20.01.2016

Древнейшие инструменты политики…

Книга222В продажу поступила книга Р.К. Ясакова «Древнейшие инструменты политики: террор, подкуп, религия и язык» (Санкт-Петербург, 2015, 294 с.). Автор собрал и проанализировал огромный материал, охватывающий Кавказ, Европу, Среднюю Азию, Ближний Восток, Северную Африку, и представил историко-политологические очерки, в которые включены «отдельные эпизоды как из прошлого древних царств (Египта, Ассирии и других), так и фрагменты из средневековой истории персов, византийцев, хазар, арабов, армян, евреев и северокавказских этносов». Читателям будет интересно ознакомиться с приведенными случаями использования властителями Египта, Ассирии, Римской империи и других древних царств таких действенных инструментов политики, как подкуп, террор, религиозные верования и ассимиляции покоренных народов.

В этой книге приведены некоторые случаи коварства, жадности и чрезмерной жестокости, проявленные крестоносцами на захваченных ими ближневосточных землях. Ордена крестоносцев Англии, Франции, Германии и Италии, созданные под эгидой Римских пап, были признаны распространить католицизм по всему Ближнему Востоку. «Талантливый предводитель мусульман султан Египта и Сирии Саладин вынудил крестоносцев покинуть Палестину в конце XII столетия», – пишет автор

.
Для читателей Северного Кавказа и Чечни наибольший интерес представит материал, посвященный долгой, изнурительной, почти 300-летней арабо-хазарской войне, в которую были вовлечены все народы Северного Кавказа, в том числе и предки чеченцев, известные в то время под названием «восточные аланы» (VII-X вв.). Одно перечисление разделов раскрывает суть и содержание текста: «Начало арабо-хазарских войн», «Походы арабских полководцев Джерраха и Масламы на Северный Кавказ против хазар и алан», «Походы Мервана на Северный Кавказ против хазар, дагестанцев и алан», «Алания как субъект интересов трех империй: Византии, Хазарского каганата и Арабского халифата» и др.

Здесь же раскрыт и маршрут продвижения иудеев на Северный Кавказ. После их изгнания из Византии они перебираются в Иран и, приняв участие в маздакитском движении, подверглись гонениям в Иране и бежали в Хазарию. Через некоторое время (IXвек) они захватывают власть в Хазарии. Традиционно Хазарское государство приписывают к тюркам, а некоторые исследователи ошибочно – к иудеям. На самом деле это было многонациональное государство народов Северного Кавказа и они же являлись основными защитниками Хазарии в тот период. В Хазарии наблюдается веротерпимость – свободно могли соблюдать все религиозные обряды мусульмане, христиане, иудеи и язычники.

В завершении работы предпринята попытка развенчать традиционный миф об иранском происхождении современных осетин. Автор книги выражает свое несогласие с гипотезой, по которой единственными физическими потомками алан были объявлены ираноязычные осетины. Тюркоязычные балкарцы и карачаевцы также считают себя прямыми наследниками алан. В отличие от них, чеченские исследователи (алановеды) не отрицают, что ираноязычные осетины, тюркоязычные балкарцы и карачаевцы по антропологии, по крови, по культуре и обычаям, а также по территории действительно являются наследниками алан, но не по языку. Язык они сменили в сложный период катаклизмов, т.е. в период нашествия чингизидов и Тимура. Часть алан, живших на территории Осетии, переняли иранский язык среднеазиатских согдийцев, поселенных здесь для охраны Дарьяльского ущелья (Аланских ворот). Что касается балкарцев и карачаевцев, то их тюркизация произошла в то время, когда чингизиды загнали в горы часть тюркоязычных половцев, живших в нынешнем Ставропольском крае. Кстати, балкарские и карачаевские ученые сами пишут об этом.

Дело в том, что автор книги исходит из того известного факта, по которому все письменные источники включают в состав Аланского государства территорию нынешних пяти республик: Чеченской Республики, Ингушетии, Северной Осетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и плюс Пятигорье. Кроме того, средневековая материальная культура алан (башни, склепы, светилища, одежда, оружие, украшения и т.д.) едина для Чечни и всего Центрального Кавказа, сложилась в границах знаменитой кобанской культуры I тыс. до н.э. и является ее генетическим продолжением. А принадлежность кобанской культуры к аборигенам ни у кого не вызывает сомнения.
Имеется определенное количество чеченских слов в осетинском, балкарском, карачаевском языках и значительный пласт чеченской топонимики и гидронимики в Северной Осетии, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии, каторый мог запечатлеться там только в древности и в период раннего Средневековья. В осетинском языке сохранились все гортанные звуки нахского языка, которых нет в иранском. Очень важно и то, что текст аланского языка, дошедший до нас на Зеленчукском надгробии и считавшийся ираноязычным (осетинским), более удачно расшифровывается на чеченском языке (См. сб. ст.: Чеченский архив. Вып. I. Грозный, 2008). Столица Алании – Магас – также находилась в Чечне. Поэтому  Р. К. Ясаков приходит к выводу, что физическими потомками алан, сохранившими свое исконное нахоязычие до наших дней, являются чеченцы и ингуши. Автор считает, что чеченцы имеют не меньше прав к приставке «Алания» и словосочетание Чеченская республика-Алания никому не будет резать слух.

Книга представит интерес не только для историков, этнографов, религоведов, но и политиков, политологов и политтехнологов. В ней встречаются опечатки и некоторые неточности, которые не умаляют ее значимость.

Хаджи Хизриев

Вайнах №11-12,  2016

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх