Боль, пронесенная сквозь время…

Своими воспоминаниями о том далеком и трагическом для всего чеченского народа феврале сорок четвертого с Мадиной Сосламбековой поделилась ее мама. Автор , подготовивший данную публикацию, излагает эту историю от лица своей рассказчицы.

…Меня зовут Мадина Сосламбекова, маму мою зовут Маржан, а отца звали Гилани. Мы родом из села Янди Ачхой-Мартановского района. Мои родители 23 февраля 1944 года были депортированы из селения Суорота, что располагалось тогда в нескольких километрах от Саъди-К1отара в горах. Родственники мамы – уроженцы аула Босах Чеберлойского района. Ее девичья фамилия – Магамадова, отца ее звали Ч1окка, а маму (мою бабушку) – Хутмат (Хута). В память о той страшной трагедии, постигшей наш народ в роковое утро 23 февраля 1944 года, хочу привести воспоминания мамы.
Трагическим стечением обстоятельств родителей моей мамы в 1944 году повезли в Павлодарскую область Казахстана, а сама моя мама, с братьями – попали в Семипалатинскую область. Каждый день дети ходили на железную дорогу, где разъезд. Они ждали отца с матерью… Шел уже второй год их разлуки, и все равно – не было конца ожиданию этой встречи в детских надеждах, грезах и мечтах. Мама рассказывает, как мальчики плакали, прося Всевышнего, чтоб он свел их с отцом и матерью. «Везан Дела, уьш тховса тхох схьакхетахь, тхо тховса лийр делахь а, тхан дай-наний тхох схьатоха Ахь!» – вот такая мольба к Всевышнему не сходила с уст детей.

Моя бабушка и ее золовка Сепихат были вместе, когда их везли в скотских вагонах в заснеженные степи Казахстана. В поезде прошел слух, что отцепляют вагон с больными и, если находились родственнки, то больных отдавали на их попечение. Бабушка с маминой тетей пошли смотреть на этих несчастных, и не было предела их радости, когда они нашли среди последних моего дедушку Ч1окку.
Сепихат, тетя моей мамы, на момент депортации жила с ними, так как ее мужа арестовали, обвинив в дезертирстве. Она была замужем в то время в селе Бути. В эти злополучные дни бабушка моей мамы и Сепихат с двумя детьми (два мальчика) гостили у другой тети – Зулихан, так как мужа той не было дома. И лишь десять дней спустя после начала депортации их выслали в Киргизию – их дом этот находился в такой глуши села Алхазурова, что сподручные Берия и Сталина еле до них добрались. Таким образом, семью разбросало в самые разные стороны в ссылке.
Хотя моей маме тогда было лишь одиннадцать лет, ссыльная жизнь сделала ее не по годам взрослой. Она совершенно по-взрослому ухаживала за своими младшими братьями.

Однажды, когда они сидели у железнодорожной насыпи, проезжал маленький товарный поезд, и у разъезда с него сошли три человека. Они подошли к детям. Узнав, что чеченцы, спросили, чьи они. Дети сказали, что у них нет родителей. Тогда взрослые еще больше заинтересовались их судьбой. Наконец мама все им рассказала – как они здесь оказались, как они с родителями расстались. Один из мужчин сказал детям, что он только что едет от их родителей. Но ребята подумали, что он их обманывает. Мама, с ее слов, вообще расплакавшись, убежала. Но мужчина догнал ее и рассказал, что он два дня провел с ее родителями, что ее мама и отец с ума сходят от тоски по ним, а бабушка плачет целыми днями.
Эти люди и помогли воссоединиться нашей семье. Они пошли к коменданту, объяснили ситуацию, сообщили родителям, где дети.
Первой к детям приехала моя бабушка с младшей сестрой мамы, которая была тогда еще младенцем на руках. Спустя неделю приехали отец и тетя. Стояла осень, вот-вот наступит зима, а не было никаких запасов еды, одежды.Жить тоже было негде. Отец решил, что срочно нужно перебираться в Караганду, поскольку там находились родственники. Собравшись, все вместе выехали, но по дороге решили заехать к другим родственникам. Да так у них и застряли на какое-то время.

Постройка, где они проживали, оказалась довольно большим бараком. В нем, по воспоминаниям мамы, жило десять-двенадцать человек. И если добавить сюда семью мамы (а это еще семь человек), получается целых девятнадцать человек! И вот, продукты были уже на исходе. Да и какие были в то время продукты?! – горсточка муки на человека, и ту ели не досыта. Вот и решили отправить маму с тетей Сепихат в Павлодар за мукой. Там им нужно было продать кое-что из вещей и на вырученные деньги купить муку.
Когда мама и тетя продали вещи и купили все, что было нужно, вернуться сразу не получилось. Из-за бурана они застряли в Павлодаре на несколько дней. Когда буран стих, мама с тетей сразу же отправились в обратный путь.
По возвращении их ждала страшная картина: все, кто находился в бараке, от истощения не могли встать и затопить печь. Дверь покрылась толстым слоем льда, и мама с тетей ее еле открыли. Эта хрупкая женщина и маленькая девочка одиннадцать лет не в силах были им ничем помочь. От холода и голода там умерло пятнадцать человек.
«Они умирали у нас на глазах, один за другим, – каждый раз плачет мама, вспоминая эту трагедию. – Мы с тетей даже не могли их похоронить, прямо в снегу делали углубления и закапывали. В этот несчастный день для них не было ни помощи, ни сострадания, кроме как от Всевышнего».
«Почему я не умерла в те дни вместе с ними, там?!» – горько плачет мама и по сей день…

Подготовил Арби Падаров

Вайнах, №2, 2014.

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх