«Главное – свобода самовыражения…»

Гость нашей редакции – народный писатель Чеченской Республики Муса Бексултанов. Первые публикации М. Бексултанова появились на страницах республиканских журналов еще в 80-е годы. К настоящему времени он уже автор нескольких сборников на чеченском языке. Его произведения переведены, помимо русского, на немецкий, английский, французский языки. Лауреат премии Ленинского комсомола (1988), премии журнала «Вайнах» (2004), премии «Серебряная сова» (2005). Побеседовать с гостем собрались Муса Ахмадов, народный писатель ЧР, главный редактор журнала «Вайнах»; Саламбек Алиев, литературный критик, заместитель главного редактора «Вайнах», редактор отдела публицистики; Роза Межиева, поэтесса, редактор отдела поэзии журнала «Вайнах»; Сулиман Мусаев, писатель, переводчик, редактор отдела прозы журнала «Вайнах»; Лиза Адмисиева, автор статей на историческую тему, сотрудница журнала «Вайнах», и Зарина Алиева, литературовед, критик, главный редактор журнала «Орга».

БексГостьМуса Ахмадов. Муса, ты трудишься в литературе уже около сорока лет. Появлялась ли у тебя когда-нибудь мысль сменить свою деятельность? Жалел ли об избранном пути?

Муса Бексултанов. Ни минуты не жалел. Почему? Потому что писатель – настоящий писатель – всегда сам себе хозяин: он никогда и ни от кого не зависит, он может любого человека – хорошего ли, плохого ли – сделать прообразом героя своего произведения, положительным или отрицательным. Он может в образе своего героя показать человека, которым недоволен. Главное – он ни от кого не зависит, не должен ни перед кем заискивать, никого бояться. Это приносит большое моральное удовлетворение, в мире нет ничего лучше этого чувства. Сам писательский труд очень тяжел, но ощущение этой свободы, независимости – бесценно.

Зарина Алиева. Главное для вас – свобода самовыражения? А читатель не нужен?

Муса Бексултанов. Если читатель есть – это хорошо. А если бы авторы, прежде чем взяться за перо, раздумывали, будут ли их читать, многие известные сегодня писатели не написали бы ни строчки. Мне так кажется.

Муса Ахмадов. Один товарищ – не буду называть его, его сегодня уже нет с нами – утверждал, что наш народ еще не дорос до той ступени своего развития, чтобы в его среде появился великий писатель мирового уровня. Я тогда еще спорил с ним. А как считаешь ты?

Муса Бексултанов. Нация необязательно должна быть сверхразвитой, чтобы породить великого писателя. Каждый человек развивается, постигает науки сам. Правда, возможно, что народ не поймет своего писателя, если еще не достиг уровня этого мастера. Но из-за писателя, достигшего мировой славы, становится известным и его народ. Читатели узнают много нового про этот народ, его традиции и обычаи.

Муса Ахмадов. Я тогда спрашивал у того товарища: «А в чем нас превзошли киргизы, что у них есть Чингиз Айтматов?»

Зарина Алиева. Другие народы отдают должное своим писателям, чтут их. Вот недавно в нашу республику приезжал бывший президент Кыргызстана Аскар Акаев. Будучи сам экономистом, он выступил в нашей национальной библиотеке имени Абузара Айдамирова с большой лекцией о творчестве Ч. Айтматова.

Муса Ахмадов. Муса, я помню твои слова, сказанные давно: «Дай Бог нашему народу дорасти до того уровня, чтобы он мог в полной мере оценить наследие Абузара Айдамирова». Эти слова сейчас вывешены в музее его имени. Правда, из-за войн, лишений, выпавших на долю нашего народа, у нас мало настоящих писателей…

Муса Бексултанов. Все люди одинаковые, принадлежат они к маленькому народу или же большому – они одинаково радуются, смеются, горюют, чувствуют боль. У них много общего, хоть народы и различаются некоторыми своими обычаями и традициями. Даже если этот народ настолько мал, что умещается в одном селе, из его среды может выйти всемирно известный писатель.

Муса Ахмадов. Подтверждением твоим словам является известный чукотский писатель Юрий Рытхэу.

Муса Бексултанов. Да. Юрий Рытхэу на основе легенд своего народа создал большие и значимые произведения.

Зарина Алиева. А что представитель маленького народа должен сделать, чтобы его услышали?

Муса Бексултанов.У этого народа должно быть несколько человек, хотя бы с десяток, которые бы понимали этого писателя. Они прославят его в своем народе, потом этого писателя узнают соседи, и так, постепенно, про него узнают и в других странах. В наше время, когда границы открыты, когда есть интернет, это не так уж и сложно.

Саламбек Алиев. А сколько вам было лет, когда вы решили, что станете писателем?

Муса Бексултанов. К шестому классу я прочитал всех известных тогда чеченских писателей: Саида Бадуева, Магомеда Мусаева, других. Особенно большое впечатление у меня осталось от поэмы Арби Мамакаева «В горах Чечни». Мне очень понравился ее язык, меня пленили образы. Магомеда Мамакаева я тогда не до конца понимал, потому что он много писал о долге, об обязанностях, а я тогда был еще ребенком. Потом начал читать русских классиков. Особенно мне понравились повести Ивана Тургенева. Я стал сравнивать чеченских и русских писателей, и это сравнение тогда было не в пользу наших авторов. Я испытал некоторое разочарование от нашей литературы. Это была одна из причин, по которой у меня родилось желание писать. Я хотел работать в поэзии и начал писать стихи, в том числе и на русском языке. Что такое рифма, ритмика, я плохо еще представлял. Свои работы никому не показывал. Кроме того, я еще мечтал стать художником. Рисовал я хорошо, в школе все плакаты, все оформление стенгазет поручали мне. К нам домой даже приходила наша учительница, просила моего отца отпустить меня после школы учиться на художника в Ленинград. Отец мне даже думать об этом запретил. Также мне очень нравилась западная музыка, какое-то время хотел стать певцом, но я хорошо понимал, что это не мое.

Саламбек Алиев. Основные жанры, в которых вы работаете, – это рассказ, новелла и повесть. Не задумывались ли еще о том, чтобы создать роман?

Муса Бексултанов. У меня был начат роман, было готово несколько глав, но во время войны рукописи пропали. Если бы они не пропали, возможно, я уже закончил бы его. На вопрос отвечу так: в мире очень много писателей, из них несколько широко известны, также широко известны несколько их романов. Если твой роман прочитают и тут же забудут, если его не будут читать хотя бы пару сотен лет, не лучше ли написать несколько хороших, содержательных рассказов, чем этот роман?

Зарина Алиева. Но ведь в романе можно охватить больше событий, можно лучше осветить жизнь…

Муса Бексултанов. Я уверяю вас, что хороший рассказ может быть более содержательным, чем иной роман… Мне очень нравятся два-три романа Эрнеста Хемингуэя. Я бы хотел быть автором его романа «Прощай, оружие!» Он написал его в молодости, когда ему было тридцать два года. А поздние его романы более слабые. Сегодня, если я засяду за роман, я не смогу отбросить свои годы. Он получится моралистическим.

Роза Межиева. А «Хаджи-Мурат» Льва Толстого?

Муса Бексултанов. Хаджи-Мурат был известным на всем Кавказе человеком… В нашем селе жил давно один старик, Сямби. Я помню его рассказ, как он в детстве вместе со своим отцом проезжал через Гойты и местные девушки раздавали чуреки за упокой души Хаджи-Мурата. Это был человек, которого чтил весь народ… Льву Толстому помогло написать повесть знакомство с Кавказом, встречи с людьми, лично его знавшими. Мне кажется, писатель должен писать о том, что сам хорошо знает. Он должен писать о своем народе, его нравах, истории… Возвращаясь к твоему вопросу, скажу, что романы бывают первичные и вторичные. К первичным, например, относится роман Джойса «Улисс». Многие авторы написали свои романы, подражая этому произведению, но превзойти или даже написать роман такого же уровня не удалось никому. Все эти романы-подражания являются вторичными. Настоящих мастеров прозы невозможно повторить. К таким мастерам относятся француз Морис Бланшоу, японец Кобе Абэ. Роман Абэ «Женщина в песках» невозможно повторить. Если даже написать, сразу станет ясно, что это подражание.
В скором времени планирую написать еще несколько повестей. А рассказы я всегда пишу. Мне очень нравятся небольшие лаконичные рассказы с короткими предложениями. Но я понял, что предложения пишешь не ты, их диктует твой герой…

Роза Межиева. Насколько мне известно, несколько лет назад вас переводили в Европе, издали на нескольких языках. Какова судьба этих переводов?

Муса Бексултанов. Года три назад ко мне обратилась Лула Жумалаева. Она сказала, что с ней на связь выходила одна женщина из Швейцарии, бывший депутат, просила передать мне, чтобы я позвонил ей. По просьбе этой женщины, я отправил ей подстрочники своих произведений. Она издала в Швейцарии три моих книги на немецком языке. Но дело в том, что никто из тех, кто, скажем, живет в Германии и читал эти переводы, не мог понять их… Я благодарен этой женщине, она искренне хотела помочь, но… Она не филолог, не языковед, и переводы у нее не получились. Позже меня перевели на английский язык, и судьба этих переводов такая же. Проблема в том, что нет компетентных переводчиков. Для качественного перевода нужно найти человека, который переводит, скажем, англоязычных авторов на русский, встретиться с ним, передать ему подстрочники, жить в Москве (если переводчик живет там), встречаться с ним каждые два-три дня, обсуждать все непонятные места, нюансы… Только так можно осуществить качественный перевод.

Сулиман Мусаев. В ваших ранних произведениях был один очень интересный герой, Джабраил Эскиев. В новых рассказах он уже не встречается. Он уже сказал все, что хотел?

Муса Бексултанов. Это был герой своего времени. Показать жизнь подростка в советскую эпоху – такова была его миссия. Эту свою миссию он уже выполнил, и в современных реалиях ему не было места.

Сулиман Мусаев. У вас есть сатирические рассказы о современных «героях» – «Схьакхочуш бу…» («Уже подъезжают…»), «Гучувала» («Показывайся»). Вы думаете продолжить этот цикл?

Муса Бексултанов. Недавно я написал рассказ «Оьзда нах» («Благородные люди»). Теперь планирую написать еще один рассказ «И дика нах» («Эти хорошие люди»). Слово «хорошие», конечно, в кавычках. Этих «хороших», «благородных» людей в последнее время развелось очень много.

Саламбек Алиев. Обычно вы ставите дату под своим произведением. Некоторые ранние рассказы написаны в течение нескольких лет, а вот новые произведения вы пишите быстрее. С чем это связано?

Муса Бексултанов. Я хочу, чтобы читатель, прочитав лет через двадцать-тридцать мои произведения, лучше ощутил, понял время, в которое мы живем. Некоторые свои произведения я пишу долго. У меня есть повесть, которую я начал писать еще в девяносто первом году, и она до сих пор не окончена. Когда началась война, я поручил сестре закопать ее в землю и, если со мной что случится, сохранить ее. Потом продолжил работу над ней. Почему я так долго работаю над текстами? Начав какой-нибудь рассказ и почувствовав, что он не идет дальше, мне не хочется все свое время отдавать ему, я откладываю его и работаю над другим текстом. Все свои неоконченные произведения я держу в голове, в мыслях. Потом сидишь с кем-нибудь, разговариваешь, или книгу читаешь, или наблюдаешь за природой – и вдруг неожиданно тебя осеняет мысль, и ты быстро возвращаешься к своему тексту.

Муса Ахмадов. Муса, я хочу раскрыть секрет твоей писательской лаборатории. Муса сначала записывает на листке название своего будущего рассказа и вешает его на стене.

Муса Бексултанов. Да, я вывешиваю на стене названия своих будущих рассказов. Как только оканчиваю работу над очередным произведением, снимаю листок со стены.

Саламбек Алиев. Муса, а вы перечитываете свои произведения?

Муса Бексултанов. Как только мой рассказ или повесть выходит в печати, я в них больше не заглядываю. Очень редко перечитываю. Когда перечитываешь, обращаешь внимание на предложения, обороты, которые сейчас бы уже написал по-другому, и сильно переживаю по этому поводу. Поэтому предпочитаю не перечитывать их.

Саламбек Алиев. А при переиздании ничего не меняете в них?

Муса Бексултанов. Один раз, когда готовилась моя книга, я изменил пару предложении, и все.

Зарина Алиева. У вас есть необычные герои, лишние люди, отвергнутые обществом – Джокол, Юсуп… Почему вы выбираете таких героев? Почему вы вновь и вновь возвращаетесь к таким пресонажам?

Муса Бексултанов. Знаете, зачем нужны такие герои? Чтобы тем, кто отступил от традиций, обычаев народа, стало стыдно перед ними, чтобы они избавились от своих недостатков, пороков. Раньше про народ узнавали по его мужественным, отважным представителям. Такими были Адин Сурхо, Таймин Бейбулат, а также Дерказан Джокол, Овтарханан Юсуп. У каждого времени свои герои. Сегодня свой край прославляют ученые, спортсмены, писатели. А было время, когда самыми достойными своими представителями народ считал абреков. Каждые сто-сто пятьдесят лет жизнь народа меняется. Но в его памяти навсегда остаются те, кто боролся против несправедливости, за свободу народа. Человека, который посвятил свою жизнь счастью народа, люди никогда не забывают, даже если он при жизни не имел ничего, кроме коня и лачуги.

Зарина Алиева. А вот героя твоего рассказа «Сказка о Сарсаке» люди забывают уже при жизни, несмотря на то, что он посвятил себя борьбе против несправедливости…

Муса Бексултанов. Этот человек жил по своему личному кодексу, а не по кодексу народа. Поэтому народ его и забыл.

Зарина Алиева. А Овтарханан Юсуп по какому кодексу жил?

Муса Бексултанов. Овтарханан Юсуп жил и по своему кодексу, и по кодексу народа. Но личный кодекс преобладал в нем.

Муса Ахмадов. Один писатель говорил, что никого не читает, чтобы не подпасть под влияние. Оказал ли на тебя влияние кто-нибудь? Если да, то кто?

Муса Бексултанов. На меня оказали влияние все писатели, которых я читал. Даже газеты (смеется). Большое влияние на меня, как на писателя, оказали Э. Хемингуэй, И. Бунин, И. Тургенев… Я прочитал все произведения Ивана Тургенева, особенно мне нравятся его повести «Ася» и «Первая любовь». Его героини покоряют своей скромностью, из всех них я бы выделил Асю. На начальном периоде творчества на меня большое влияние оказали французские, американские писатели, затем русские классики. Русская литература – одна из лучших в мире: И. Бунин, Л. Толстой, Ф. Достоевский, И. Тургенев, А. Чехов, Н. Гоголь. Николай Гоголь относится к писателям, которых невозможно повторить. Невозможно написать что-либо, похожее на его «Мертвые души».

Роза Межиева. Муса, если бы сегодня представилась возможность экранизировать одно из ваших произведений, какое бы вы выбрали?

Муса Бексултанов. Я, правда, не думал об этом… Но, наверное, выбрал бы «Оьзда нах» («Благородные люди»), чтобы получилась комедия и люди посмеялись. А еще бы я дал экранизировать повесть «Дорога возвращается к началу»…

Сулиман Мусаев. А над чем вы сейчас работаете?

Муса Бексултанов. У меня есть неоконченная повесть. Она вся состоит из образов. Я хочу показать в ней красоту чеченских традиций, обычаев. Работа над ней медленно, но продвигается. Даст Бог, скоро я завершу ее.

Сулиман Мусаев. А какую бы оценку вы дали одному из героев вашей повести «Дорога возвращается к началу», Кахарме? Почему у меня возник этот вопрос – несмотря на то, что он наделен многими отрицательными чертами, Кахарма порой вызывает жалость, иногда даже симпатию. Жалость, например, в том эпизоде, когда его, связанного, с мешком на голове, везут через село, и он взывает к своему врагу, который в этот момент находится далеко, и умоляет не дать увезти себя энкавэдешникам и убить.

Муса Бексултанов. Кахарма – это человек, который не погнушается ничем, чтобы достичь своей цели. Человек, который лишен какого бы то ни было достоинства, кроме мужества. Когда его везли с мешком на голове через село, он взывал к своему врагу Кериму именно для того, чтобы унизить его, вселить в него чувство неисполненного долга, обиды, зная про его благородство. Он ничтожный человек.

Саламбек Алиев. У вас есть рассказ «Аламат». Его героиня, Тайбат, принимает ухаживания Эьдархи, заявив при этом: « Я выхожу за тебя замуж только лишь потому, что в день, когда выселяли целый народ, тебя не было дома и ты не мог противостоять этому злу. Я хотела бы, чтобы в тот день весь народ встал, как один, против несправедливости и не позволил сотворить над собой такое, даже ценой жизни всего этого народа». Вы слышали это от кого-то или же сами вложили эти слова в уста своей героини?

Муса Бексултанов. Мой отец рассказывал об одной девушке, которая жила в Хилдехарое до нашего выселения, – Марем, дочь Умхи. Это была очень красивая и гордая девушка. Очень много достойных молодых людей к ней сваталось, но она всем отказывала. В выселении у нее умерли все братья, и она осталась одна. В Казахстане она вышла замуж за одного бедолагу, сказав ему: «Я выхожу за тебя не потому, что считаю тебя мужчиной. А для того, чтобы у меня появился наследник, который бы смог отомстить за наше унижение». Эти слова, несколько развив и художественно обработав, я вложил в уста Тайбат.

Муса Ахмадов. Муса, а каким ты видишь молодую чеченскую литературу? Есть у нее будущее?

Муса Бексултанов. Есть несколько талантливых авторов, но большинство наших молодых пишет на русском языке. И образы по большей части однотипные – горы, башни… И читает сегодня молодежь мало. Я давно не встречаю на улице людей с книгой в руках. В их годы я читал очень много. В студенческую пору почти не выходил из библиотек. Меня два раза выгоняли с экзаменов, застав за чтением художественных книг.

Лиза Адмисиева. Что вдохновляет вас на создание таких великолепных произведений?

Муса Бексултанов. Как я говорил выше, я очень много читаю русских писателей, зарубежных. Настоящие писатели пишут прежде всего о своем народе – его боли, чаяниях.Каждый писатель должен писать о своем народе, о его хороших и плохих сторонах, ничего не выдумывая, не приукрашая…

Лиза Адмисиева. Но писатель ведь как раз должен выдумывать…

Муса Бексултанов. Да, выдумывать, но в основе его творчества должна лежать жизнь своего народа.

Муса Ахмадов. На дворе двадцать первый век. Многие люди перешли от книг к гаджетам. Ты дружишь с современными технологиями? Некоторые наши писатели перевели свои произведения и скинули на разные сайты.

Муса Бексултанов. Я до сих пор не умею пользоваться компьютером, разве что могу его включить и выключить. И телефон у меня по сей день простой (смеется). И нисколько не переживаю оттого, что мои произведения не переводят на русский и не скидывают на сайты. Единственная моя мечта – это уметь писать на чеченском так, как мне хочется.

Саламбек Алиев. У вас есть лирические произведения, исторические и даже, скажем так, блатные. В последние годы появились и рассказы на военную тематику. Рассказ «Они приходили на рассвете» очень ярко, как мне кажется, показывает трагедию нашего народа. Думаю, сегодня эта тема требует больших эпических произведений. Продолжаете ли вы работать в этом направлении?

Муса Бексултанов. Я сейчас как раз работаю над повестью «Разорванные ветром облака». Сюжет уже, можно сказать, готов. Пишу и рассказы. Проблема в том, что многие люди, когда обращаешься к ним с просьбой поделиться о пережитом в военные годы, замыкаются, не хотят рассказывать. Возможно, не хотят бередить раны, не знаю…

Зарина Алиева. А может, людям не хочется говорить о тех унижениях, что пришлось пережить?

Муса Бексултанов. Я этого не понимаю. Ведь их истории могли бы лечь в основу сюжета произведения, они стали бы просто прообразами вымышленных героев. Нам всем знаком известный русский писатель Варлам Шаламов. Он долго сидел в лагерях, перенес много лишений. Системе не удалось сломить его. При жизни у Шаламова не вышло ни одного произведения. Но он писал, писал обо всем, что ему пришлось пережить. Поэтому мы сегодня имеем свидетельства той эпохи. Также много на эту тему писал А. Солженицын… После нашего выселения была уничтожена и почти вся наша духовная культура. Вот если бы после возвращения грамотные люди из нашего народа записывали и образцы устного народного творчества, и все то, свидетелями чего им пришлось стать при выселении, в жизни на чужбине, у нас сегодня была бы и более развитая литература, и богатый фольклор.

Сулиман Мусаев. Хотя вы пишете на чеченском языке, но внимательно следите и за новинками российской литературы. В каком она состоянии сегодня, на ваш взгляд? Переживает кризис или же, наоборот, на подъеме?

Муса Бексултанов. Сегодня во всем мире наблюдается такое явление, как литература без лица. Выдумывают какие-то фантастические миры, пограничные состояния. В ней, в современной литературе, не говорится о человеке, о его боли, любви, чаяниях. Вы знаете, настоящего писателя можно узнать по одной фразе. Например, я очень люблю перечитывать рассказы В. Распутина. Недавно читал его рассказ «Видение». Там не происходит ничего примечательного, он описывает тропинку за домом, ручеек, лес… Мне очень понравилось там одно предложение: «В старости так больно, когда падает дерево». Меня эта фраза ошеломила. Я почувствовал его состояние, почувствовал в нем близкого мне человека. Чтобы сказать такое, у человека должна быть чистая душа, он должен любить свой народ, природу родного края. Надо нашим молодым авторам читать таких писателей, читать чеченскую литературу, наших классиков.

Муса Ахмадов. Муса, спасибо за интересную беседу. Надеюсь, мы еще не раз встретимся в редакции, чтобы продолжить наш разговор о литературе. Дела реза хуьлда хьуна!

Муса Бексултанов. Дела реза массарна а хуьлда!

Подготовил Сулиман МУСАЕВ

Вайнах №1, 2019. Печ. версия. №3, 2019. Эл. версия

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх