Джамиля Товсултанова. Жанр аналитико-полемического выступления в публицистической деятельности Мусы Ахмадова

Публицистика Мусы Ахмадовa интересна и важна с точки зрения тематики и проблематики его выступлений, выраженных в них мировоззренческих и эстетических позиций.
Свое выступление в рамках «круглого стола» журнала «Дружбы народов», названного «Панорама литературы на фоне гор» и прошедшего весной 2006 года в Железноводске, Муса Ахмадов озаглавит: «Наша литература как будто застыла» [Ахмадов, 2006]. По жанру этот текст следует отнести к такой разновидности публицистики, как «слово», «речь», «публичное выступление».
Главную тему из многообразного комплекса важнейших проблем литератур народов Северного Кавказа, обсуждавшихся на данном мероприятии, можно свести к вопросу о соотношении национального и общечеловеческого, основных приоритетах, которые волнуют современное общество Северного Кавказа. Как правильнее всего квалифицировать эти два, казалось бы, взаимоисключающих понятия? Действительно ли они исключают друг друга или, напротив, взаимодополняют? Являются ли они антагонистами или протагонистами?
В целом публицистика Мусы Ахмадова интересна подбором общественно значимых тем и проблем. Заявленные в них эстетические и миросозерцательные позиции меняются в соответствии с духовной эволюцией самого писателя.

Характерной чертой его публицистических произведений становится понимание сопричастности к делу сохранения национального самосознания чеченским обществом. Публицистика М. Ахмадова отличается вместе с тем установкой на просветительство, которое понимается как необходимость сохранения родного языка и традиций, повышения общего культурного и профессионального уровня искусства и литературы. Публицистика М. Ахмадова злободневна, и потому находит широкий отклик у читателей. Он исходит из того, что публицистический текст – это прямой разговор c современником, который может быть успешным только тогда, когда публицист не только распознает общественные настроения и потребности, но и способен противостоять негативным явлениям, бороться с ними, полемизировать с противоположными мнениями, вносить коррективы в общественное мнение.

В публицистической деятельности М. Ахмадова следует выделить два стилевых типа: статья обличительная, полемическая, и статья аналитическая, исследовательская. Оба типа зачастую тесно переплетаются, пересекаются между собой. Форма интервью и диалога также оказывается весьма продуктивной для публицистики М. Ахмадова.
В центре многих его публицистических выступлений – люди, которые находятся в постоянном духовном и нравственном поиске, гармонии с природой и человеком.
Муса Ахмадов – выдающийся прозаик, драматург, литературный критик, редактор, публицист, просветитель. Его издательская, писательская и публицистическая деятельность отличается гражданским темпераментом. Литература для него – это поле сосуществования художественного и социального, где человеческая совесть  – неотъемлемый атрибут творчества.

М. Ахмадов в начале своего выступления на «круглом столе» в журнале «Дружба народов», анализируя текущие проблемы национального духовно-нравственного и словесного творчества, с горечью  отмечает сложность времени, когда «рыночный хаос» и трагические события двух разрушительных войн негативно отразились на всей чеченской культуре и затормозили творческие поиски национальных писателей и интеллигенции. М. Ахмадов также обращает внимание на то, что в послевоенной республике сильно возросло количество людей, которые занимаются разными видами искусства. По мнению публициста, этот всплеск творческой активности не случаен, так как именно сочинительство, рисование, пение, танцы позволяют избавиться народу от тяжелых переживаний.

Муса Ахмадов отмечает, что эти произведения не претендуют на высокую художественность, они откровенно слабы. И тем не менее литературная ситуация в республике такова, что читатель может ознакомиться с ними в периодической печати, на страницах журналов и газет. Книги издаются либо за счет авторов, либо за счет спонсоров, когда редактирование и рецензирование не играют той важной роли, какую они играли в советском книгоиздательстве. То есть работа республиканских творческих союзов была заморожена. Многие художественные книги чеченских авторов либо не издаются вообще, либо издаются очень малыми тиражами, не проводятся мастер-классы, семинары для начинающих и молодых писателей. Так, например, не было издано ни одной книги основоположников чеченской национальной литературы Саида Бадуева и Магомеда Мамакаева. Озабоченность писателя свидетельствует о его неравнодушии к судьбам литературы отечества.

Публицистическая речь М. Ахмадова образна, метафорична, порой отличается страстностью, даже пристрастностью: «Данные 30 лет словно выпали из жизни чеченской литературы, и она как будто застыла. Авторы, вошедшие в чеченскую литературу в конце семидесятых годов, активно пишут книги, тем самым осваивая творческие горизонты. Следующее за ними поколение, как и прежде, тринадцать лет назад, все еще подает надежды, хотя это уже сорокалетние люди, a многим – и за сорок. A за ними, к сожалению, не видно серьезно пишущих авторов» [Ахмадов, 2006].
Писатель-публицист объективен, он не сгущает красок, отмечая и позитивные моменты: «Положение начало более или менее выправляться c 2002 года, когда заново начали регулярно издаваться литературно-художественные журналы «Вайнах», «Орга», детский журнал «CтелаIад», a c 2004 года – новые издания: «Гоч», «Нaна». На основе этих журналов стали объединяться творческие коллективы и пишущая молодежь, так что в «количественном отношении наш писательский цех стал расти» [Ахмадов, 2006].

Муса Ахмадов приводит в связи с этим высказывания авторитетных национальных критиков и литературоведов. Созвучна мнению Ахмадовa и мысль редакторa «Орги» Э. Минкаилова о невысоком художественном уровне произведений современных республиканских писателей. Отчасти прав исследователь чеченской литературы и одновременно публицист Г. Индербаев, который отмечает: «Современная национальная литература приобрела массовый характер. Несомненно, чеченскую литературу создают все кому не лень, а также кому не жалко чернил и бумаги. Тот, который «сочинил» два-три слабых рассказа, – писатель; тот, кто пересказал содержание этого «рассказа», – литературовед, критик» [Индербаев, 2004.].

Публицистическая позиция Мусы Ахмадовa отличается принципиальностью.  Еще более смелы, глубоки и профессиональны его оценки следующего положения вещей: «К сожалению, и многие общественные деятели, государственные чиновники, да и многие читатели видят ценность литературного произведения в его оперативном реагировании на происходящие события. Это задача журналистики, a не художественной литературы. Безусловно, писатель, тем более – чеченский писатель, не может самоустраниться от реальной жизни, но его отклик на происходящее должен быть опосредованным, выраженным в художественных образах» [Ахмадов, 2006]. Неизбежный для периода кризиса утилитарный и слишком прагматичный подход к роли СЛОВА в его  многочисленных и разнообразных функциях должен уступить место литературе в самом большом и высоком смысле, в первую очередь в его эстетической функции.

М. Ахмадов пишет о самых острых и наболевших проблемах, не смягчая ситуацию, не избегая полемических вопросов, не уходя от них в сторону: «И поэтому сегодня, когда разрешено говорить и писать все, оценка того или иного произведения по смелости высказываний, мягко говоря, ненаучна» [Ахмадов, 2006].
Разговорная лексика автора-публициста придает стилистике текста непосредственность, но одновременно не лишает текст четких и ясных формулировок, свидетельствующих о критичности и аналитичности мышления ее авторa: «Но у нас все перемешалось. При этом не имеется критериев оценки произведения, не дифференцируется настоящая литература и имитация. Более того, имитаторы проявляют особую активность, навязывая обществу свой продукт, устраивая различные мероприятия в свою честь». Писатель-публицист проявляет принципиальную позицию и по отношению к некоторым особенностям национального менталитета, связанным с завышенной самооценкой, а не взыскательностью, направленным, действительно, на определенную саморекламу и самоутверждение не самым достойным способом.

Данный публицистический текст Мусы Ахмадовa, довольно компактный по объему, отличается четкой и хорошо продуманной структурой, где каждый тезис приобретает развернутое и концентрированное воплощение.
Все структурные части логически дополняют друг друга, в частности, завершающие первую часть текста выводы обобщают весь совокупный опыт Мусы Ахмадовa не только как писателя, публициста, но и как социологa и этнопсихологa: «Происходящее в литературе – зеркальное отражение того, что происходит в реальной жизни, где все перемешалось: добро со злом, преданность с предательством, дозволенное с запретным» [Ахмадов, 2006].

Литература:

1. Ахмадов М. Наша литература как будто застыла // Панорама литературы на фоне гор. Круглый стол «Дружбы народов», 2006.
2. Журавлева О.А. Феномен Кавказа в российской литературе и публицистике последних десятилетий: автореф. дисс. канд. филол. наук. – Майкоп, 2008. 21 с.
3. Здоровега В.И. Публицистика, ее природа, общественная роль, гносеологические и психологические основы: автореф. дисс. докт. филол. наук. – М., 1970. 62 с.
4. Индербаев Г.В. Чеченская литература: итоги XX в. и перспективы дальнейшего развития. (По материалам «Круглого стола») // Вайнах, 2004. № 6.

Вайнах №11-12, 2016

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх