. Утренний намаз в мечети. На обратном пути, прямо на улице, стояли лоточники, продавая тряпки, атрибуты пилигрима, а также овощи и фрукты. Байали отоварился, выбрав гирлянду свежих фиников. Они напоминали гроздь крупного винограда в стадии неполной зрелости. Пробовал впервые – вкусно и сочно.
Полуденную молитву совершили в одной из самых почитаемых мечетей мира рядом с могилой Пророка (с.1.в.). Прохлада при любой жаре поддерживается бесшумными вентиляторами, кондиционерами. Женщин в мечети не видно – они молятся за стенами мечети под тентами-зонтами на больших площадях. Здесь также прохладно. Байали и Ахмаджан – мои товарищи – рассказывают, что рядом снесли многоэтажные частные гостиницы и расширили мечеть в восточную часть. Народу добавляется с каждым годом все больше. В прошлом году 1300 китайцев-строителей все вместе приняли ислам, осознав справедливость и величие этой религии.
Скопление такого огромного количества людей со всего мира разных возрастов, пола, цвета кожи, но с благими намерениями что-то значит. Одновременно в джамаате совершают намаз миллионы людей. Аура добра, как горячий воздух, витает над Мединой.

На улице жарко, как у жаровни, но активная жизнь продолжается, и весь народ мечтает побывать здесь, у колыбели ислама.
В городе нет людей, не исповедующих ислам. Он закрыт для иноверцев. Климат суров до крайности – голая земля, где нет воды, зелени, дожди бывают очень редко. Единственные стойкие представители фауны – гордые пальмы с высохшими финиками – тянутся вверх, утолщаясь в стволе. Даже на гербе Саудовской Аравии пальма на фоне двух скрещенных мечей – символ ислама и справедливости.
Сегодня наш визит в Медину заканчивается, объявили сбор в три часа ночи для отъезда в благословенную Мекку, центр Земли. Были на вечернем намазе, сделали прощальный круг около могилы Пророка (с.1.в.) – какое же это волнующее зрелище! Лишний раз убеждаешься, что мы гости в этом мире. Товарищи мне попались отличные, бывалые. Каждый совершил хадж по десять раз.
Поднялся легкий ветерок с Красного моря, но дождь не пошел.

09.09.2015. В три часа утра проснулись от призыва муэдзина к утренней молитве. Приняли душ и сменили обычную одежду на ихрам – два полотенца белого цвета, приготовленных еще дома. Это одежда паломника, максимально приближенная к савану. Вся необходимая атрибутика для паломника в изобилии продается здесь на каждом шагу. Туго завязываешь нижнюю часть вокруг бедер, заворачивая поясную часть книзу, надеваешь специальный пояс с непромокаемыми кармашками для телефона, денег. Не разрешено надеть ничего, что сшито нитками. Нельзя осознанно даже чесаться, пока не снимешь это одеяние. Нас распределили по автобусам, и наш путь в пятьсот километров в Мекку начался. Моих двух товарищей и супругу распределили по другим автобусам. В автобусах до выхода из города прочитали намерение совершить умрат, повторяя слова за нашим руководителем Магомедом (вашандарой). На какой-то автостанции к нам в салон закинули коробки, в которых оказались закуски с соком и водой. Попили, перекусили. Рядом со мной оказался молодой парнишка Мехди из Центороя. Он приехал со своей матерью. В салоне две женщины из нашего села – Дудаевы. Читали за одним молодым паломником хором «Лаббайка».
Где-то через 50 километров после отъезда от гостиницы вдруг раздался хлопок, и наш автобус понесся вправо, подскакивая на неровностях почвы. Кругом камень и чахлый низкорослый кустарник без признаков зелени. Доминирует один серый цвет под палящим солнцем. Я сидел в самом последнем ряду, в середине, из-за невозможности выпрямить ноги в других местах салона. Появились клубы дыма, пыли, раздались женские крики. Автобус соскочил на скорости 90-100 км/ч со скоростной трассы, и мы проехали по обочине около двухсот метров, пока машина не остановилась. Водитель – молодой араб с бородой – отчаянно цеплялся за штурвал, ему пытались помочь удержать руль наши ребята, которые сидели впереди. Не доезжая до водостока пяти метров, наш автобус уперся в груду камней и присел. Клубы пыли и запах гари заполнили салон, но водитель не спешил открыть заднюю дверь. Видимо, он был в шоке.

Наконец-то началась эвакуация пассажиров. Как мог, пытался успокоить женщин. Мужики не паниковали – это всегда радует. Главное, не было пожара в салоне. Все вышли, ни у кого не было травмы, только у двух женщин был нервный срыв – дал им валокордин, афобазол. Переднее колесо нашего автобуса полностью разворотило, на помятом ободе клочьями висела резина. Передний бампер сломался и висел вместе с вырванными трубками, проводами. Сделал снимки нашего ДТП. Водитель, по всей видимости, ехал, слегка обхватив руль, и при взрыве колеса на выстрел не смог удержать руль, тем более на такой скорости. Хорошо, что здесь нет пропастей. Видимо, Всевышний отмерил нам еще время на этом свете, учел, с какой миссией мы вышли из дома в это далекое путешествие. Алхьамдулиллах1, ни у кого ни одной царапины. Все предопределено сверху. Человек должен быть готовым ко всему, в первую очередь к смерти, которая наступает часто совершенно неожиданно. В ожидании дополнительного автобуса познакомился с земляком Арби из Грозного (энгино). Занимался он дома распродажей меховых шапок, был доволен этим бизнесом. Спасаясь от жары в ожидании автобуса, посидел на своем месте в автобусе, где познакомился с Магомедом из Кизляра – он ректор Исламского института. Очень спокойный, богобоязненный человек. Он ездит в Мекку с 1991 года, владеет арабским языком. Его семья уехала другим рейсом. Перегрузили наш багаж в подошедший автобус. Я, как обычно, пошел к заднему ряду и провалился правой стопой в лаз, продавив крышку своей тяжестью. Хлипкое изделие сломалось под критической массой. Не отъехали и 20 километров, наше авто остановилось на обочине – было жарко от ямы на полу. Благодаря моему весу, мы поменяли третий автобус и поехали с комфортом дальше, в Мекку. Третий автобус был новый, в целлофанах. Когда мы пересели во второй автобус, зашел наш первый водитель, встал в проходе. Перед прощанием он не удержался и заплакал. Осуждать его за это невозможно – нам чудом удалось избежать увечий. Всевышний лишний раз доказал, что Он есть, что милость Его безгранична.
Сделали на очередной придорожной автостанции остановку, совершили в сокращенном варианте обеденный и закатный намаз в джамаате. Связи в дороге нет, иногда проскальзывает сообщение по Ватцаппу. Билкис угостила холодным соком и кексами.
Голова, как дома, особо не болит пока. Дай Аллах!

Несмотря на всю суровость природы, это благословенная земля, куда миллионы людей несут положительную ауру, желание исправиться в лучшую сторону. Взаимно обогащаясь, они возвращаются затем в свои родные места сеять терпение, добро. Алхьамдулиллах1, сердце переполняется от чувства, что я мусульманин.
Песчаное окружение за окном нашего автобуса сменяется невысокими горами из черного камня. Когда показывается зеленое дерево невысокого роста, радуешься по-детски. Дома, живя среди природного богатства, не замечаешь всю эту красоту. Нужны большие затраты, чтобы вырастить зеленое чудо – пальмы и низкорослые деревья – в условиях вечной засухи. Говорят, чтобы обеспечить постоянный полив дерева, тратится пять тысяч долларов. Цену воды узнаешь здесь. Во многих местах она привозная.
Прибыли наконец-то в Мекку. Город построен в горах из горного камня –  гранита и мрамора. Гора вырубается до основания, затем строится высотка. Имеется больше зелени, деревьев, и проблем с водой меньше. Идешь и натыкаешься на скалу, которую еще не выдолбили до конца.
На крыльце гостиницы «Алнохба №1» нас встретили наши родственники и земляки.
Гостиничный бизнес освоили дагестанцы.

Устроились втроем в 315 номере – не так шикарно, как в Медине. На автобусах отвезли нас ближе к Каабе. Рядом величественно выделяется своей высотой гостиница, принадлежащая семье Бен Ладена.
10.09.2015. Голова с утра болит, легкий подъем артериального давления. С Ахмаджаном пошли к обеденному намазу в Каабу. Полтора часа посидели на ремонтируемом втором ярусе. Поток паломников вокруг Каабы нескончаем – на всех этажах бесконечно долго идет вереница людей, семь положенных кругов против часовой стрелки. По местному каналу в реальном времени показывают Каабу под чтение Корана. Когда звучит азан, пробирает дрожь – чистый голос, хорошая дикция и отличная акустика дополняют друг друга. По-моему, нет более демократичной и привлекательной религии, чем ислам. Все чисто и на виду, нет сословных делений.
Солнечно, светло и жарко. Хочется запечатлеть все вокруг – величественные высотки гостиниц, врезавшихся в гранитную твердыню. Вокруг Каабы целый лес высотных кранов, расширяющих пределы вокруг центра Земли. Строится все прочно и качественно из лучших натуральных материалов.

На обратном пути зашли в супермаркет в гостинице семьи Бен Ладена – порядок, отсутствие суеты, обилие всего и вся при наличии денег. Вечерний намаз мы совершили прямо на улице в проходе под навесом здания на мостовой. Есть определенная зеленая зона, в пределах которой ты считаешься на территории Каабы. До вечернего намаза мы прогуливались по магазинам гостиницы Бен Ладена на пяти этажах, два этажа которых находятся под землей, вернее, под камнем. С наступлением времени намаза все магазины, бутики прекращают работу, и люди прямо на полу, повернувшись к Каабе, совершают намаз. Нашу первую молитву перед таваф (ритуальным обходом против часовой стрелки вокруг Каабы – ред.) мы совершили у одних из многочисленных ворот, так как из-за большого скопления людей полиция не запускала за ворота, а их более девяноста.
Во время молитвы мы почувствовали редкие большие капли дождя. Мне кажется, что это хороший признак. Байали бегло объяснялся с арабами на их языке. Он самоучкой выучился языку, читает свободно Коран и переводит. Помимо этого у него еще куча достоинств. А запаса копченого курдюка, который он привез, хватит на целый месяц.

Когда вышли после намаза из здания гостиницы, улица была мокрая, местами лужи. Подумал по аналогии с домом, что это из-за жары поливали улицы.
Из фотографий дочери Айшат в Ватцаппе узнал, что здесь у нас была песчаная буря с эпицентром в Джидде, дождь в Медине. В год здесь дождь выпадает один раз – нам посчастливилось присутствовать при этом.
При покупке СИМ-карты в нашей гостинице продавец-узбек по ошибке дал мне нераспечатанную карту сверх нормы, подумав, что вернул мне прежнюю. Вечером вернул карту, он даже не отреагировал на мой акт проявления честности, это воспринимается как само собой разумеющееся. Медпункт собираются открыть в соседней гостинице №2. В гостинице работает дагестанская турфирма «Кавказ» по обслуживанию паломников, туристов.
11.09.2015. Пятница. Пошли на Рузбу, вышли за час до начала, не удалось дойти даже до гостиницы – расположились прямо на асфальте под пеклом. Невозможно наступать на горячий асфальт голой пяткой. Некоторых женщин выводили с тепловым ударом. Пришли в гостиницу все мокрые. На обратной дороге в некоторых местах раздают холодную воду, готовый плов порциями. Не могу представить, что будет в Судный день, когда нас соберут на Махьшари-майдан. Здесь один час выдерживаешь с трудом, а там под палящим Солнцем на расстоянии вытянутой руки должны стоять сорок лет. Народ будет просить об окончании Судного дня.

Ахмаджан здесь уже десятый раз, он порядочный и ответственный человек, прошедший все тяжести первой и второй русско-чеченских войн и познавший все ужасы плена и содержания в Чернокозово. Главное – остаться человеком после любых испытаний. Это дано не всякому.
17:50. Идет дождь с грозой – редкое явление для Мекки. Как-то непривычно при жаре в 35-40 градусов. В окно гостиницы видна темень из-за поднятого мусора, пыли. Затем хлынул ливень, смывая все следы жары. Многие спустились на первый этаж, снимая на телефоны это изобилие воды. Дождь в 19 часов все еще капал. Говорят, такого дождя в Саудовской Аравии не было последние семьдесят лет.

Послушавшись совета опытного Байали, три женщины и четверо мужчин вышли в эту погоду совершить умрат. У меня было намерение совершить умрат моей бабушке по материнской линии Ресибат, которая умерла в Киргизии. Супруга совершила умрат своему брату Идрису – хороший был парень. Поймали такси, которое отвезло нас в мечеть Айша за пределами Мекки – это ближайшая обозначенная точка, где совершили вечерний намаз. По пути видели лужи, текущие ручейки, поваленные щиты на бетонных блоках, камнепады, сваленные пальмы, сломанные ветви. Ветер, как и дождь, был сильным. Когда вернулись в Каабу для совершения таваф и переходов на холмы Марва и Сафа, узнали истинные размеры разыгравшейся трагедии: самый высокий башенный кран свалился под напором на верхнее кольцо-галерею, и нижняя часть средней трети крана провалилась до первого этажа, продавив своей тяжестью бетонный пол. Из фотографий по Ватцаппу из дому видели картину трагедии и по возвращении в номер в 12 часов ночи узнали от Ахмаджана, что по каналу «Россия 24» передали о восьмидесяти семи погибших и двухстах раненых. Машины скорой помощи работали два часа. Дала декъала бойла белларш, лазийначарна маршалла а дойла! Большая трагедия… Здесь этот кран, со слов «старожила» Байали, простоял в работе шесть лет. Не исключается и диверсия, ведь от подъема тяжестей он не свалился до сих пор (не верится в диверсию).

Совершил семь кругов вокруг Каабы на первом этаже в относительно небольшой толпе – прикоснулся ладонями к стенам в нескольких местах. С помощью Байали провел ладонями по Райскому камню в нише, а Байали даже головой коснулся в такой давке. Огромное спасибо за то, что он правильно рассчитал, что народа будет мало после трагедии, в дождь. Байали наотрез отказался взять 150 реалов, заплаченные им за такси за всех. Наш односельчанин смог передвигаться только на коляске – обошлось благополучно при его травмированной ноге. От съемок телефонная память заполнилась.
12.09.2015. Совершили все три намаза в универмаге Бен Ладена. Высота этого здания – 601 метр, венчается башней с большими часами с четырех сторон. Длина одной стрелки – 21 метр. Видны с любой точки. Внутри не замечаешь природные катаклизмы, происходящие снаружи.
Прибыла третья группа из Медины. Ахмаджан узнал коллегу-окулиста из Грозного.
Вода – самое большое богатство здесь, в этой горячей стране ее запасы ограничены. Один литр воды эквивалентен здесь по стоимости двум литрам бензина.
Стало известно, что погибло более ста человек, ранено более двухсот.

Натер себе вчера два пальца на ногах. Пациенты пока беспокоят лишь по мелочам. Супруга простудилась – купила местное отхаркивающее. Женщины накормили обедом.
13.09.2015. Воскресенье. Народ прибывает после Медины сюда, видишь много наших земляков, в том числе ингушей. В нашей гостинице на девятом этаже расположилась Яха Т. – вместе работали в Аргуне. Она уже четырнадцатый раз совершает хадж. Утром поехали на молитву, правда, пришлось расположиться на улице на подступах к Каабе. Территория Каабы строится и расширяется, создавая удобства для многочисленных паломников, число которых растет из года в год. Здесь смешались все расы и цвета кожи.
Вчера поговорил с Султаном из Аргуна, который оказался очевидцем этой трагедии. Он и трое ингушей совершали таваф на третьем этаже, когда в двадцати метрах от них рухнул кран, пробила сильная молния. Люди моментально разбежались, были видны погибшие и раненые. Чудом остался жив.
Из новостей ТВ: погибло сто семь человек, более двухсот ранено.

В нашем номере постоянно работает кондиционер. Создается впечатление, что в доме холодно из-за дефицита дров.
14.09.2015. М. совершила умрат вчера вечером. Держится молодцом, хотя прихварывает. Не оставляет своих шуток при народе. С Ахмаджаном посидели в холле с нашим переводчиком Магомедом – преподает в Исламском институте в Грозном. В совершенстве владеет английским и арабским языками. С нами беседовал представитель Минздрава Саудовской Аравии Мохамед. Говорил он на английском. Обсуждал противоэпидемические проблемы, вакцинацию, профилактику заболеваний. Неотложная помощь здесь по номеру 977. При расставании он дал нам флакончики с антисептиком для рук.
В соседней гостинице, за сто пятьдесят метров, организовали медпункт и комнату отдыха для дежурных медиков. На разных этажах. Разложили лекарства по полкам, составили график дежурств. Обеденный намаз совершили в универмаге. Одна женщина с темным цветом кожи стояла перед эскалатором, но так и не смогла перебороть страх и шагнуть на движущуюся лестницу.
Во время очередного намаза магазины, бутики, лавки закрываются строго. Это свято, за этим следят.
У нас дома борются летом с жарой, а зимой с холодом, на Севере борются за тепло, а здесь идет борьба за прохладу, без которой жизнь замедляется, но не останавливается. Если сравнить климатические условия, то наша Чечня – это земной рай с обилием зелени, фауны, флоры, воды, с различным рельефом – от песчаных степей и равнины до предгорий и гор. Природа радует глаз.
Здесь другая красота – самый близкий путь к Всевышнему. Намаз, совершенный в пределах Каабы, превышает сто тысяч намазов, совершенных в другом месте.

Купил вчера Коран, напечатанный в Медине, – считается самой лучшей печатью. Начал обновлять свои знания по чтению Корана.
Ведем прием больных и в нашем номере, и в медпункте соседней гостиницы. Старик с давлением 200/100 мм.рт.ст., с насморком от кондиционеров. Нам с непривычки трудно адаптироваться к постоянному кондиционированию.
Руслан, Халид и молодой хирург из Курчалоя Керим успели окунуться в Красное море и принять морскую ванну, когда находились в Медине. Молодцы.
Правый коленный сустав дает о себе знать – невозможностью согнуть при совершении намаза. А также заложенность носа от кондиционирования.
Прибыла очередная партия паломников в соседнюю гостиницу, где развернули медпункт. Толпа мужчин, завернутых в ихрамы, представляет собой зрелище, заслуживающее уважения – человек раскаялся в грехах и предстает перед Всевышним, как в саване, на экзамен.

Посидели до половины двенадцатого ночи и только решили вернуться в свой номер, как пришел пациент для перевязки пальца.
Местные редкие мухи докучают своей назойливостью. Прибыли с очередной партией мои односельчане – соседи Ноги, Жандар и другие. Это шестой рейс.
Ночью вызвали в 903 номер, где женщина с избыточным весом с гипертонией под двести боролась с кашлем с астматическим компонентом. Сделали литическую смесь, антигистамин, а весь набор таблетированных антибиотиков в ее арсенале был. Зациклилась на антибиотиках для внутривенного введения. К утру вызвали скорую, и ее госпитализировали. Сегодня смена дежурить Руслана, Керима и Халида. Коленный сустав успокоился.
В некоторых номерах ребята не включают кондиционеры из-за одного человека, а наш кондиционер работает постоянно.
В автобусах постоянно крутят аудиопроповеди или читают Коран. Музыку не услышишь. На улице редко увидишь кошку у гостиницы, иногда летают около зданий голуби и птицы с интересным быстрым музыкальным набором. Часто на улице по пути в Каабу и гостиницу раздают бесплатно охлажденную воду в маленьких бутылочках – это самое ценное богатство в такой жаркой стране с малым количеством пресной воды. Предзакатный намаз совершили в домашнем холле нашей гостиницы. Много народу.

16.09.2015. Вернулись вместе с Халидом и Русланом в шестом часу утра – совершали умрат. Я совершил его своему без вести пропавшему в 1935 году деду Али, сыну Иса-хаджи. Целый день промучился от давления, оно поднялось до 160 мм.рт.ст., выпил всякие лекарства, внутривенно Ахмаджан сделал инъекцию баралгина, но полностью боль не прошла. Плюс ринит. Мы вышли в ихрамах в час ночи, поймали такси за 50 реалов, посетили Микъат – мечеть Айшат. Совершили таваф – семь кругов на первом этаже, коснулись стен священного дома, удалось после семи кругов зайти в зону первоначальной постройки – в полукруг недостроенной части Каабы, и там помолиться, правда, стоя. Народу было много. Угол, где находится Райский камень, закрыли передвижными ширмами, снаружи полиция, а в открывшуюся дверь заграждения видна была ремонтная бригада. В этой постоянно колыхающейся массе в первом круге вечная давка, и паломникам поневоле причиняется масса неудобства – то тебя толкают, то ты наступаешь на чью-то голую стопу. Совершили пробежки между холмами Сафа и Марва без трудностей, хотя народу было много – паломники все прибывают. Остался час до утреннего азана, когда мы все закончили и устроились на ступеньках к выходу.

Буквально за три секунды до къамата (сунны перед каждым намазом для мужчин – ред.) сидящие слева и спереди от нас, как по команде, резко кинулись наверх к выходу, слышны были испуганные возгласы. Невольно подумалось: неужели повторяется катастрофа? Видимо, какая-то обшивка в ремонтной части конструкции сорвалась или что-то другое – у страха глаза велики – у всех на памяти предыдущая трагедия. Слава Аллаху, все кончилось, толпа успокоилась, призыв к молитве прозвучал вовремя.
На автобусной остановке увидел Тумхаджиевых – они приехали семьей.
17.10.2015. Этот день жаркий, как и все остальные, провели в номере. Запах копченого курдюка в комнате. Все этажи при приготовлении ужина заполняются запахом вяленого мяса – неотъемлемого атрибута паломника-чеченца в далеком путешествии, как мед и грецкие орехи. Понемногу обновляю чтение Корана. Байали периодически выдает малоизвестные факты. Ахмаджан, как заведенный, с неиссякаемой энергией выполняет свои обязанности врача-гуманиста. Посетил Яху на девятом этаже. Она в комнате с другой медсестрой из Аргуна.
Нельзя бриться, стричься, подрезать ногти до Курбан-байрама.

Наплыв паломников нарастает с каждым днем, добраться ближе к Каабе в час намаза невозможно. Хожу в разноразмерных шлепанцах – один тапок кто-то забрал после Джамаат-намаза, оставив свой, 43 размера. «Угонщик» – наш земляк, так и не явился с повинной, вернее, со шлепанцем. Съездили в центр Мекки – район Сукъ-салам (Свободный рынок) – множество бутиков, домов. Вокруг и в городе – камень, который выгрызают, чтобы построить очередной дом. У нас дома, наоборот, выгрызают грунт до твердой породы. Каждая местность имеет свои особенности.
18.09.2015. Суббота. Рабочий день с Ахмаджаном проводим в медпункте в соседней гостинице «Нохба-2». Поток больных неиссякаем, есть недовольные, есть довольствующиеся тем, что предложили из нашего арсенала. Многие не могут акклиматизироваться сразу к жаркой стране с прохладой кондиционеров и напитков. Делать инъекции и ставить капельницы местная медицинская власть не разрешает из-за того, что у нас не налажено уничтожение отходов.

Вечером с Байали нырнули в духоту улицы из прохладной гостиницы – пошли к Каабе, сумели зайти в универмаг Бен Ладена, где и совершили ночной намаз в подвальном помещении из-за нехватки времени.
20.09.2015. Сегодня провели совещание в медпункте, поставили дежурство двум медсестрам до вечера. Самый молодой доктор задействован, как и более опытный напарник.
Совершение хаджа – ответственное и обязательное деяние мусульманина. Когда сам проходишь через все этапы паломничества, сталкиваешься конкретно с трудностями и препятствиями, которые нужно преодолеть. Тяжело физически при сорока- пятидесятиградусной жаре находиться под солнцем и выполнять физические нагрузки, невзирая на возраст, вес, звание и наличие больших материальных средств. Здесь все равны. Поблажек нет. Если тяжело в этот короткий миг на этом свете, то трудно представить, каково будет в Судный день! Будем надеяться, Иншааллах, что мы будем в рядах, которыми Всевышний доволен.
По чистоте Мекка уступает Медине – много мусора, строек, груды камней, кирпичей. Видимо, это объясняется тем, что народу много, соответственно, и выброса мусора на улицах больше: пластиковых бутылок, бумаги, упаковок. Кроме того, кругом идут стройки. Каждый раз по пути из Каабы в гостиницу раздают бесплатно плов, холодную воду, фрукты.

Паломники из Турции, Иордании и других государств по соседству имеют возрастной ценз в 60 лет, плюс здоровье и минимум знаний по религии.
21.09.2015. Все арабы в основном миниатюрны, никакого лишнего веса, который является проблемой для Европы и Америки. Стройные, в среднем по 50-70 килограммов, подтянутые. В 1979 году, когда террористы захватили Каабу, убили имама мечети, который не объявил их предводителя Мехди, на освобождение Каабы пригласили спецназ Иордании, которым командовал генерал, этнический чеченец Ахмад Арслан, прозванный Чеченским львом арабской пустыни. Он сумел очистить Каабу. Был удостоен звания Героя Иордании дважды, для этого специально изменили закон, не позволявший награждать одного и того же человека дважды. Он умер в 72 года. По указу Главы ЧР Рамзана Кадырова его именем названа улица в Грозном.
Видимо, я заболел – ангина, трахеит. Казалось бы, что уже адаптировался к местным условиям. Сегодня дежурство, стыдно даже перед напарником Ахмаджаном, который тянет нашу общую лямку.
К 17 часам в медпункте принято более 120 пациентов. В основном охлаждение на фоне жары, горло, кашель, редко потертости стоп, ожог кипятком, повышение давления. Некоторые, проходя мимо, заходят получить медикаменты на всякий случай.

Схватил ларинготрахеит с болезненным кашлем. Ночь провел в поту, с головной болью. К обеду пошел на подмогу коллеге, который принял около ста человек. Отослал его отдохнуть на два-три часа, продолжив прием. К одиннадцати ночи приняли около двухсот человек. Всем раздавали лекарства. Главное – хватало всем, куча на полках уменьшилась незначительно. Привели нашу односельчанку в полуобморочном состоянии, с давлением 220/120 мм.рт.ст. Быстро уложили на кушетку. Коринфар и глицин под язык, дибазол, папаверин внутримышечно, валокардин, и через 20 минут давление нормализовалось до 130/80 мм.рт.ст. Радует, когда кому-то конкретно помогаешь.
23.09.2015. Сегодня ночью выезжаем из Мекки на Арафат, где должны провести один световой день и ночь в молитвах, здесь Всевышний дает ответ на молитвы. Всегда на первое место выходят дети, внуки, родные, процветание, здоровье, прощение земных грехов и Рай на том свете.
Голова болит, но терпимо. На улице 55 градусов жары. Упаковали большую сумку с медикаментами для поездки, и каждая пара медиков берет с собой маленькую сумку. После 22 часов нас погрузили в автобусы и повезли в долину Арафат. В гостинице приняли душ, надели ихрамы. На дорогах большие заторы – многомиллионные толпы паломников разом устремились в эту долину, чтобы именно в этот день быть здесь, иначе хадж не состоится. Палатки-навесы рассчитаны на сорок человек. Только расположились, Ахмаджана вызвали в нашей палатке к больному из Катар-Юрта – Дунге. Ему дали анальгетик. Через десять минут в темноте нас потревожили – соседу не понравилось его дыхание. У больного была картина инфаркта миокарда – кардиогеннный шок – давление не определялось, агональное дыхание с остановками. Провели все мероприятия: оттянули нижнюю челюсть, сделали кордиамин, дексаметазон внутривенно и внутримышечно, дыхание рот в рот, непрямой массаж сердца. Мы вдвоем трудились около получаса, параллельно вызвав скорую медицинскую помощь. Скорая прибыла, ребята быстро сделали освещение, принесли лед, опахало, подняли нижние конечности. Параллельно Хасмагомед читал рядом Ясин. Зрачки были одинаковые, не расширены. Приехавшие молодые доктора на скорой наладили связь с веной, продолжили массаж сердца и увезли его в ближайшую больницу. Через час медики вернулись и сообщили, что больной умер, попросили его паспортные данные. Его похоронят на специальном кладбище рядом с Меккой для умерших паломников. Он совершал Хадж тринадцатый раз. Приехал со своей сестрой. Аллах1а декъала войла иза! Иза декъала хилла. Спать уже не хочется. А народ все прибывает и прибывает шумной толпой, беспокоя нас, уже устроившихся. Возле палаток имеется холодная вода и соки в охлажденных бачках со льдом.
24.09.2015. Ночь прошла с урывочным сном по десять минут из-за головной боли. Боюсь стать кому-то обузой. Мы втроем устроились на краю палатки, чтобы не беспокоили пациенты остальных жильцов нашей палатки. Здесь находился и Хасмагомед с племянником. Завтра начинается Курбан-байрам. Дома по этому случаю готовят к раздаче от Главы ЧР 32 тысячи овец, да еще столько же в другие республики.

Изнываем от жары, солнце палит нещадно. Стоят бачки со льдом с водой в бутылках. Байали попросил одного чернорабочего, чтобы он принес лед и воду, но проходящие мимо забирали охлажденные напитки. Передвинули бачок к центру, чтобы хоть что-то досталось и нам. Этим воспользовался один здоровый паломник, который подходил каждые пять минут и выпивал охлажденную бутылку, пока мы ждали охлаждения. Супруга принесла нам обед – традиционное вареное вяленое мясо, хлеб. Хасмагомед пошутил на этот счет. Периодически обслуживаем больных – тепловые удары, диспепсия. Находясь здесь, никому нельзя чесаться, покрывать голову ничем, кроме зонта, нельзя рвать зеленые листья, убить муху, комара. Если провинился, то придется уплатить штраф в сто долларов – цена одной овцы. Кто-то рассказал, как в прошлый год одного докучала муха, отгонял несколько раз. Наконец, жужжание прекратилось. Сосед обернулся и спросил:
– Неужели убил муху?
– Нет, не убил, оторвал оба крыла и отпустил…
В нашей палатке в углу при входе был молодой саженец, напоминающий тополь. Ахмаджан обнаружил сломанную ветку с 28 листами, которую невзначай сломал один старик, когда заходил померить давление. Похоже, он задолжал Саудовской Аравии маленькую отару в 28 овец.
Два дня назад один больной на приеме рассказывал, что у молодого паломника после приложения лица к стене Каабы усы и борода вокруг рта к утру поседели. Наш товарищ истолковал это чудо: видимо, он раньше прикасался к какому-то запретному месту. Здесь не скроешь грехи, хорошие деяния.

Сегодня вечером мы переезжаем в Муздалифат, где отдыхаем до утреннего намаза и собираем камни для бросания. Муздалифат – типичное голое место на трассе №48, там выгрузили миллионные толпы. Ночуют на открытой местности, собирают камни – их должно быть сорок девять – для бросания завтра в Мина. Уснуть невозможно. Среди 2636 наших земляков у кого-нибудь обязательно поднимется давление, случится тепловой удар или отравление. Собрали свои камушки в пластмассовую бутылочку. Многоопытные Байали и Ахмаджан решили, не дожидаясь двух часов ночи, дойти до Мина пешком – это 7 км с вещмешками и нашей сумкой первой помощи красного цвета через плечо, на сумку я еще дома наклеил красный крест. Несли медицинскую сумку поочередно с коллегами. Оба неутомимые путешественники, не ноют, а, как машины-роботы, направлены на исполнение цели. Через полтора часа прибыли на место нашей стоянки, легли отдыхать – мы прибыли первыми, но по прибытии основной массы пришлось перебраться в комнату-шатер на двадцать человек. Нам, в принципе, без разницы. Руководитель группы Магомед Б. встречал, устраивал наших паломников, как и остальные. В три часа утра нас, едва уснувших, разбудили. Сделали омовение и тронулись в путь для совершения ритуала бросания камней. Для этого определены три места по пути и построены пять этажей для удобства паломников, а их миллионы. Весь путь лежит в основном через туннели. Есть участки с движущими транспортерами по пятьдесят метров. Многотысячные толпы спереди, сзади. В основном, люди средноего и молодого возраста. Женщин, как всегда, много. Даже в нашей группе из 218 человек – 178 женщин. Бросили камни в последнюю стенку, а следующие два дня бросаем по всем стенкам по семь штук. Затем, простояв в очереди в огромной парикмахерской, побрили головы и, сняв ихрам, переоделись в брюки и футболку, принесенные на этот случай, и двинулись в сторону Каабы по туннелям с турбонадувами. Совершили утренний намаз по дороге в джамаате прямо на тротуаре. После переодевания на распутье пошли по дороге справа, хотя Байали советовал пойти слева. Проделали путь около шести километров пешим ходом, не останавливаясь ни на минуту. Ноги мои уже привыкли после первой недели нагрузок к такому прессингу по передвижению 123 килограммов. На втором круге спустились на первый этаж, сделав несколько маневров. Совершили намаз у стен Каабы – азан с призывом к 1иде в связи Курбан-байрам. При чтении проповеди богослов иногда не сдерживал слез. Я дотронулся до золотой двери справа и слева. Приятно прикоснуться к истории, шагать по тем местам, где ходили и жили великие пророки. Пробег между горами Сафа и Марфа проделали героически, ноги хорошо слушались, подчиненные одной цели. Когда вышли во двор, присели на пол отдохнуть. Большая мука вставать после такого короткого отдыха. Путь длиною в 1400 метров в гору до гостиницы прошли за полчаса. Таксисты вообще наглеют, требуя 150 реалов (2500 рублей) за провоз уставших людей оставшиеся восемьсот метров.

Придя в гостиницу, еле приняв душ, завалились спать до 13 часов. Пришла супруга за мазью для больной. Как приятно полежать и отдохнуть в нормальных условиях после всех этих испытаний! Главное, эти обязанности для хаджа вся многомиллионная армия паломников должна совершить в один день. Узнали по Ватцаппу, что сегодня в Мина, где мы бросали камни, в давке погибли более семисот человек, много раненых. Работают двести машин скорой помощи. Аллах1а гечдойла царна! Наших земляков среди них нет. Причина ЧП – толпа паломников уперлась на тех, кто ночует около проезжей части. Создался затор. Нам обратно в Мина через несколько часов для продолжения нашей миссии.

Вечером мы вышли, чтобы вернуться в Мина, поймали такси за 150 реалов, чтобы доехать до места жертвоприношения – ближайшей точки к нашей стоянке. Таксист доставил нас в район Сукъсалам и попытался высадить. После пререканий отвез еще 2 километра, но Байали дал ему только 50 реалов. Таксист подошел к полицейскому, чтобы пожаловаться, но знание основ арабского языка и справедливый гнев Байали убедили полицейского в нашей правоте и сэкономили нам сто реалов. Расстались с недовольным таксистом на высоких тонах. Пешком проделали шесть километров до нашего стана. Хорошо, что Байали неплохо ориентируется на местности и прокладывает маршрут по телефону. Чтобы не поехать в объезд 20 км, таксист хотел нас обдурить. Он даже дважды останавливался рядом с полицейским.
Нелегальных паломников полно, днюют и ночуют прямо на обочинах дорог. Мусора много, коммунальные службы не успевают убирать. Военные и полицейские пытаются регулировать потоки движений. Дорогу укорачивают туннели длиной 1-1,5 километра, проложенные через гранитные твердыни, которые продувают мощные авиационные моторы, чтобы не было духоты. Свет здесь горит везде – где нужно и не нужно. На этом экономию не делают. Говорят, светофоры на отшибе работают от солнечных батарей. За последние сутки мы втроем проделали 35 километров пути пешком. Главное, выдюжили, как будто занимались спортивной ходьбой раньше. Никакой одышки, умеренная тяжесть в ногах. Невольно приходит мысль о наших предках, которые совершали хадж сто лет назад. Мой прадед Иса-хаджи был здесь в начале двадцатого века (1908 г?). Не представляю, откуда они черпали силы для совершения хаджа. Ведь тогда не было ни туннелей, укорачивающих путь, ни кондиционеров, ни холодной воды.
Ноги после первой недели привыкли к нагрузкам. А ведь пройти пешком расстояние длиной в один километр было большой проблемой дома. В последний раз прошел пешком около 6 километров в два этапа в январе этого (2015 – ред.) года в Грозном, когда собирались на митинг протеста.

Если сам не прошел через все испытания, чтобы стать хаджой, человек не совсем представляет, что это собой представляет, через что нужно пройти, что может случиться, где может состояться твоя встреча с ангелами, ответственными за твою душу. Наша миссия еще не закончена, но Всевышний дал нам шанс убедиться лишний раз, что Он нас оберегает, что наше пребывание на земле еще не окончено. За время начала нашего паломничества Всевышний уберег в нескольких случаях: дорожно-транспортное происшествие, когда на скорости 90-100км/час лопнуло на выстрел переднее правое колесо и мы проехали по обочине двести метров. Случился страшный ливень со шквальным ветром. Нас в этот момент там не оказалось, а пошли на умрат к ночи, когда все еще шел дождь и потоки луж заполняли улицу. Вчера мы по счастливой случайности миновали место бросания камней и завернули втроем в другое направление. В той давке погибло более 800 человек, прибывших с благородной целью.

Если через все испытания пройдешь, у тебя появляется шанс стать хорошим человеком, начать жизнь с нуля, безгрешным. Неисповедимы пути Аллаха!
Из достоверных источников Ахмаджану стало известно, что ряды врачей нашего призыва понесли тяжелые потери – выбыл из строя ведущий специалист Руслан А. Недуг завел его на гостиничную койку, где он отлеживается под присмотром Халида З. За два дня пребывания в гостинице они задолжали штраф в размере четырех овец и пополнили копилку штрафников. Вчера был тяжелый во всех отношениях день и, видимо, его тонкая натура не выдержала суровую жару Аравийского полуострова – его свалил тепловой удар. Нагрузка на молодого хирурга Керима в связи с «боевой» потерей возросла. Все мы смертны, но не хочется умирать в большой толпе и в полном одиночестве. На территории Хьармы все твои деяния увеличиваются в сто тысяч раз. Хочется надеяться, что наш коллега очистится от хвори на многие годы вперед. Байали периодически рассказывает про райских гурий, наставляет нас на путь истинный. Он за несколько дней в гостинице закончил чтение Корана. Молодец!

Теперь от вида копченого курдюка тошнит. Особо кушать не хочется, в основном принимаешь холодную воду. Несмотря на нагрузки, чувство голода притупилось значительно. Можно стать и вегетарианцем при желании.
На улице 41 градус жары, мы отлеживаемся под тентами в условиях легкого дуновения вентиляторов. Наша миссия на священной земле медленно приближается к концу – сегодня второй день бросания камней в шайтана. Мы уже на 75% хаджи, со слов знатоков. Адам и Хава после изгнания из Рая, когда они вкусили яблоко, были разбросаны по белу свету в разные стороны. Они искали друг друга сорок лет, пока не встретились в долине Арафат. До этого Адам сорок лет молился, прося прощения.
Руслан А., скошенный недугом в самый неподходящий момент, лежит на лазаретной койке гостиницы, поправляя пошатнувшееся здоровье. Ему все зачтется на том свете. Говорят, есть хадис о том, что Всевышний награждает своего любимчика недугом, чтобы напомнить о Себе.

Уже 16 часов, но народ не выпускают. Похоже, опять проблемы с потоками людей, бросающих камни – давки, заторы. Отодвинули наш выход еще на один час. Вода для душа и туалета теплая, не горячая.
После вечернего намаза наш отряд вышел на второй этап бросания камней. Чтобы дойти до первой точки, надо преодолеть около десяти километров быстрым шагом. Уполномоченным нести знамя с обозначением нашего рейса назначили Байали, как опытного специалиста в этом деле. Отряд, кроме пяти мужчин, состоял из женщин. Периодически вырываясь вперед, командир уверенно лавировал в людском потоке. Час туда и столько же обратно размеренным шагом. Ноги уже привыкли к этим переходам. Здесь человек или ломается, или, мобилизуя свое внутреннее «Я», выполняет самую светлую и тяжелую задачу своей жизни. Байали справился с поставленной задачей, не посадил свой «Титаник» на мель, не столкнулся с айсбергом. Рейтинг «первого рейса» вырос на несколько сантиметров. Этим своим примером ответственности и выполнением поставленной «боевой» задачи он незаметно для себя стал завидным женихом с солидным багажом знания жизни и шариата. Он теперь кумир и потенциальный жених для тех невест, которые готовы довольствоваться  ролью второй ханумы. А Ахмаджан, сославшись на наполненность своего семейного штата, не использовал этот великолепный шанс, который выпадает только раз в год, да и то не всем.

Около двенадцати ночи, многие спят в палатке, уставшие от похода, жары. Здесь почти полностью забываешь, что есть другая жизнь, работа, заботы, проблемы. Все подчинено одной цели – выполнить свою миссию во что бы то ни стало. Людей не отпугивает массовая гибель и ранения паломников. Все остальное отодвигается на второй план и становится несущественным. Сегодня, когда мы возвращались назад после бросания камней, на открытом промежутке между туннелями пошел кратковременный дождь, который едва намочил асфальт, но было приятно в эту душную ночь почувствовать драгоценную и редкую для этих мест влагу с небес. Невольно глаза наполнились непрошеными слезами. Всевышний дает нам знамения, оберегая за эти неполные три недели от трех трагедий: ДТП, падение крана и массовая давка вчера утром в Мина. Хочется стать лучше, чем ты есть, быть выше суеты и мелочных обид на окружающий мир.

Стоит большого уважения то, что эта страна в короткий промежуток времени – один месяц – принимает и пропускает на ограниченных пространствах столько людей со всего мира. В бедной водными ресурсами стране считаю подвигом поставлять огромной массе людей воду в одноразовых бутылках по 200-300 мл. Фигурирует Водная Компания СА. Для каждого паломника нужно минимум пятьдесят литров на гигиенические нужды. А вода качественная, хотя и не такая вкусная и минерализованная, как наша.
26.09.2015. Суббота. Мощные кондиционеры в каждом доме, номере, палатке ни на минуту не останавливаются. Свет яркий и горит стабильно при любой погоде. Никаких проблем за три недели с электричеством не было. В этом плане все налажено на уровне.

Сегодня последний день бросания камней в шайтана. Нам вчера сообщили, что можно уполномочить кого-то, чтобы за тебя это сделали. Мне и супруге оказал любезность наш односельчанин – молодой хаджа Рустам. Благодаря этому, нам удалось с большой партией женщин и немощных прибыть в гостиницу. Все рубашки пропитались краской от одноразовых матрасов. В нашей палате стоял охладительный бачок, который молодые ребята периодически заполняли бутылками с водой, соками и льдом. Руководитель рейса Батаев Магомед тоже был в нашей палатке. Трудно регулировать, контролировать разнородную человеческую массу, тем более в чужой стране с незнанием языка. Но всех объединяла одна цель – совершить хадж по полной программе, а это дисциплинирует и добавляет сил.
Прошел слух, что в Каабе сорвалась большая люстра, есть человеческие жертвы. Подтверждения этому слуху мы не нашли. Завтра с утра надо совершить прощальный таваф. После этого ничего нельзя покупать, кроме еды. Мои два товарища остались для завершения хаджа в Мина. К закатному намазу они должны вернуться в гостиницу.
Когда ехали из Мина в Мекку, видны уже опустевшие лагеря.

Оказывается, в тесноте и жаре можно жить и стараться стать лучше, чем ты есть. Такая сплоченность была в Чечне в 1994-95 годах, когда всех объединяла одна общая беда, боль и патриотизм. Если из всей этой массы в 2636 человек хотя бы третья часть будет, не лицемеря, а от чистого сердца соблюдать все требования, предъявляемые к хадже – это большая победа и хороший фундамент для следующего поколения. Считаю за счастье, что удалось совершить два умрата – за моего без вести пропавшего деда Али и бабушку по матери Ресибат, тоже хлебнувшую много человеческого горя. А еще поручил поломникку-чеченцу из Дагестана совершить умрат нашей матери Асмарт, умершей в 1995 году, вырастившей нашу большую семью на чисто чеченских традициях. Приятно сделать для них хорошее, хоть и с запозданием. При их жизни не замечаешь, как богат ты, имея родителей.
Очень рад, что судьба свела меня и дала возможность пожить бок о бок с двумя замечательными людьми – Байали и Ахмаджаном. Знал их и раньше, но только дорога и общее испытание раскрывают характер человека и его цену. Целеустремленные, здоровые морально и физически, готовые помочь ближнему словом и делом. По соседству с нами в гостинице, а также на Арафате находился известный богослов Хасмагомед К. – очень деликатный человек. После приезда в гостиницу он заходил к нам в номер и выразил признательность за наш профессиональный труд. Все-таки приятно услышать из уст умного и уважаемого человека слова благодарности.
В Мина мы с Ахмаджаном и Байали устроились прямо у входного полога нашего шатра на 20-25 человек. Это мы сделали специально, чтобы из-за нас больные в неурочный час не беспокоили остальных в палатке. Главное, все проходит, надо быть вооруженным терпением и сочувствием к ближнему. Все образуется лучшим образом.

Вместе с супругой поблагодарили нашу односельчанку за предоставленную возможность совершить хадж в этом году.
27.09.2015. Воскресенье. Нам объявили, что наш рейс сегодня глубоко ночью, готовыми к выходу из Алнохба №1 надо быть к 18 часам. Все в суете перед отлетом делают мелкие закупки-сувениры для домашних. В связи с подорожанием доллара по отношению к рублю у нас дома покупка здесь обходится сравнительно недешево. Чемоданы почти готовы. Вчера пошел с нашими женщинами в супермаркет Бен Ладена.
Говорят, что в последней давке в Мина пострадали две ингушки.

Керим-хирург и Халид-координатор болеют – трахеит, ларингит с температурой. Руслан А. выздоровел, ведет прием больных в медпункте. Вчера ночью посетил их. Халид завел речь о смене звучного и модного в свое время имени Руслан на мусульманское имя. Было много предложений, выбор оставили за виновником торжества.
Надо совершить прощальный таваф к закатному намазу и быть готовым к отправке в Джидду, чтобы ждать свой коридор. Хочется надеяться, что все преобразуется лучшим образом после этого очищения и духовного обновления. Арафат называют маленьким Судным днем – действительно, жарко, жажда, миллионные скопления людей на маленькой территории в течение одних суток. Все эти этапы прохождения пути – повтор тех действий и в той последовательности, которые совершал наш Пророк Мухаммад (с.1.в.). Как хорошо, что Всевышний дал нам возможность, здоровье совершить хадж. Говорят, что хадж совершит только тот, кого призвали это делать в первый призыв при заложении Каабы. Нас призвали.

Вчера при выходе из гостиницы в сопровождении наших женщин я чуть было не получил травму. Едва успел увернуться, чтобы по моим ногам не проехали колеса авто – отодвинулся руками от машины на сантиметры. Обошлось и на этот раз. Всевышний оберегает нас. Придя сюда с благородной целью – выполнить фарз, ты полностью очищаешься от всего плохого. Мне это чувство знакомо потому, как мы прошли две войны, когда основная задача состояла в выживании, оставаясь в гуще событий. Тогда думал, что после окончания войны, пройдя через весь ужас неопределенности, ежедневного риска быть убитым, пропавшим без вести, будешь жить, не обращая внимания на мелочи, что народ будет жить дружно.

Закатный намаз сделали втроем в Каабе, совершили прощальный таваф – все уже позади, теперь будем ждать автобусы на Джидду. Сейчас нельзя ничего покупать – только съестное.
28.09.2015. Нас вывели к автобусам вечером и повезли в Джидду за сто километров. При отъезде в наш автобус заглянули Халид и Руслан – они остаются в объятиях Мекки еще 2-3 дня, а наш рейс первый. Они пришли прощаться. Совершили здесь утренний намаз. Прошли через все контроли, сдали багаж и с чувством выполненного долга уселись в таможенной зоне в ожидании вызова к посадке. Очень много времени уходит на предполетный период – устаешь под конец, бессонная ночь. Да и дома предстоят нелегкие дела – все время, как будто первый раз в доме тещи, быть на ногах – встречать, приветствовать, провожать. Но это счастливые хлопоты, связанные со всеобщей радостью, что прошли еще одно испытание, стали чище, выполнили одно из пяти обязательных требований для мусульманина.
С оформлением нашей поездки как командировки не получилось, но это ерунда по сравнению с первой мировой революцией. Мельчаем. Главное, мы есть, земля вращается и есть на свете добрые, отзывчивые, хорошие люди, на которых можно положиться. В этом убедился на примере двух своих товарищей – десятикратных хаджей – Байали и Ахмаджана. Очень рад, что поездка состоялась, завершилась, хоть и не обошлось без жертв – умер наш земляк-паломник, его похоронили на специальном кладбище в Аравии. Никто не попал под природную стихию, под строительный кран, человеческую давку, которая представляет страшную картину, когда сзади напирает тысячная масса на маленькую горстку, и потом, как снежный ком, скатившийся с гор, увеличивается в объеме. Все мы смертные, и когда-нибудь закончится наш век, но хочется всегда приехать домой, быть в кругу своих близких в здоровом или больном виде.

В сравнении познаешь, что наша Чечня – это природный рай на земле, где на маленькой территории уместились все виды ландшафта – от полупустыни, равнины до предгорий с лесами и гор. И везде много пресной, чистой воды, которую не нужно хлорировать, фильтровать и охлаждать, чтобы она стала приятной для употребления. А климат – благодать от минусов зимой до плюс тридцати и выше летом. Когда живешь в окружении зелени, ты не знаешь, что есть страны, борющиеся за каждое деревце, травинку.
Прибыли в Грозный к обеду. Когда открылась дверь нашего «Боинга», в салон ворвался ни с чем не сравнимый родной свежий воздух. Нас приветствовал на борту первым Хож-Ахмед-хаджи.
В аэропорту нас ждали все мои родственники, родные, дети. Дома хорошо!

Грозный – Мекка – Грозный.

Вайнах №1-2, 2016.

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх