10.06.2015

Алексей Олейник. Бесстрашный пулеметчик. Очерк.

Ханпаша Нурадилович Нурадилов родился в 1920 году в селе Минай-Тугай Хасавюртовского района Дагестанской АССР в семье чеченца-бедняка. Рано лишившись родителей, воспитывался у родственников. Учился в школе, в 1938 году стал рабочим- нефтяником. Вступил в комсомол.
В 1940 году X. Нурадилов был призван в Советскую Армию.
В октябре 1941 года своим пулеметом Ханпаша уничтожил 120 немецко-фашистских солдат и семерых взял в плен. В январе 1942 года он уничтожил 50 фашистов и подавил 4 пулемета врага. За эти подвиги награжден орденом Красной Звезды. В феврале 1942 года Ханпаша был ранен, но, оставшись у пулемета, истребил до 200 фашистов. В марте 1942 года огнем своего пулемета сорвал наступление врага, уничтожив 300 фашистов. За боевые подвиги Ханпаша был награжден орденом Красного Знамени. В сентябре, командуя пулеметным взводом, лично сам уничтожил 250 фашистских солдат и офицеров и 2 пулемета.

Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР от 8 апреля 1943 года старшему сержанту X. Нурадилову посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

В один из декабрьских дней 1940 года я по делам службы находился в 34-м кавполку, интересовался как инструктор политотдела 3-й Краснознаменной Бессарабской имени Г. И. Котовского кавдивизии ходом политзанятий и состоянием комсомольской работы в полку. Заместителем командира полка был уважаемый всеми, опытный политработник и замечательный спортсмен-конник, батальонный комиссар Павел Порфирьевич Брикель, инструктором пропаганды полка – Сагит Марахоев.

После обмена мнениями заглянули в один из учебных классов. У оружейного стола сидел молодой красноармеец. Невысокого роста, худощавый, с черными бровями, взглядом исподлобья – по-видимому, уроженец Кавказа. На столе находились части станкового пулемета. Меня заинтересовал этот боец. Я спросил:
– Как ваша фамилия?
Он, плохо выговаривая русские слова, ответил:
– Мой фамили Нурадилов.

– Откуда прибыли к нам в дивизию?
– Кавказ, Хасавюртовский район. Аул Минай-Тугай. Далеко будет.
– А кто по национальности?
– Мой аккынец.
Я не знал такой национальности, хотя в нашей дивизии всегда служило много красноармейцев-кавказцев. Спросил Марахоева. Он тоже пожал плечами.
Нурадилов пояснил:
– Аккынец – это маленький народ, чеченец называется. Род такой чеченский. Горный люди.

– Вы что, товарищ Нурадилов, пулеметчик?
– Нет. Мой ездовой пулеметный тачанка. Хотим учит пулемет. Только трудный названий части имеет.
В это время в класс вошел командир пулеметного взвода лейтенант Олег Васильевич Девитт. Он рассказал:
– Нурадилов старательный боец. Ездовой примерный, лошадей любит. Очень хочет стать пулеметчиком, но с русским языком у него пока туго. На политзанятиях из-за слабого знания русского языка стесняется выступать, хотя чувствуется, что он материал знает и правильно понимает происходящие события. Я прикрепил к нему в помощь младшего сержанта комсомольца Колесникова, вот он его и обучает русскому языку.

Павел Порфирьевнч тут же дал указание секретарю комсомольской организации эскадрона сержанту Гридневу взять шефство над Нурадиловым и другими красноармейцами, слабо знающими русский язык, и помогать им. Так состоялось мое первое знакомство с Ханпашой Нурадиловым.
Зимой 1940 года в частях дивизии подводились итоги соревнования по сбережению конского состава. В одной из комиссий пришлось участвовать и мне.
Мы проверяли конский состав 34-го кавполка. Командиром полка был майор Сергей Трофимович Шмуйло, грамотный офицер и под стать своему заместителю по политчасти Брикелю – любитель спорта и лошадей. Он придирчиво пропускал каждый эскадрон. Тут же находился и командир пулеметного эскадрона старший лейтенант Кальченко.

– Разве это кони?! – указывая на лошадей 3-го эскадрона, сказал он мне. – Вот сейчас посмотришь моих. Есть у меня ездовой чеченец Нурадилов, так у него четверка – не кони, а львы. Лучшие в эскадроне, сам увидишь.
– Это какой Нурадилов? Не тот ли, что пулеметчиком хочет стать, да с русским не в ладах? – спросил я.
– Он самый. Откуда ты его знаешь?
Я рассказал ему, как встретился с Ханпашой.

Мы с Кальченко подошли к пулеметчикам. Я посмотрел на Нурадилова. Он уже имел довольно бравый вид, даже как будто бы подрос. Ханпаша то и дело оглаживал и прихорашивал своих любимцев, нашептывая им что-то по-чеченски. Когда я спросил тихо помкомвзвода Кулиева, что это он там шепчет лошадям, Кулиев улыбнулся:
– Просит их, чтобы не подвели его. Что он их будет еще больше любить и лучше ухаживать за ними.
На выводке нурадиловская четверка получила высокую оценку. На что генерал-майор Малеев был скупой на похвалу, и то не выдержал и бросил:
– Товарищ Шмуйло, надо поощрить этого ездового. Добрые у него кони, ничего не скажешь.

Кальченко не вытерпел и с широкой улыбкой на скуластом лице снова подошел ко мне:
– Ну что я тебе говорил? Первое место займем. Это как пить дать. Слышал, как Малеев моего Нурадилова похвалил? А ведь сам знаешь, от него не скоро дождешься благодарности.
Весной 1941 года начались полковые тактические учения. На них отрабатывались вопросы встречного боя, наступления и обороны. Обычно такие учения у нас проводились осенью, но в этом году они начались весной.

Часть подразделений 34-го кавполка оборонялась на высотках у деревни Драга. Основные силы наступали. В ходе занятий необходимо было прикрыть левый фланг наступающих. Брикель принял решение: выдвинуть пулеметы (командир полка Шмуйло отсутствовал и полком командовал Павел Порфирьевич) и подавить огневые точки «противника». Нурадилов, как и другие ездовые, только и ждал этого приказа. На полном аллюре тачанка Нурадилова помчалась в указанное место. Он лихо, на всем скаку развернул тачанку на 360 градусов, и Колесников первым открыл огонь по «противнику». Через несколько минут четверка, управляемая Нурадиловым, переместила пулемет в другое место. Тачанка Нурадилова маневрировала с большой скоростью, нанося огонь по «врагу». Работу пулеметного расчета Колесникова наблюдал и комдив Малеев. Он дал высокую оценку действиям пулеметчиков.

На разборе учения генерал Малеев особо подчеркнул быстрые и умелые действия расчета сержанта Колесникова и ездового Нурадилова. Им он объявил благодарность.
Как-то в разговоре с Кальченко я спросил:
– Научился ли Нурадилов стрелять из пулемета?
– Ты знаешь, он оказался способным парнем. Изучил-таки пулемет. Замок с закрытыми глазами разбирает и собирает. Стреляет хорошо, даже лучше, чем некоторые пулеметчики. Посмотрю, может быть, его вторым номером назначу.
Этот разговор у нас был накануне войны. В подготовке Нурадилова как пулеметчика много сделали лейтенант Девитт, сержант Колесников, помкомвзвода старший сержант Гриднев и его товарищи по службе в пулеметном взводе.

С начала войны командиром полка стал П. П. Брикель. Наш вынужденный отход от границы сопровождался тяжелыми арьергардными боями. Дивизии пришлось вести бои с фашистами в разных местах – под Злочевом, Тернополем, Волочинском, Казатином, Киевом, в районе Таращи, на реке Псел, под Богодуховом, Дергачами (в районе Харькова).
В конце сентября 1941 года 34-й кавполк занимал оборону в районе села Савинцы (на реке Псел западнее Полтавы). Мне в это время пришлось быть в полку. С утра начался со стороны противника сильный артобстрел. Затем немцы крупными силами перешли в наступление, впереди двигались танки.

Полк оказался в полуокружении, нес серьезные потери. Брикель приказал подразделениям отходить на восточный берег реки Псел, через которую был единственный мост. От бомбежки он загорелся. Немцы наседали.
В это время мы увидели, как по мосту промчалась пулеметная тачанка. Кто управлял лошадьми, разобрать было трудно – мешали дым и пыль. Но смельчак благополучно прорвался по пылавшему в нескольких местах мосту.
Вечером мы с Марахоевым были в пулеметном эскадроне. Кальченко рассказал, что во время атаки противника полк оказался разрезанным на две части. Обстановка сложилась очень опасная. Решали минуты. Выручил Нурадилов. Он погрузил на тачанку два пулемета, положил двух раненых и на полном карьере помчался к мосту. Проскочил его чудом и остался невредимым.

Когда об этом стало известно Брикелю, он тут же распорядился, чтобы Ханпашу представили к награде. Возвратившись, я рассказал об этом подвиге в политотделе старшему батальонному комиссару Магомету Ахметовичу Бритаеву. Он внимательно выслушал меня и сказал:
– Нам нужно вести учет героических подвигов котовцев, запиши в тетрадь Нурадилова. Надо этот случай отметить в политдонесении начальнику политотдела корпуса.
Что я охотно и сделал.
В первых числах ноября нашу дивизию вывели из боя на пополнение и отдых. Расположились мы в местечке Буденный Воронежской области.

Здесь я, как-то беседуя с политруком пулеметного эскадрона Почковым, поинтересовался Нурадиловым. Политрук сразу оживился:
– Думаю с ним поговорить о приеме в партию. Хороший боец: скромный, трудолюбивый, смелый, а главное – упорный. Он все время стремился стать пулеметчиком. Уж больно любит водиться с пулеметом. Комэск из ездовых перевел его вторым номером к Колесникову. Добился-таки своего. По-русски научился неплохо разговаривать. Доволен, что пулеметчиком назначили.

После короткой передышки 27 ноября 3-я кавдивизия двинулась на север – в район станции Касторная. Здесь дивизия была включена в состав подвижной группы Юго-Западного фронта, которую возглавлял генерал-лейтенант Ф. Я. Костенко.
6 декабря 1941 года началась известная Елецкая наступательная операция. Невзирая на сильные холода, наши конники энергично ринулись в бой.
34-й кавполк получил задачу – выбить немцев из села Захаровка и продолжать наступление вдоль западного берега реки Олым в направлении села Навесное.

Холода загнали немцев в хаты. Ночью спешенные эскадроны с двух сторон подошли к селу. Завязалась ночная схватка. В этом бою особенно отличились пулеметчики, в частности расчет Колесникова, в составе которого находился и Ханпаша Нурадилов. Они своим огнем отрезали путь отхода немцам на Алексеевку, Турчаниново. Нанесли противнику большие потери.
В этом бою погиб Колесников, а Нурадилов получил ранение, но и раненый он сумел отразить контратакующую группу гитлеровцев. Полком Брикеля в боях за Захаровку и Алексеевку было разгромлено до двух батальонов 95-й пехотной дивизии противника.

Не менее успешно 16-17 декабря действовал Нурадилов со своим расчетом в боях за большое село Шатилово, где он уничтожил до сотни фашистов и обеспечил выход подразделениям полка на железнодорожную линию Елец–Орел. О нем говорили в полку как об отважном и умелом пулеметчике.

За успешные боевые действия в Елецкой операции наша 3-я кавдивизия была преобразована в 5-ю гвардейскую имени Г. И. Котовского кавдивизию, что было для нас высокой честью. В этом была доля ратного труда и Ханпаши Нурадилова, который за период операции истребил до двухсот гитлеровцев и захватил в плен свыше десятка человек, за что был награжден орденом Красной Звезды, назначен на должность командира пулеметного отделения с присвоением воинского звания гвардии сержанта. Надо сказать, что награждение рядового орденом в 1941 году считалось очень высокой наградой. Пока орденоносцев в дивизии было немного.
Почти всю зиму 1942 года нам пришлось вести бои в Орловской, а затем в Курской области. Помнится такой эпизод.

В феврале 17-й гвардейский полк Брикеля получил задачу – совместно с подразделениями 1-й гвардейской стрелковой дивизии генерала Руссиянова уничтожить вражескую базу в районе станции Головинка (восточнее города Щигры).
На Брикеля в этой операции возлагалась задача – прикрыть большак Щигры – Черемисиново. В это время немцы начали выдвигать крупные силы из Щигров. Завязалась стычка. Гитлеровцы наседали. Эскадроны попятились.

Нурадилову было приказано оставаться на месте и прикрывать огнем отход эскадронов. И сержант со своим расчетом блестяще справился с поставленной задачей. Когда у нero кончились ленты, он оставил своего напарника Федорова у «максима», а сам пополз к убитым немцам и собрал патроны. Здесь Нурадилов уложил до 150 фашистов.
В марте 1942 года мы начали бои на Северном Донце (северо-восточнее Харькова). 17-й полк наступал на село Байрак. Противник сильно огрызался. Пулеметное отделение Нурадилова было придано 2-му эскадрону старшего лейтенанта Рыжкова. Когда эскадрон почти добрался до села, по нему ударил вражеский пулемет. Он бил из дзота. Нурадилов хорошо понимал, что из «максима» дзот не подавишь. Он послал бойца с гранатами. Тот не дошел – погиб. Второй боец тоже погиб. Тогда Ханпаша пополз сам. Он ужом подобрался к дзоту с обратной стороны, выбрав удачный момент, метнул в амбразуру одну за другой две гранаты. Дзот замолк.

Это помогло Рыжкову ворваться в Байрак. Вскоре к высоте, где находился Нурадилов, направилась вражеская пехота. Ханпаша подпустил немцев на 100 метров и расстрелял почти полностью.
За бои под Харьковом он был отмечен орденом Красного Знамени. Исполнял должность помощника командира взвода, а фактически командовал взводом.
Пулеметчик Нурадилов преграждал путь врагу под Ольховаткой, Валуйками, Каменкой, на Дону.

В конце августа 1942 года 5-я гвардейская кавдивизия, переправившись через Дон в районе станицы Букановской, завязала ожесточенные бои с фашистами на дальних подступах к Сталинграду. 17-й гвардейский кавполк получил задачу – овладеть высотами 217,4, и 220,0, не допустить прорыва немцев на Серафимович и к донским переправам. Полку пришлось столкнуться с офицерским штрафным батальоном, который прочно удерживал высоту 217,4. Его помог выбить Нурадилов, который с двумя пулеметами пробрался в тыл и подавил огневые точки. В это время ударили эскадроны с фронта, успешно захватили высоту 217,4, а затем и 220,0.

В первых числах сентября на этом направлении разгорелись исключительно тяжелые бои. Только 1 сентября нам пришлось отразить 38 танков и до полка пехоты.
12 сентября с утра начался сильный бой. Обстановка усложнилась тем, что противник вклинился в оборону 17-го и 22-го полков, угрожая окружением.
В этот критический момент на скатах безымянной высоты появился со своими «максимами» Нурадилов. Он меткими очередями скосил до сотни фашистов, вынудил гитлеровцев повернуть вспять. В это время Ханпаша получил ранение в ногу, но остался в строю. Противник перед новой атакой открыл сильный огонь. Пришлось сменить позиции. И когда немцы пошли вновь, Нурадилов встретил их губительным огнем. Враг не выдержал метких очередей и откатился назад.

Рядом с Нурадиловым разорвалась мина. Осколок врезался в грудь. Рана оказалась смертельной. Товарищи бережно погрузили его на повозку, но по пути в медсанбат Ханпаша скончался.
Так прервалась жизнь замечательного патриота Родины, отважного пулеметчика, гвардии сержанта Ханпаши Нурадилова. Он самоотверженно сражался с ненавистным врагом. На его счету 920 уничтоженных гитлеровцев, 12 пленных, 7 захваченных пулеметов.

Когда о гибели Нурадилова доложили командиру дивизии гвардии генералу Н. С. Чепуркину, он приказал срочно оформить материал на присвоение ему звания Героя Советского Союза.
– Очень жаль Нурадилова, хороший был пулеметчик, просто талантливый пулеметчик. Надо сделать все возможное, чтобы подвиг Нурадилова сделался достоянием всей дивизии, чтобы Нурадилов стал для всех примером выполнения своего воинского долга, отваги и умения бить врага, – сказал генерал.

Нами в дивизии была выпущена листовка, правда, отпечатанная на машинке, в которой говорилось о героических подвигах Нурадилова и о том, что он представлен к званию Героя. Позже была издана листовка политотделом корпуса, посвященная Ханпаше Нурадилову.
21 октября 1942 года в газете «Красная Армия» была опубликована большая статья «Доблестный рыцарь нашей Отчизны» М. Гусейнова, а 31 октября в газете «Известия» – статья М. Рузова «Сын Кавказа». Эти газеты мы долго хранили, по ним проводили политинформации.

Накануне Сталинградской битвы Политуправлением Донского фронта была издана листовка-обращение, в которой говорилось о Ханпаше Нурадилове как о рыцаре Отчизны, горном орле, уничтожившем из своего пулемета до 920 фашистов. Этот документ имел большое значение в деле воспитания воинов фронта, подъема боевого духа, самоотверженного выполнения своего воинского долга перед Родиной, перед советским народом.

Похоронен Нурадилов был с воинскими почестями в братской могиле в станице Букановской Сталинградской области.
Родина высоко оценила ратные подвиги Ханпаши Нурадилова. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 апреля 1943 года ему посмертно присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

Имя отважного гвардейца-пулеметчика Ханпаши Нурадилова высечено на одной из плит памятника-ансамбля в Волгограде.
Его жизнь и подвиги должны всегда служить примером для нашей молодежи.

Из книги “Золотые звезды Чечено-Ингушетии”, Грозный, 1985

Вайнах №3-4, 2015.

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх