Алвади Шайхиев. И зашагал в ночь

Рассказ

Пасмы облаков, обычно белые и пушисто-легкие, сегодня свинцово тяжело и низко застыли в небе.
Было слякотно и зябко. На душе и на улице.
Замид, понурив голову, тяжелым шагом, как будто боясь, что земля вот-вот ускользнет из-под ног, бесцельно шел по улице. А она, земля, и впрямь то и дело норовила коварно провалиться в бездну. В такие минуты Замид терял равновесие. Его, как пьяного, бросало то в одну, то в другую сторону. Ноги подкашивались. Тогда он, широко раскинув руки, хватался за спасительный воздух. Невесомость снова обретала почву, и он медленно продолжал свое шествие.
Замид шел по улице чужого, незнакомого города. Чужой этому городу и самому себе.
Он был зол, но не знал на кого озлобиться. Да и вообще не помнил, когда злобился в последний раз. Судьба бросала его в такие передряги, попадал в такие перипетии, что порой опускались руки: все, больше не выпрямить спину. Но он выкарабкивался. Раны заживали легко и быстро. Даже рубцы не оставались. Также быстро забывал он и о коварстве людей. Потом вообще перестал держать на них зуб – выгорело.
Мысли, словно растревоженный улей, беспорядочно роились в его голове. Замид ясно осознавал, что в одно мгновение лишился будущего. Ради чего он жил до сегодняшнего дня. Теперь у него осталось только прошлое. Точнее, воспоминания о нем. Какой прок от них? Он неоднократно задавал себе этот вопрос, чувствуя его риторичность и такой же риторический ответ: «Человек живет только будущим».

Прошлое – мертво. И воспоминания зыбки, как счастье, которое улетучивается, не успеваешь даже моргнуть глазом.
Вообще-то счастливые мгновения и он испытывал, хотя рано лишился родителей и рос в детдоме. Затем окончил ПТУ. Работал на заводе газосварщиком и жил в общежитии. Только перед самой женитьбой снял комнату в частном доме. А там, по соседству, подвернулся участок – четыре сотки. Обрадовался несказанно. От счастья был на седьмом небе: теперь, наконец-то, у него будет собственное жилище. Обязательно будет, чего бы ему это ни стоило, построит домик.
Но это уже в прошлом. Сегодня у него нет ни кола, ни двора. И семьи нет – родных кровиночек лишился.
Защемило сердце. Он с раннего утра силился выветрить из сердца преследовавшие его воспоминания. Он не любил вспоминать о прошлом. Уму нужно будущее, которого уже нет. И не будет.
Замид не знал, куда и зачем идет. Просто бродил по чужому городу, чужой ему и самому себе.
Малика знала, за кого выходит замуж. Не святой – простой, одинокий и честный парень. Ей много и не надо – маленький уют, чтобы притулиться на его краешке. Добрая и ласковая, она ничем не попрекала мужа. Собирала крапиву, когда нечего было есть, жала ее и подавала на стол. А пахла она весной, значит, любовью и добротой.

А домик возводили всем миром. Месили глину и в самодельных формочках отливали саман. Выросли стены. Покрыли крышей. Через полгода справили новоселье.
Сперва родились Заира. Потом Имран. Звонкое счастье заполнило дом.
«Семнадцать лет, отпущенных на счастье, – тоже немало», – размышлял Замид, слепо шагая по улице незнакомого ему города.

– Вы завтракайте, – сказала Малика, накрывая на стол, – а я пойду по воду, пока не начался обстрел.
– Не женское дело в такое время таскать воду. Я сам пойду, – сказал как отрезал Замид. – Ты тоже садись. Позавтракай.
Орудийными залпами и ракетно-бомбовыми ударами пришла в их город война. Многие покинули свои жилища, а оставшиеся бедолаги лишились газа, света и воды. Вот и приходится таскать воду издалека, аж с самого железнодорожного моста. Почти полтора километра туда и столько же обратно. Путь неблизкий и небезопасный. Нет, не женское дело в военное время в такую даль ходить по воду.
Замид подходил к мосту, когда в небе появились бомбардировщики. Раздались оглушающие взрывы – метали глубинные бомбы. В огненном смерче вздыбилась земля. И он побежал обратно, побросав ведра. Побежал во весь дух, почуяв неладное. Прибежал. На месте, где только что стоял их домик, была огромная воронка. И ни одной живой души. В дикой ярости руками начал разгребать развалины. Потом понял: даже останков родных и близких ему людей не сыскать. Его семью проглотила война.
Замид обхватил обеими руками голову, сел на корточки и зарыдал. Впервые за многие годы.
«Ну почему я Малику, нет, их всех не послал по воду? – укорял он себя. – Не маленькие. Заире пятнадцать, Имрану – тринадцать лет. По одному ведерку в руки и – марш! – остались бы живы».

Он проклинал войну и тех, кто ее затеял.
Замид не помнил, сколько метался вокруг воронки. В груду развалин были превращены и дома соседей. Но они пустовали – те давно уехали. А он с семьей ждал удобного момента. Не дождался.
Потом, очнувшись, заметил: куда-то мимо спешили толпы равнодушных людей. Он медленно встал, промокнул платочком заплаканные глаза и поплелся за ними. Ему ненавистен был этот город, в котором умерло его будущее. Он поспешил как можно скорее покинуть его, уехать, куда глаза глядят, чтобы никогда больше сюда не вернуться.
Вот он оказался в этом мирном, но чужом ему городе.
Остановился. Оглянулся. Рядом на тротуаре, подложив под себя какое-то тряпье, сидела сгорбленная старая женщина с протянутой рукой:
– Подайте ради Аллаха!
Замид пошарил в карманах. Зашуршала какая-то бумажка. Протянул женщине:
– Возьмите.

Она, широко вытаращив глаза, посмотрела на него, не осмеливаясь взять деньги:
– Молодой человек, это же большие деньги. Пятьдесят…
– Берите, берите. Это милостыня за тех… моих…
Неумолимо и решительно наступали сумерки. Зажглись городские огни, когда Замид оказался на перекрестке улиц. Слева заметил мост. За ним – частный сектор. Он зашагал к мосту. Понял: ему не достучаться до сердец жильцов железобетонных многоэтажек.
Замид остановился у ворот крайнего дома. Постоял минуту-другую в раздумье: постучать или нет?
«Трус… Убежал от войны!» – кольнуло, нет, обожгло каленым железом его душу. И он резко повернулся и зашагал в ночь.
…На следующее утро бездыханное тело Замида нашли на окраине поселка, у обочины дороги. Врач, прибывший вместе с милицией, не обнаружил следов насильственной смерти. Еще через некоторое время судмедэксперт констатировал: разрыв сердца.
Похороны на себя взяла местная мечеть.

Вайнах №9-10, 2016

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх