Асламбек Абдулаев. Стихи

Асламбек Абдулаев222До весеннего мая

До тебя, до весеннего мая,
Доживу, доберусь, дотянусь.
Полной грудью со страстью вздыхая,
Его силы цветущей напьюсь.
Под созревшей и яркой черешней,
Наслаждаясь, в тени насижусь.
А затем, как мальчишка безгрешный,
За плодами я вверх потянусь.
Алым соком испачкаю щеки,
Превратившись опять в пацана.
Не признают меня мои тети,
Что когда-то журили меня.
Будут люди, деревья другие,
Только май вновь прибавит огня.
Мы весенние с ним и родные.
Доживу – и он встретит меня!

Терлой-Лам

Здесь обретает смысл слово
В значенье гордом – высота.
Величье гор всегда сурово,
Но откровенна красота.
К созвездьям тянутся вершины,
Среди которых – Терлой-Лам.
Тех благородных гор мужчины
Сродни по вольности орлам.
К созвездьям тянутся вершины,
А горцы тянутся к друзьям.
Гламур не красит здесь мужчину,
Себя поступок ценит сам.
В их честь пою я эту песню,
Во славу горных тех вершин.
Друзьям в подарок, не для лести,
Я ваш, ведь я из вас один.
Благодарю судьбы природу
За этот солнечный союз.
Желаю счастья Терлой-роду,
Я этой дружбою горжусь!

Розе

Для красоты бледна, по сути, проза,
Как минимум – поэзии строфа.
Глаза, черты и формы ваши, Роза,
Все в образе одном не просто фарт.
И пусть меня простит
за факты серость,
Но жемчуг отличим от всех камней.
А если в нем душа, то эта прелесть –
Ниспослана украсить мир людей!

Юмор горца

Имперским зноем обожженный,
Горевший в нефтяных боях,
В степях казахских зарожденный,
Черствею в траурных дворах.
К речам, чуть слышным,
не привыкший,
Я обжигаю чей-то слух.
Да, с виду стал немного пышным,
Но не от счастья я распух.
Мой юмор дерзок и не мягок,
Я извиняюсь за себя,
Ну а с моралью все в порядке –
Не русский, просто горец я.
Я горец! Слог мой режет уши,
И чересчур строка резка.
Но есть и те родные души,
Которым боль моя близка.

Чертова дюжина

Как надоели мы друг другу!..
Людская плоть рождает зло.
И распри, зависть – все по кругу,
Кому-то в чем-то не везло.
Счастливый руку не протянет,
И оппонент с ним во врагах,
И дружбы доброй вера вянет,
Скинхед с нерусским на ножах.
Скажи, родной, мне, что за дело
Тебя на подвиги зовет?
Ты хочешь в беса верить смело,
Пускай, коварный, кровь он пьет.
Трещит политики система,
Ведь на кону весь род людской.
Не метеор, а беса схема
Расколет шар во мгле ночной.
Идет тринадцатый. Участья
От страшной дюжины не жди.
У матерей не будет счастья,
Пока есть плаха у судьи.

Честь и слово

Уметь стрелять – не значит «воин»:
Осел в доспехах – не солдат.
Мужчиной быть лишь тот достоин,
Кто честь и слово не продаст.
Длиной клинка не мерят храбрость,
Размер – еще не результат.
Бравада – часто та же слабость,
А не парад твоих наград.

Хищник

Подчиняет, разрушает, ищет,
Шар земной в колонию прибрав,
Самый страшный на планете хищник:
На земле он царь, и, значит, прав!
Он шагает по планете пленной,
И желает космос покорить,
Чтобы он один во всей вселенной
Мог владыкой полноправным быть.
Остальное все второстепенно,
Продолжает в страхе трепетать.
И царек считает непременно,
Что ему от Бога эта власть.
Победителей, конечно же, не судят.
В животе – любой деликатес.
От одной планеты не убудет,
Если хищник все живое съест.
Если пилят лес и травят воды,
Если из морей кричит дельфин,
Ожидайте, хищники, невзгоды:
К нам грядет глобальный карантин.

Народ

Песня

Я в мужестве твоем не сомневался,
Народ чеченский, у тебя в крови
Еще запас терпения остался,
В аду спасенный силою любви.
Я видел сам: врачи из-под бомбежки
В больницу двух мальчишек привезли.
Я видел их кровавые ладошки
И лица их, черней самой земли.
Свидетель Бог: при виде этой пары,
С носилками встречая у дверей,
Испуганно застыли санитары,
И доктора кричали им: «Скорей!»
Читатель мой, я твой покой нарушу:
Тот младшенький,
трехлетний мальчик, тот
Воды просил… у старшего наружу
Осколочным был вывернут живот.
От смертной пытки
повзрослев невольно,
Губами, почерневшими, как ночь,
Шепнул он: «Доктор,
мне совсем не больно.
Сначала надо младшему помочь».
Я в мужестве твоем не сомневался,
Народ чеченский, у тебя в крови
Еще запас терпения остался,
В аду спасенный силою любви.

Катар-Юрт

Песня

Отсюда шел к звезде манящей,
Сюда летел издалека!
Тут в каждом камне – память наша,
В земле – родное ДНК.
Здесь прадедов следы остались,
Витает всюду дух родной.
На свет отсюда появлялись
И уходили в мир иной.
Селом тебя не называю,
Очаг мечты, души приют.
Столицей сердца я считаю
Мой славный, гордый Катар-Юрт!
Отличен ты своим уставом,
Что писан предками до нас.
Внимал традициям ты старым
И не менялся через раз.
Зовешь ты аурой волшебной,
Здесь труд и мужество царит.
Река Нитха водой целебной
Любому душу оживит.
Хвала создателю Вселенной
За то, что можем мы пока
Душою вечной и нетленной
Лететь домой издалека.

Жестокий приговор

Соседи наши по планете –
Животные… В чем их беда?
Как много их на белом свете,
Приговоренных без суда.
– Я тоже матерью рожденный, –
Мычит обиженно бычок, –
Стать вашей пищей обреченный,
Когда отбуду жизни срок?
А кто судья? Судья – кто судит.
И я, выходит, не у дел.
И сам же есть меня он будет,
И мой определит удел.
Меня он пустит на котлеты:
Его вердикт всегда жесток.
И содрогается планета,
Где человек – и царь, и бог.

Вас «ушли»

Драматичной судьбы моей
славные парни,
Не страницами – главами я вас терял.
Стали жизни тома и пусты, и бездарны,
Будто я свою жизнь с седины начинал.
Вас «ушли»… Но закон вашей
памяти вечен.
В этом списке суровом –
лишь парни одни.
Наркоман или псих
среди них не примечен,
Это были цветущие парни Чечни.

Вожак

В лесу царей у хищников немало,
Волчара – самый гордый из царей.
Ему подобных фауна не знала,
Он самый вольный изо всех зверей.
Акела – в поколеньях славный воин,
Презревший смерть – ошейник бытия,
Удела вечной схватки удостоен,
Дрессуре неподвластен, как и я.
Вот на арене цирка мишка скачет,
Могучий лев на лапах семенит, –
Под эту дудку серый не запляшет
И заячьих спектаклей избежит.
Свободным духом одарен природой,
Внимающий явлению луны,
Кормилец стаи сделался угрозой,
В загоне – под прицелом всей страны.
Ты непонятен, если ты свободен.
Идет, идет охота на волков, –
Защитник стаи миру не угоден,
Закон у нас охотничий таков!

Берегите живых

Звонок нежданный –
как тяжелый молот:
– Алло, простите, нет его уже.
И в темной пустоте могильный холод.
Печаль и скорбь, и пустота в душе.
Общений каждый миг перебирая,
Величину потери обретешь.
Живыми их цени,
как день весенний мая.
Туда ушедших плачем не вернешь.

Сила слова

Мы убедились снова в силе слова,
Что расстоянье, воздух, вера, лик?
Мы абсолютно разные с основы,
Сроднились через азбуки родник.
И пусть не гениальны наши строки,
Но в них уже до грез родной накал,
Где убежденья – вовсе не пороки,
Где закреплен союз через астрал.
Здесь вдохновенье,
муза – все в работе,
Здесь в каждой букве
затаилась страсть.
Дуэт энергий набирает ноты,
Чтоб новой песне зарожденье дать.

Вайнах №2. 2019. Печ. версия. №6. 2019. Эл. версия

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх