Бекхан Хизриев. Во мне еще остался детский смех… Стихи.

Хизриев Бекхан222Родился в 1995 году в Калуге, среднюю школу окончил в Новгороде. Там же поступил в НовГУ, на информационно-технологический факультет; в связи с переездом на родину в начале 2014 года, перевелся в ЧГУ, на факультет менеджмента. Пишет стихи с детства, пробует свои силы в прозе. Любимые имена в русской поэзии: М. Лермонтов, А. Блок, М. Цветаева, А. Ахматова. Публиковался в газете «Уверские зори» (г. Новгород, октябрь-ноябрь 2012 года). В журнале «Вайнах» публикуется впервые.

Во мне еще остался детский смех…

***

Кошмары прошлых лет, обрывки памяти…
Израненный, куда-то убегал, крича,
Вдоль стен высоких, испещренных граффити:
«Беги! Но не найти тебе причал»…
Те, что из из окон – смехом в спину – жаждали
Конца… их лица будто вымыли в крови…
С небес, все чаще, только капли падали…
Но вдруг увидел яркий свет вдали.
ОНА была тем светом и причалом.
Я все сильней бежал, дыханье сбив…
И попросил у неба лишь о малом:
«Побереги Ее»…
И дождь затих…
Исчезли эти люди – смех не слышен мне –
И стены, будто смытые дождем…
Уже без сил, упав, я слышу в тишине:
«Вставай, родной, все позади! Пойдем»…

***

Я ключ от Ада положил в карман,
В тот день, когда слеза ее стекала,
Безжалостно разрушив светлый храм…
Но дьяволу во мне казалось мало.
Я помню эти крики, взгляд отца,
Мое неповиновение, обиды…
Мне больно, что играл всегда глупца,
А на душе – тату с крови набиты.
Под утро убегал, схватив пиджак…
Чтоб не проснуться под шаги их боли.
Нет, я не видел в этом добрый знак,
Но чувствовал знакомый
привкус соли.
И поневоле сны терялись… Мам,
Я не прошу прощения – не вправе…
Клянусь, за все отвечу, знаю, сам –
Я не достоин вас,
пусть держат в лаве…
Ваш сын не смог стать Кем-то…
Весь мой мир
Был собран из обрывков
моей памяти.
Навечно ваш NikTo из мира лир.
Меня, увы, теперь уж
не исправить и…
Все.

     ***

Да, я был слаб,
зажат тисками, только…
Во мне еще остался детский смех,
Осталась жизнь, ее хватит настолько –
Чтоб вытащить из дьявола весь грех.

        ***

Обреченные крики чаек
Через мили мне в уши летят,
Слаб от недозакрученных гаек,
В голове моей мысли не спят.

Этой ночью возможно паденье,
Как и прошлой, учусь привыкать,
Не знаком с бледным
чувством смиренья,
Не умею с собой воевать.

Но я слышал, что море все лечит,
Да, друзья мои, просто нырнуть –
Пока жизнь в меня стрелами метит,
Попытаюсь я в море уснуть.

Но вернусь, и не раз, обещаю,
Белым облаком в ваши дома,
Отпущу правду с ветром, растаю…
Чтобы вновь наступила зима

В душах тех, кто бросал в меня бомбы –
За спиной слыша шепот их ртов…
Загоню их в свои катакомбы,
Пусть гниют! Ночи дышат без снов!

Вероятно, тогда им понятен
Буду я и убитые дни…
Мне не смыть с себя крови их пятен
Будет. Смейся уже! И, умри…

Письмо

Привет со дна тебе, моя родная!
Как жизнь твоя?
И как там город твой?..
Пишу тебе с далекого я края,
который для меня не стал родной.
Тут жарко,
но меня морозит малость…
И согреваюсь памятью тех дней.
Мне девятнадцать,
а в глазах усталость –
Все потому, что память – как репей.
Почти не сплю,
а если сплю, то мало…
я у окна любуюсь тишиной,
Перебирая прошлое устало,
пытаясь уничтожить в себе гной.
я чаще лишь молчу, следя за миром,
и, знаешь, разучился видеть смех…
Ты остаешься для меня кумиром
(хоть понимаю, это смертный грех).
И скоро вновь
рассвет суетной жизни,
а ты прости, но мне пора на дно…
пока обрывки памяти не сгрызли…
До встречи, но не в этой жизни. Все.

***

Я больше не бегу, сбивая ноги,
я перестал мечтать и ждать чудес…
Все чаще понимаю – малы сроки,
и все сильнее сдавливает пресс.
Быть может, повзрослел,
убил те сказки,
что слышал с детства
из знакомых уст,
и почернели радужные краски…
Ломает душу, слышу жуткий хруст…
Я пуст, захоронив все ваши чувства,
и мне не вспомнить теплоту любви…
Плыву – а под водой
кошмарно густо…
Понять бы слово странное – «Живи!»

***

Не я залил себе бетоном чувства,
не я пустил по венам эту боль.
тиски сжимают
до безумства, хруста…
Из десяти – за жизнь я ставлю ноль.

Кольцо самсары баловало морем,
Что вытекало каплями из глаз;
Я бы бежал
бескрайним добрым полем,
но силы на исходе… значит, пас.

Себя не спас, теряя в ночь рассудок,
я, как герань, что прячется в тени,
ты удели мне малость – пару суток…
Прижми… скажи,
что сильный и… иди.

      Мы останемся просто историей…

Мы останемся просто историей,
среди пыли, бетона домов…
Том закрыт – он на полке с агонией.
Друг без друга, вдобавок – без слов.

Станем тайной, усыпанной криками,
что так часто я слышу в себе,
в ночь, кварталами, парками, ликами – ты вдали.

В то же время – везде…

Отпустил… убегая от памяти,
Но душа к тебе снова идет…
Не скажу, что мне это не нравится.
Все проходит – и это пройдет…

***

Вслед за чайкой, стремится душа
к неизвестной, знойной свободе.
Я налью себе чай, не спеша,
и оденусь теплей, по погоде…
Изгибая дома, мимо лиц…
мимо луж устремлюсь, как обычно…
капюшон – чтоб глаза свои скрыть –
мне так легче и, знаешь, привычней.
Ветер вновь возвратит мои сны,
что так преданны
прошлым моментам,
болен с нашей той давней весны –
ведь я стал ее экспериментом.

***

И казалось мне – вот он, причал…
когда птиц мы с тобой провожали,
я запомню тот старый вокзал –
то, что я не вернусь, мы не знали.
Ровно год, и твой город во мне –
эти улицы, арки, улыбки…
Я вернусь. Но пока я на дне…
Изучаю мелодию скрипки.

***

Там, на фото я всем улыбаюсь –
мне двенадцать – дышу и живу.
Там застенчив, немного стесняюсь
объектива, но слабость держу…
Верю в лучшее, верю моментам,
каждый день дарит стимулы жить –
как герои из книг, киноленты –
и не думал о том, чтобы выть.
Это прошлое где-то за кадром,
в светлых днях улетело на юг…
я сегодня так близок с квадратом –
с тупиком, что кидает на круг.
Стиснув зубы, сжимая ладони, –
кровь из глаз! – продолжаю идти.
Перестал примерять себе роли –
на плечах свою начал нести.

***

Ты в курсе, что вдох не наш…
я один выдыхаю психоз.
Не будет уже, как в тот раз –
больно колется тысяча роз…
Я запомнил твой город, тебя…
Те огни, что сулили нам веру.
На replay* – все, на сердце скрепя.
я не тот, кто в слезах знает меру.
Все забудется тихим дождем,
только ты мне продолжишь сниться.
И под титры мы тихо уйдем –
это все. Нам пора проститься.

***

Отпустил самолеты. Простил.
Только в память, на дно осело.
Разве где-то неправильно жил?..
Что я должен был сделать –
чтоб грело?..
Отдавая, по каплям, себя –
получал только в спину заточку…
И прощал – но зубами скрипя.
Отпускал, и в конце ставил точку.
Только тщетно и поздно – я мертв.
От безумия – боль и усталость.
В этой жизни из списков я стерт…
А до счастья была только малость.

Replay*(англ.) – переиграть.

Вайнах №3-4, 2015.

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх