Гилани Индербаев. Социально-исторические и политические предпосылки зарождения жанра драмы в чеченской литературе 20-х годов ХХ в.

До Октябрьской революции чеченский народ, как и многие народы царской России, не имел своей развитой письменной художественной литературы и профессионального театра. Вся духовная культура народа, по существу, была сконцентрирована в его богатом устном творчестве. Народное творчество явилось естественной почвой для появления первых ростков индивидуального творчества. Но на пути возникновения художественной литературы стояли такие препятствия, как бесписьменность народа, отсутствие кадров национальной интеллигенции.

Советская власть, которая окончательно установилась в Чечне в марте 1920 года, пробудила творческие силы широких народных масс, привлекла их к решению важнейших задач социалистического строительства, предоставила широкие возможности для развития национальной культуры. Одним из значительных завоеваний Октябрьской революции для чеченского народа было создание массовой письменности.
Чеченская письменность на графической основе русского (П. Услар, К. Досов) и арабского (С. Гайсумов) алфавитов существовала еще до второй половины 19 века, но в силу отрицательных социально-экономических и политических условий массового распространения не получила. Соответственно в дооктябрьский период не сложилась и развитая художественная литература, хотя сегодня нам известны имена многих чеченцев, занимавшихся художественным творчеством на чеченском и арабском языках.

Действительно, по-настоящему письменность стала доступна чеченскому народу только с приходом Советской власти, но нельзя этот факт увязывать жестко с самим появлением письменности.
Чеченская письменность до 1925 года развивалась на упрощенной арабской графике, а позже – на латинской и русской.

Большим событием в жизни чеченского народа явился выход первого номера газеты «Серло» (1925) на чеченском языке. Газета «Серло» и в том же году созданное национальное издательство явились центрами, вокруг которых начали выявляться и объединяться творческие силы Чечни. На страницах газеты «Серло» начали появляться стихи, очерки и рассказы первых чеченских авторов.

Одновременно с произведениями поэзии и прозы в молодой чеченской литературе стали появляться и произведения драмы. Такое явление, как замечает исследователь чечено-ингушской драматургии Ю.Айдаев, было обусловлено тем, что в фольклоре чеченцев были широко развиты элементы драмы – диалогическая речь, острый динамический сюжет, индивидуализированный язык персонажей. Драматические мотивы в жизни чеченского народа были очень развиты, веками ждали своего воплощения в литературе и на сцене.

Возникновение жанра драмы в молодой чеченской литературе было обусловлено, во-первых, как было сказано выше, многовековым опытом народа, выразившемся в устном творчестве, развитием театральной самодеятельности в Чечне в первые годы советской власти и, наконец, необходимостью возникновения и развития национального театра.
С приходом Советской власти в жизни чеченского народа происходят сложные социально-нравственные процессы. Задачи новой власти, ставившей своей целью воспитание нового советского человека, порождали весьма сложные ситуации, которые невольно способствовали развитию драмы.

Зарождению и быстрому развитию драматического жанра в молодой чеченской литературе способствовали также и самодеятельные театральные кружки, которые возникали в начале 20-х годов в Грозном и районах автономной республики. Эти кружки разыгрывали небольшие пьесы и инсценировки местных авторов. В то время, когда большая часть народа была безграмотна и стояла на довольно низком уровне общественного развития, ни поэзия, ни проза не могли иметь такого эмоционального и агитационного воздействия, как драма. Только драма способна была непосредственно со сцены призывать горцев строить новую жизнь, бороться против устоев уходящего строя, претворять в жизнь мероприятия Советской власти.

Следовательно, лучшей формой участия начинающих чеченских писателей в жизни молодой республики могла быть именно драматургия. Огромное значение имел сам факт, когда на сцене разоблачалась социальная несправедливость старого общества, обнажалось истинное лицо врагов народа и новой жизни. В действиях, словах и размышлениях героев простой плакатной пьесы неискушенный зритель узнавал себя и своих «классовых врагов». Диалогическая «перестрелка» между бедными и богатыми на сцене иногда переходила в зал аульского клуба.
Появление первых драматических произведений в чеченской литературе относится к 1923 году. Это были пьесы «Алибек-Хаджи Зандакский» Д.Шерипова, «Молодая жена старика» И.Эльдарханова и др.

С первых шагов своего зарождения чеченская драматургия ставила и решала острые проблемы. Одновременно со строительством новой жизни в Чечне партия и Советское правительство начали решительную борьбу против «векового невежества», доставшегося освободившемуся народу от прошлого. Во всех сферах культуры решалась проблема нового человека: «Новое искусство рождается вместе с новым человеком» (Бехер И. В защиту поэзии. М., 1959, с.87).

Большое значение для развития молодой чеченской литературы имела резолюция ЦК РКП(б) от 18 июня 1925 года «О политике партии в области художественной литературы». Этот документ явился партийной программой, указывающей, как и в каком направлении должна развиваться советская литература.

В чеченской драматургии начального этапа получили развитие такие драматургические жанры, как социально-бытовая драма, историческая драма, комедия. В создании полнокровного образа героя нового времени чеченская драматургия 20-х годов сталкивалась с серьезными трудностями. Многие писатели еще не видели четко наиболее характерные черты нового времени и нового человека. Еще не устоявшимся, зыбким был материал новой действительности. Чеченские драматурги видели то новое, что приходило в жизнь народа, понимали его положительность и прогрессивность, но еще не умели образно это воплотить в своих произведениях. В первых драматических произведениях были наглядны такие недостатки, как отсутствие психологической глубины характера и логики поступков героев, декларированность, примитивность сюжетов, слабая сценичность.

Начальный период развития национальной драматургии наглядно показывал связь между письменной драматургией и устным творчеством. Говоря о произведениях чеченских авторов 20-х годов, современные исследователи литературы отмечают, что «некоторые произведения вообще целиком строились на материале фольклора или представляли собой литературную обработку народных сказок, сказаний, легенд…» (Очерк истории чечено-ингушской литературы. Чеч-Инг.кн.изд-во, 1963, с.52).
Преодолевая в своем творчестве трудности и недостатки, чеченские драматурги обращались к опыту наиболее развитых литератур, учились осмысливать происходящие перемены в жизни народа, видеть типическое в характере нового советского человека.

Большой школой для приобретения необходимого драматургического мастерства для чеченских авторов явились героико-революционные драмы, созданные в русской литературе 20-х годов. Это были «Шторм» В. Билль-Белоцерковского, «Любовь Яровая» К.Тренева, «Бронепоезд 14-69» Вс.Иванова, «Мятеж» Д. Фурманова и т.д. В перечисленных произведениях были отражены решающие закономерности революционной эпохи, которые были характерны и для чеченской действительности того времени.

Темы и проблемы, которые затрагивались первыми чеченскими драматургами в своих произведениях, свидетельствовали о том, что они находились в тесном соотношении с общей проблематикой советской драматургии 20-х годов.
Острое внимание первые чеченские драматурги обращали и на бытовые темы. Это объяснялось условиями новой советской действительности, идеология которой требовала от литературы и искусства развернуть широкую борьбу с так называемыми «пережитками прошлого».

Многие народные обычаи и традиции, согласно коммунистической идеологии, с приходом Советской власти объявлялись «вредными пережитками», и борьбу с ними должна была вести молодая чеченская драматургия. Особое место среди «пережитого прошлого» занимала кровная месть.
Первым драматическим произведением, в котором затрагивалась тема кровной мести была пьеса И. Эльдарханова и С. Бадуева «Закон отцов».
Действие в пьесе происходит за десять лет до Октябрьской революции и впервые годы после победы Советской власти. Сюжет пьесы очень прост.

В гости к молодому человеку Хамзату приезжает его друг Халид. Хамзат в честь своего друга организовывает вечеринку, куда собралась аульская молодежь. Когда начал танцевать Хамзат (хозяин дома), Халид в порыве веселья и уважения к другу стреляет из револьвера и… попадает случайно в танцующего Хамзата. Хамзат вскоре умирает. Халид, покинув больную мать и молодую жену с ребенком, должен теперь скрываться. Семья тяжело переживает случившееся.
Брат убитого и его родственники (мужчины) понимают трагическую случайность происшедшего, готовы простить Халида. Против прощения Халида выступает мать Хамзата – Кебират.

Последствия закона кровной мести в пьесе страшны: погибли Хамзат, Халид, Магомед, сходит с ума мать Халида – старая Бука.
Примирение кровников стало возможным только с приходом Советской власти.
В начале 20-х годов в чеченской литературе обостряется интерес к истории, к прошлому народа, что было связано с небывалым подъемом национального самосознания народа.
Новые условия, создававшиеся после победы Октябрьской революции, давали народу возможность по-новому оценить исторический путь, пройденный им, осмыслить свою историю, важнейшие моменты национально-освободительной борьбы. Чеченские писатели, работавшие в разных жанрах, обращаются к героическим моментам борьбы народа, в первую очередь к богатому в этом смысле 19 веку.

Первым из них был Денилбек Шерипов, известный в Чечне юрист.
В 1923 году он написал историческую пьесу в трех действиях- «Алибек-Хаджи Зандакский». Шерипов обратился к одному из интересных исторических моментов борьбы чеченского народа за свою независимость – восстанию 1877 года, которое возглавлялось Алибеком из аула Зандак.
По жанру «Алибек-Хаджи Зандакский» можно определить как трагедию. В пьесе более двадцати действующих лиц.
Основной конфликт пьесы – столкновение между колонизаторами и местными угнетателями, с одной стороны, и всем трудовым народом, с другой.

Главной причиной, послужившей восстанию, был аграрный вопрос, борьба за землю. Чеченское крестьянство задыхалось от безземелья. Лучшие земли Чечни были захвачены казаками, переданы русским и чеченским офицерам, всевозможным чинам царской администрации, «верхам» Чечни, которые, ради личного благополучия и обогащения, предавали интересы народных масс.
Время, выбранное для восстания, по мнению руководителей, было самым удачным: Россия была занята войной с Турцией. Что давало надежду на успех.

Во главе горцев стал 27-летний Алибек-Хаджи, который духовенством был провозглашен имамом Чечни. Алибек-Хаджи стал вождем основной массы горцев, потому что был близок и понятен ей, связан с нею плотью и кровью.
В пьесе Алибеку 45 лет, у него есть семья: жена Ану, сын Аласхан и дочь Зайнап.
С разных разных концов горной Чечни к Алибеку стекаются сподвижники. В разговорах собравшихся в полной мере вскрывается колонизаторская сущность царизма в Чечне. Они говорят о жестокости царской администрации, ссылках безвинных людей в Сибирь, унижениях достоинства свободолюбивого горца. Один из героев пьесы, Ума Дуев, говорит: «Мы приготовились: или победить, или умереть в борьбе…»

Стратегия повстанцев такова: захватить царские крепости, находящиеся в горах Чечни, и всеми объединенными силами ударить по крепости Грозная, где сосредоточены основные силы противника.
С военной и политической стороны Алибек-Хаджи выбрал для выступления наиболее удачный момент, но оно не могло иметь успеха: силы были неравны.
Суд приговаривает Алибека-Хаджи и его сторонников к казни. Настоящим приговором царскому строю звучит последнее слово Алибека-Хаджи, произнесенное им на суде.
«Алибек-Хаджи Зандакский» – пьеса историческая. Если к содержанию пьесы подходить с точки зрения методологии, существовавшей в советском литературоведении, то она имеет ряд существенных недостатков: в ней не показана связь восстания горцев с русским освободительным движением, слабо раскрыта роль народных масс в восстании. Народ не показан как главная движущая сила истории.

Мусульманское духовенство и кулаки были крайне недовольны лишением их былых привилегий, привлечением к управлению государством бедняцких и середняцких слоев. Они организовывали в разных селах и аулах антисоветские выступления, всячески старались дискредитировать в глазах бедноты новую власть. О событиях подобного характера повествует драма Магомета Яндарова «Макажоевский имам».
Драма «Макажоевский имам» была написана в 1928 году и поставлена на клубной сцене участниками драматического кружка Грозненского рабфака. В основу драмы легли реальные события, которые в 20-е годы имели место в Макажоевском районе Чечни.
В качестве главных героев в драме «Макажоевский имам» выведены кулаки: Абдулла, Муца, Бакархаджи, Юсуп и др. Заодно с ними и аульный мулла Шуаип. Надеясь справиться с местными большевиками, кулаки провозгласили своим «имамом» Сайпуддина, объявившего, будто ему свыше предназначено возглавить борьбу против большевиков.

Автору драмы особенно удались отрицательные характеры. Их индивидуализации он достигает как внешним описанием, так и речевой характеристикой. Но это – не всесторонняя психологическая индивидуализация, а односторонняя, «социальная». Подобного рода недостатки были характерны почти для всех произведений чеченской литературы 20-30-х годов. Социальное происхождение героя было существенным критерием для его характеристики.
Идеи партии в драме «Макажоевский имам» проводят комсомольцы. Здесь они выступают как основная опора Советской власти.

Комсомольцы Исраилов, Масхал, Асхаб, Усман разоблачают «имамство» Сайпуддина и истинные цели кулачества и духовенства, они способствуют организации разгрома «восстания». Нельзя сказать, что образы комсомольцев удались автору –  они страдают прямолинейностью, схематичностью.
Из положительных героев более полнокровным и правдивым предстает в драме образ бедняка Ножны. Ножна – сторонник и строитель новой жизни, он вступает в словесное единоборство с главарями готовящегося восстания, смело говорит им в глаза правду, но не решается разоблачить их перед всем народом. Автор правдиво показывал половинчатость его психологии.
Пьеса «Макажоевский имам» Магомета Яндарова интересна как первое произведение в чеченской драматургии о реальной классовой борьбе в ауле, о сложностях условий коллективизации и расстановке противостоящих сил.

В 20-е годы в чеченской литературе зарождается и жанр комедии. Его зачинателем в чеченской литературой явился Иса Эльдарханов.
Материалом для сюжета первой комедии Эльдарханова «Молодая жена старика» (1923) послужил фольклорный рассказ. На титульном листе комедии сам автор отмечал: «Написана на основе чеченских рассказов». Создавая образы старого хитрого мужа и его ветреной юной жены, увлекающейся чужими мужчинами, автор использовал приемы, характерные для устного народного творчества.
Содержание пьесы показывает мудрость и находчивость, присущие простому народу. Комедия создана в ярко-выраженной национальной форме.

В другой своей пьесе («Шейх-Махсум», 1928), Иса Эльдарханов сделал попытку изобразить советскую действительность в Чечне середины 20-х годов. Персонажи пьесы представляют собой все слои населения того времени: бедноту, богатеев, духовенство, купечество.
Интересной особенностью пьесы является то, что в ней реальное переплетается со сказочным, условным.
И. Эльдарханов верно уловил тенденции новой жизни, рождение ею нового человека. В этом большая заслуга автора.
Пьеса «Шейх-Махсум» явилась свидетельством заметного творческого роста драматурга. И.Эльдарханов стал удачнее, по сравнению с первой пьесой, строить диалоги. В новой пьесе лучше проявляются характеры действующих лиц.
Речь своих героев автор богато насыщает фольклорными образами, яркими оборотами, афоризмами, пословицами и поговорками.

Отличительная черта новой пьесы И. Эльдарханова – ее открытая злободневность. Драматург увидел и изобразил в своей пьесе процесс социального расслоения чеченского аула, антагонизм между богатыми и бедными, между сторонниками и врагами Советской власти.
Как один из зачинателей чеченской драматургии И. Эльдарханов в своих пьесах не избежал недостатков и просчетов, характерных для ее начального периода.
Чеченская драматургия, как и вся молодая литература, прошла в 20-е годы сложный этап зарождения. В первую очередь писатели учились у народа, осваивая устное народное творчество. Но фольклор, даже исключительно богатый, не мог стать единственным источником полноценной художественной литературы. Поэтому чеченские драматурги учились у литератур, имеющих богатые письменные традиции.

К концу первого этапа развития чеченской драматургии в ней начали формироваться нормы литературного языка. Процесс этот проходил довольно сложно, так как в чеченском языке было много диалектов. Нельзя сказать, что процесс формирования литературного языка, начавшийся в 20-е годы, завершился к нашему времени. Полемика о литературном языке имеет место и сегодня.
Первые чеченские драматурги широко использовали в своем творчестве изобразительно-выразительные средства народного языка., подхватывали неологизмы, которые рождались явлениями новой власти, но они еще в достаточной мере не умели индивидуализировать характеры средствами языка, по этой причине в пьесах преобладала «социальная» характеристика.

Чеченская драматургия с первых же шагов попыталась ответить на самые злободневные, животрепещущие вопросы времени, главным из которых в новых условиях был вопрос избавления народа от «вредных пережитков прошлого».
Если, например, русская литература считала своим первым долгом показать борьбу за Советскую власть и героику труда 20-х годов, то чеченская действительность «требовала» самой активной борьбы за человеческую душу, за очищение ее от «пороков» прошлого, пороков, мешавших строительству новой жизни.

Борьба с кровной местью, разоблачение шарлатанства всяких знахарей, духовное освобождение человека, борьба с безграмотностью народных масс, вовлечение их в совместную общественную жизнь, перевод сельского хозяйства на социалистический путь развития – вот что, прежде всего, волновало чеченскую драматургию. Все остальные проблемы отодвигались на второй план. Не случайно поэтому, что в чеченской драматургии периода зарождения, мы не найдем ни одного героико-революционного произведения, ни одной пьесы о пафосе строительства новой жизни. Эти вопросы поднимались только в 30-е и последующие годы.

Следует отметить, что не все проблемы, которые затрагивались в пьесах отмеченного времени, были вызваны самой жизнью чеченского народа. То, что советская идеология, не вникая в суть явления, объявляла «пережитками прошлого», часто были народными традициями и обычаями, без которых не мог сложиться чеченский этнос.

В многовековой истории чеченцев было много трагических и сложных периодов. Традиции, унаследованные от предков, помогали народу пережить эти тяжелые времена, помогали сохраниться как этносу, помогали не утратить свою национальную культуру. При внимательном изучении национальных традиций и обычаев, дошедших до наших дней, становится понятным тот рациональный смысл, который заложен в них. Хорошо об этом сказал Ахмад Сулейманов, известный чеченский этнограф, поэт: «Как вода, просачиваясь в землю, находит себе известный путь, так естественным путем складываются у любого народа его традиции. Они оттачиваются веками…. Рождение традиций подсказано самой природой. Они появились не вдруг, не с неба упали – они вырабатывались, шлифовались, как и зоркость глаз, чуткость пальцев. Их рождение диктуют условия жизни…». («Куль

тура мира в традициях и обычаях народов Северного Кавказа». – Назрань, 2013, с.149).
Но коммунистическая идеология, которая была на вооружении у Советской власти, не желала считаться с закономерностями, диктуемыми самой природой народной жизни. Установка отвергнуть все «старое» и создать все «новое», в том числе и новую мораль, новую нравственность, новую культуру приводила литературу к схематизму, поверхностному изображению жизни, к ее искажению.

Общим недостатком творчества первых чеченских драматургов следует отметить то, что о Советской власти и ее делах, о победе новых общественных отношений между людьми в их пьесах больше говорится, а не показывается.
Начальный этап чеченской драматургии отчетливо показал наличие естественной связи письменной драматургии с ее народными источниками, поднял важные темы из жизни народа, выявил сильные и слабые стороны мастерства первых драматургов и явился необходимым звеном на пути дальнейшего становления чеченской драматургии.

Вайнах, №1-2, 2015.

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх