Асхаб Алиев. Глазами мальчишки… Стихи.

    Дети войны…

Я не видел войну, как мой дядя,
И не видел ее, как отец…
Это злое подобие ада
Осознать не способен юнец…
Я не знал, почему же снаряды,
Словно дождь с почерневших небес,
На людей начинали вдруг падать,
Почему вдруг мой город исчез…
Я не видел войну, как соседи,
И не видел ее вдалеке…
По-особому видят все дети
В своем маленьком, светлом мирке…
Всякий сон обращался кошмаром,
Где ручьями по улицам кровь,
Где повсюду руины, пожары –
И лишь мелом на дверце «любовь»…
Я не видел войну «так, как надо»,
И хотел бы не видеть вообще…
Отпечатались дни того ада
У детей, что там были, в душе…
Знали все, дети не виноваты,
Но тогда почему же вдвойне
Получали мы пули-награды
В той спасительной, взрослой войне?

    Может, хватит?

Вдалеке, на полях бесконечных сражений,
Слышен плач нерожденных детей:
У горы, где когда-то нашел Ной спасенье,
На скале умирал Прометей.
Тамерлан, без вопроса «зачем?» и сомнений,
Отбирал право жить у других.
До сих пор, в гуще мглы и лесов, привиденья
Претворяют в действительность миф.
Каждый час, словно стынет той битвы мгновенье,
Раздается мортиры раскат.
Каждый раз, приходя, вижу эти виденья;
Как на брата направил меч брат,
И, упав среди этой войны на колени,
Плачет горько двух воинов мать.
Детский плач поселился в моих сновиденьях,
И ту мать не забыть мне никак.
Он – ребенок, познавший злой рок от рожденья,
Ей же – нечего больше терять.
Сколько мы за богатства царей, их владенья
Будем равных себе убивать?

Может, хватит с нас войн и довольно сражений?
Не пора ли нам руки пожать,
Отпустить в небо голубя – знак примиренья –
И примером в истории стать?

***

Что-то было ведь в самом начале,
До рожденья вселенных и звезд?
И ответов на этот вопрос,
Ложных, люди не мало сыскали…
Что-то было… Но что, не пойму…
Что-то малое или большое…
Кто-то все это как-то устроил:
Яркий свет, непроглядную тьму…
Что-то будет, конечно, и после –
Это значит, конца просто нет.
Даже если не станет планет,
То хоть кто-то найдет наши кости…
Что-то будет всегда, непременно…
Как закрытый на ключик ларец…
Так придумал Создатель… Творец…
Перед тем, как сослал нас на землю…

    Рисунок…

В закромах моего дневника
Был такой интересный рисунок:
Круглешочек – кажись, голова –
Рот, глаза, нос, но не было ушек…
Руки, ноги и тело – полоски…
Просто линии, и ничего.
Моей жизни скупые наброски…
Не хватало лишь одного –
В этом слабом немом человечке
Вовсе не было жизни огня,
Даже легкого пламени свечки –
Он похож был во всем на меня…
Стало жалко мне бедного парня,
И я начал писать его жизнь –
Начиная с времен стародавних
Наблюдал за ним из-за кулис…
Его путь пролегал через космос,
Вместо звезд – рассыпь разных забот,
Добавляя нарочно неточность,
Я кидал его в водоворот,
Не хотел, чтоб ему было скучно…
Вечный сумрак его обойдет…
Он был верным и очень послушным,
И отчаянно топал вперед…
Он заполнил во мне полку дружбы,
Я же делал что мог для него,
Не считая его лишь игрушкой –
Представляя себя самого…
Но в один из таких вечеров,
Когда мы собрались веселиться,
Не хватило мне места для слов,
И закончились наши страницы…
Я нашел быстро новый дневник
И надумал продолжить, но стало
Ясно мне, что упущен был миг…
И что можно начать лишь с начала…
Так всегда, каждый день, как сюрприз,
И неважно – плохой иль хороший…
Быстротечна, негаданна жизнь…
Все когда-то становится прошлым…

    Цветение вишни…

Цветок, танцуя на ветру,
Летит к большому озеру –
Я с вдохновением смотрю,
Как он пустился по миру…
Играет с ветром, как с родным,
Давно забытым другом детства…
Летит безумец, а под ним
Пучина водная разверзлась…
Его полет – короткий миг,
Мгновение длиною в вечность…
Он жизнь и смерть за раз постиг
И сна земного скоротечность…

           Круг…

Все, как обычно, снова и снова…
Старый приятель или же новый –
Все одинаковы.
Те же улыбки, те же слова.
Теми же мыслями гудит голова…

Замкнутый круг – дети, их дети…
Словно помногу живем мы на свете.
Все одинаково.
Дни и недели… Завтрашний ужин –
Такой, как вчерашний, если не хуже…

     Еще вчера…

Еще вчера мой город был другим –
Улыбчивый, счастливый и веселый,
Шли детки по аллеям в свои школы,
Трамваи шли по улицам ночным…
Еще вчера мой дворик был другим,
Так много лиц встречалось мне знакомых!
Я вечно рвался из родного дома
Во двор, что тоже был таким родным…
Еще вчера, мой папа был другим –
Он не был опечален и встревожен,
На каждом перекрестке осторожным –
Как будто кто-то гонится за ним…
Вчера мой мир был полностью другим,
В нем не было свинцовых капель с неба,
Кровавых стен, руин, ночных обстрелов,
И не был он настолько мне чужим…
Еще вчера я был совсем другим,
Не видел по ночам в кошмарах мертвых,
Не знал, что можно до костей промерзнуть,
И не был в десять лет уже седым…

    Нелегкое дело…

Я не знаю, что людям дарить на дни их рождения –
Может быть, привезенный магнит или банку варения…
Самому не мешало бы мне получить вдохновения
И не важно, во что его мне завернут…
Я не знаю, что людям сказать, когда ждут откровения –
Может, умное что-то или все-таки ложь во спасение…
Самому не мешала бы искренность слов, тем не менее
Понимаю, что люди, скорее, солгут…
Я не знаю, как быть, когда кто-то твердит о проблемах –
Когда вовсе мои и его не вяжутся темы…
Самому не мешало б побольше узнать о вселенной,
Почему-то о ней мало кто говорит…
Я не знаю, как тратить, делить на всех свое время –
Все равно, что тормашками верх забраться на стремя…
Ведь у каждого есть работа, друзья, свои семьи,
И поэтому дело совсем нелегкое – жить…

       Записка смертника…

Мелодия моей души уже не прозвучит,
И больше не скажу я никому ни слова…
Я взял билет в один конец на полвторого –
И слышу, как вдали мой паровоз гудит…
Душа моя надломится в последний раз,
И сердце свой удар последний совершит…
Я рад, что смог твою улыбку полюбить,
И подарить тебе всецело этот час…
Я многое с собой хотел бы унести,
И в этом мире есть мне, что оставить…
Мы часто можем, но боимся все исправить,
Боимся слов «скучаю», «верю» и «прости»…
Я вечно жизнь откладывал на день,
Который сколько я ни ждал, не наступил…
Испив до дна судьбы своей бутыль,
Я превратился в собственную тень…

Посвящается МЮЛ’у…

Он горит изнутри и смеется,
Он почти неживой, но так рад.
Ему больше смотреть не придется
На безликий лгунов маскарад.
Из груди что-то теплое льется,
И в глазах, что напротив – он Ад
Созерцает. Пульс медленней бьется.
Он почти неживой, но так рад…

*МЮЛ – Михаил Юрьевич Лермонтов. Мой друг и учитель…

       Болезнь Прометея…

Если хочешь помочь – помогай,
Только вот о себе не забудь.
Стать единожды жертвой – не путь,
По которому топают в Рай…

Хочешь мир изменить – так меняй!
Только вот о себе не забудь –
Говоря о добре и про суть
Эгоизма, с себя начинай…

Жаждешь жизни спасать – что ж, вперед!
Только так, чтоб потом не пришлось
Зашивать и вправлять тебе кость,
И не стало чуть больше сирот…

Стать героем – плохая затея,
Если нет ни сил, ни ума.
Вспомни, как за кусочек огня
Наказали они Прометея…

***

Игрушка сломана, потеряна деталь –
Тот ключ, что заводил все шестеренки.
Ты рано повзрослел, тебе ребенком
Остаться не позволил я… Мне жаль…
Цветы, что с нею вместе поливал,
Застыли и погибли без причины.
И вместо огоньков, теперь лишь льдины
В твоих глазах… Мне, правда, очень жаль…
Все чувства скованны – безжизненный кристалл,
Таким тебя они еще не видели.
Кругами ходишь по своей обители –
Ледовый зал и тысячи зеркал.
Ты сам игрушкой королевы стал –
Отдал ей свое тело с именем.
Но перед тем ты защитил от инея
И Герду, и ту самую деталь…

Ты храбрый малый, Кай.
Прощай…

      ***

Мои мысли звучат на немецком,
Когда вижу, что делают с детством
Своих отпрысков люди-скоты…
Они учат детей своим играм –
Аморальным, жестоким и мерзким…
Появленье депрессий и стрессов
У подростков – это предел…
Это дно человеческой топи…
Когда образы антиутопий
Отпечатаны в детских глазах…
Когда в пять – уже жертва насилий,
А в тринадцать подался в бега…
В двадцать – жизнь не так дорога,
Потому что уже обессилен…
Они старыми все рождены,
И не знают значения детства…
Дети злобы, разврата, войны –
Из-за них я ору на немецком..

  Песня Каина…

Пройдись лучами солнца
По выжженной земле,
Пусть ветер прикоснется
Ладонями к траве,
Позволь холодным каплям
Свободно падать вниз,
Ведь можешь Ты, не так ли,
Начать новую жизнь?
Ты тот, кто двигал горы,
Их ставя по местам,
И чтоб не мерзло море,
Стелил над ним туман.
Чтоб ночь нас не пугала,
Подвесил Ты Луну…
Но нам все было мало –
Мы канули во тьму.
Мы стали слишком жадны,
И брали все подряд…
И как же мне досадно…
Что ждет нас всех лишь Ад…

Падение светлячков…

Разбегаясь по небу жилками света,
Опаленные, падают вниз…
И совсем не по чести все это –
Когда кто-то за нас отдает свою жизнь…
Когда кто-то невинный и чистый
Платит сам за чужие грехи…
Тишину разрывая треском и свистом,
Они падают в темные недра земли…
Облака превращаются в тучи
И скрывают собой небеса…
Чтобы воинов древних, могучих
Смерть не видели бодрые вечно глаза…
Чтобы дети рассветного света
Свою жертву смогли принести…
Хоть совсем не по чести все это,
Но лишь ангелы могут теперь нас спасти…

    Канарейка…

Ты заперт в клетке из костей,
Зажатый ребрами-тисками.
Окно завешено морей
Твоих солеными волнами…
Ты невиновен – как и все,
Кто жизнь с закрытыми глазами
Прожил. Живущие во сне
Себе могилы роют сами.
Язык прикушен, как тебе
Твой страх советует. С годами
Мы привыкаем к той стене,
С которой связаны цепями.
Свобода – выбор, и его
Мы делаем, конечно, сами –
Встав на краю, смотреть на дно
Иль любоваться небесами…

    Мечтатель…

Светом падающих звезд обожженный,
Я развеюсь страницами жизни над морем,
И в тебя безнадежно и глупо влюбленный,
Миражами свободы и снов окрыленный,
Из гнезда своего улечу я на волю…
Камнем, от безысходности брошенным,
Упаду под воздействием сил притяжения.
Пусть в реальности мало хорошего –
Пока в сердце есть вера с горошину,
Никогда не познаю я вкус поражения!

Вайнах, №1-2, 2015.

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх