09.05.2015

Асхаб Алиев.

Дом

Где-то над городом спящим
Тихо плывут облака,
Но
Нам то спокойно, то страшно,
В нашем то штиль, то гроза…

Где-то у берега дальнего
Спят под луной корабли,
Но
У нашего буря и шквальные
Ветры задули огни…

Где-то над краем свободным
Звезды – точь-в-точь угольки,
Но
В нашем они все подобны
Пламени тусклой свечи…

Где-то в другом конце света
Может быть лучше чуть-чуть,
Но
Мне по душе те рассветы,
Море и звезды, что тут…

***
Легким пушком на ладони
Снег в середине июля…
Кто-то, наверное, помнит
Это нелепое чудо.

Белое странное лето –
Льдинки на крышах домов,
Искры холодного света,
Мир вдруг остался без слов.

Знаешь, похоже на встречу
Первую нашу с тобой –
Помнится, это был вечер,
Кажется, прошлой зимой.

Ты в своем сером пальтишко,
В шапочке очень смешной
Топала… Топала слишком
Быстро по той мостовой…

Рыжие локоны, помню,
Волнами вниз по спине…
Глазки, ну просто огромные,
Ярко сияли во тьме…

Все же догнал, хоть и трусил,
И предложил проводить…
Так и связался наш узел,
Так и сплелась наша нить…

Легким пушком на ресницы
Падает снег… Ну а я,
Думаю, что ж тебе снится,
Есть ли там роль для меня?..

***
– Линия. Шаг. Тишина.
Оглянулся: вокруг ни души,
Только я.
– Только ты.
– Голод. Больные. Война.
Прав победитель – и все.
Это я.
– И никто.
– Дети. Слезинки. Глаза.
Пуля в расчет не берет.
Кто же я?
– Патриот.
Смерть. Снова смерть. Сатана
Не виноват, как и Бог.
Только я.
– И никто.
– Долг. Примитивность. Судьба.
Мне оправдания нет.
Кто же я?
– Человек.

Корабль-кочевник…

Кочует мой корабль без причала.
Куда бы не приплыл, везде чужой.
Ему отрадой безмятежность стала…
И шторм – его товарищ боевой…

Под натиском волны и с песней ветра
Плывет корабль к странным берегам
В надежде обрести покой хоть где-то
И наконец оставить океан…

Небесный свод мерцает в темных водах,
Как призрак, среди них блуждает он,
Не в силах покорить свою природу…
Не в силах оборвать свой вечный сон…

Ему хотя бы родственную душу
Найти, во льдах почувствовать тепло…
Он не способен вылезти на сушу,
Да и летать ему не суждено…

***
Я слеп.
Я глух.
Я нем.
Я болен. Я не чувствую совсем
Ни радости, ни грусти, ничего.
Хотелось бы стать кем-то, только кем?
И для кого?

Я нем.
Я слеп.
Я глух.
Я болен. Каждый день мне режут слух.
Слова, что не имеют за собой
Ни толики решимости – лишь звук…
Пустой-пустой.

Я глух.
Я нем.
Я слеп.
Я болен. Я до ужаса нелеп.
Не верю в невиновность, доброту,
Я знаю, что у каждого скелет
Закрыт в шкафу.

***
Когда-нибудь…
В твоих глазах я встречу осень
И буду в лужах танцевать,
Те листья, что деревья сбросят,
Заменят теплую кровать…

Когда-нибудь…
Столкнусь с тобою невзначай
В не очень теплую погоду,
Под тучным хмурым небосводом,
Быть может, вместе выпьем чай…

Когда-нибудь…
Средь сотен лиц, умытых ливнем,
Твою улыбку встречу я…
И в тишине, почти могильной,
Тот образ твой спасет меня…

Когда-нибудь…
Мое письмо тебя найдет
И скажет все, что я не смел,
Как я любил и как робел…
Мое письмо, оно дойдет…
Когда-нибудь…

Как Мотыльки…

Отчего-то боль ножом сидит в груди,
Упиваюсь ею я… Напоминает
То, как у свечи кружАтся мотыльки
Света ради заживо сгорая.

Перо

Держу в руке гусиное перо –
Оно мой нож, я им в себе копаюсь.
И с каждым словом непременно каюсь…
Я, правда, полюбить не в силах ложь…

В моей руке копье и остриё –
Его я в мысли черные макаю
И на страницах белых оставляю
Слова, что красят словно шею брошь…

В глазах моих сиянье, не мое…
Оно чужих признаний призрак-эхо,
Оттенок нежных чувств и искра смеха,
Что до сих пор меня бросает в дрожь…

В моих стихах нет больше ничего…
Порядок строк и мелодичность в общем,
Количество слогов – все это в прошлом…
Моим стихам цена отныне – грош…

Во мне бушуют холод и тепло…
Идешь по снегу, шаг – и ты в пустыне…
Я жив, но только вот наполовину…
Где солнце, там всегда прольется дождь…

В руке моей, хоть ржавый, все же нож.
Он все еще способен резать душу,
Вытаскивать куски меня наружу…
Такое вот гусиное перо…

***
Я стою на пороге мира,
Где бушует времен ураган.
Здесь мечом моим стала сатира,
А щитом стали ложь и обман.

Я стою и с тоскою взираю
На потомков былых королей,
Как со спичками, с жизнью играют,
Прожигая ее до костей.

То ли надо так, то ли привычка,
Но не видит друг друга никто,
Вместо имени – прозвище, кличка,
В голове только мусор и все.

Каждый думает только о прошлом
Или будущем мутном своем.
Часто те, кто побрезгует крошкой,
Не побрезгует братским челом.

Люди-звери, не птицы, как было
В ту эпоху, когда старики
Еще были совсем молодые,
Как сейчас говорят, «зелены».

Я не жил в эти годы, а жалко…
Жалко, что не родился тогда,
Когда плавали в море русалки
И сбывалися сны иногда.

Вот тогда-то рождались мужчины
И нередко рождался поэт.
Слаще были тогда мед и вина,
И делили все поровну хлеб.

А сейчас? А сейчас все пустое,
Шум и гам больших городов.
До небес свои замки построят,
Чтоб закрыть их потом на засов.

Каждый скрыт пеленой лицемерья,
Глубоко-глубоко одинок…
Все пропитано здесь недоверьем:
Что стена, что пол, потолок…

На пороге безумного мира
На кресте безразличья распят.
В ножны правды вложил я сатиру,
Больше нечего мне защищать.

Музыка

Вьется надо мною темнота,
Ночь полна романтики и страхов…
Под мотивы Моцарта и Баха
Даже смерть не столь уже страшна…

Скрип и шелест листьев за окном,
Холод, что принес с собою ветер –
Призраки, которых я не встретил…
Мне темницей стал мой отчий дом…

Тянется душа к лесным просторам:
Речка, лунный свет, зеленый луг…
Ну а здесь лишь я и верный друг –
Старый и крикливый черный ворон…

Вайнах, №6, 2014.

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх