Айнды Якубов. Национальные истоки формирования математической науки в Чеченской Республике

к 100-летию первого чеченского ученого-математика Мусы Шамсадова

001Формирование и развитие математической науки, как и образования в целом, в Чеченской Республике являются недостаточно изученными.
Образование в Чечне в виде системы начало формироваться в начале двадцатых годов ХХ века. До этого существовали отдельные частные школы.
В 1921 году в Чеченском округе Горской АССР было открыто 85 школ I ступени и несколько школ II ступени, в которых обучалось свыше 2000 учащихся. Обучение проводилось на чеченском языке. Это обстоятельство требует особого внимания. В начале 30-х годов даже произведения классиков русской литературы – Пушкина, Лермонтова, Крылова, Толстого, Чехова и др. – включались в школьные учебники в переводе на чеченский язык.
Преподавание математики в национальной школе в тот период также велось на чеченском языке. Письменность была традиционная, на основе арабского алфавита. Чеченская письменность на арабской графической основе просуществовала до 1927 года, когда полностью был завершен перевод на латиницу.
Говорить о серьезных результатах математического образования вайнахов в те годы вряд ли уместно. Это был период становления системы образования. С ее шараханьями, со сменой алфавитов, содержания школьных программ по математике и т.д., особенно в условиях острейшего кадрового дефицита преподавателей математики. Республику не миновали примеры, подобные общеизвестным анекдотичным случаям – о сумме дробей 1/2 и 1/3 «равной» 2/5.
Перевод алфавита в конце 30-х годов ХХ века с латиницы на кириллицу также не содействовал становлению системы в преподавании математики в школе, подготовке вузами квалифицированных кадров для школ. Пока нет данных о наличии не только ученых-математиков, представителей коренной национальности, но и лиц с высшим образованием по этой специальности того периода. Зато мы располагаем сведениями о том, что появился первый студент, поступивший на механико-математический факультет ведущего вуза страны – МГУ им. М.В. Ломоносова по специальности «Математика» – это Шамсадов Муса Магомедович.
Далее в статье мы будем пользоваться сведениями из материалов личного дела, полученного из архива МГУ при активном участии преподавателя этого вуза, нашего земляка, доктора экономических наук, профессора Расула Магомедовича Мусаева.
Из архивного дела студента (личного листка) М.М. Шамсадова в МГУ следует, что он обучался «в чеченском педтехникуме в 1926-1929 гг. и окончил его досрочно». Имеет профессию учителя. Избирательных прав не лишен, родился в сел. Старые Атаги Урус-Мартановского района, отец был лесником, объездчиком, до революции состоял в сословии крестьянином. «В 1919-1920 померли отец и мать и в 1921 брат». Из другого документа: «На основании постановления школьного совета педтехникума от 1.06.1929 года гр. Шамсадову присваивается квалификация учителя чеченской аульной школы 1 ступени.
Зав.педагогическим техникумом Мехтиев
Председатель Чечсовнарпроса А. Авторханов»
Особый интерес представляет последняя фамилия. Абдурахман Геназович Авторханов – известный в мире историк, советолог, писатель. Свидетельство подписано 01.06.1929 г. В этот период Авторханов является председателем Чечсовнарпроса. В своих «Мемуарах» сам он пишет: «…я родился Бог весть когда, что-то между 1908 и 1910 годами». Если допустить, что он родился даже в 1908 году, ему лишь 21 год. И он уже председатель Чечоблсовпро-са. Впоследствии он станет «бельмом» в глазу различного рода аппаратчиков и чиновников СССР – его книги станут бестселлерами и будут издаваться в СССР специально для высшего руководства страны и самиздатом – для определенной части интересующихся. Каких только ярлыков не найдут для него чекисты, его термины типа «партократия» и другие войдут в активную лексику советологов.
Но и Шамсадову немного лет. Когда он заканчивал педтехникум, ему было всего шестнадцать. Именно на таких, по сути, юношах, зарождалась система образования в Чечне.
Конечно, выдвинувшиеся в тот период личности были выдающимися, что впоследствии они и подтвердили всей своей деятельной жизнью. Весьма характерно в этом смысле содержание следующего документа из личного дела М.М. Шамсадова:
«Справка
Дана настоящая т. Шамсадову Мусе в том, что он прослужил преподавателем в Чечпедтехникуме с 1.06.1930 по 1.06. 31 г.».
Чего стоит термин «прослужил», а не «работал» учителем – именно служил!
В другом документе от 1933 года дается подтверждение в том, что он «действительно, до подыскания кандидатуры на должность зав.учебной частью института и рабфака был назначен в 1932 году».
«Производственное совещание Чечпедтехникума рекомендует Шамсадова М. бывшего студента техникума, в настоящее время преподавателя, как очень способного в физико-математических дисциплинах студента, с редкой настойчивостью и упорством, самостоятельно проработавшего предметы, необходимые для поступления в вуз.
Горячее желание продолжать изучение физико-математических дисциплин и ярко выраженные способности т. Шамсадова в этом направлении давно обратили на себя внимание всей общественности Чечпедтехникума, поэтому производственное совещание ходатайствует перед приемочной комиссией о зачислении тов. Шамсадова студентом физмата как отработавшего свою педпрактику и как будущего культработника Чеч.автобласти, столь нуждающейся в национальных кадрах».
29 июня 1933 года датировано встречное письмо из МГУ о том, что ему необходимо явиться на вступительные испытания, иметь с собой «…справку о снятии со снабжения и средства, достаточные для проживания в Москве сроком на 1 месяц, на обратный проезд по железной дороге, также необходимые вещи (постель, белье и т.п.). Питанием (за плату) и общежитием на время испытаний вы будете обеспечены.
Увольнение с предприятия и снятие со снабжения вам необходимо провести условно и предупредить администрацию и нарпитовские организации о возможности Вашего возвращения на прежнее место работы. Приемная комиссия предупреждает, что общежитием для постоянного проживания университет обладает в ограниченном количестве и обеспечивать им будет только остро нуждающихся. Семья студента ни в коем случае общежитием не обеспечивается». Тогда, в 1936 году, МГУ носило имя революционера М.Н. Покровского.
«Копия диплома 052923 II- степени
Предъявитель сего тов. Шамсадов Муса Магомедович в 193… (год не указан – А.Я.) поступил и в 1938 году окончил механико-математический факультет Московского ордена Ленина государственного университета по специальности «Математика».
Государственной экзаменационной комиссией от 1.07.1938 года присвоена квалификация научного работника в области математики, преподавателя вуза, втуза и звание учителя
Председатель гос. экзаменац. комиссии Привалов
Директор
Секретарь
Город Москва
Регистрационный номер №92
14.Х.40 г.»
В личном деле Мусы есть отличные оценки по ряду дисциплин высшей математики. В ведущем вузе страны получать такие оценки престижно. Необходимо учитывать и то, что изучение математики и подготовку к поступлению в МГУ он проводил самостоятельно.
Он не порывает связи с Родиной и в период учебы в МГУ. О чем свидетельствует письмо Чеченского облОНО:
«В дирекцию I-го МГУ
Тов. Шамсадов был задержан нами в связи с выпуском курсов по переподготовке учителей для проведения проверочного испытания по математике. 22.03.1934. Зав.ЧечоблОНО»
Видимо, для лиц, оканчивающих учебные заведения в том году, проводились испытания. А Шамсадов М.М., как человек, способный обеспечить качественную проверку, был задействован.
«Характеристика на Шамсадова М.М.
Шамсадов М.М., беспартийный, поступил на механико-математический факультет МГУ в 1933 году. Учится хорошо и отлично. Работал в бюро МОПР и занимался с отстающими студентами. Политически развит, взысканий не имеет. До МГУ окончил педтехникум, четыре года работал учителем.
Директор МГУ, проф. Бутягин
Декан механико-математического факультета, проф. Тумаркин».
В феврале 1936 года он обращается в хозчасть мехмата МГУ с просьбой об оказании материальной помощи в связи с болезнью, так как провел лето без отдыха. И получает отказ «в связи недостатком средств». Тогда он просит выдать стипендию за вторую половину месяца, – и здесь резолюция гласит: «Выдать». Как видно, студент испытывал серьезные материальные трудности.
За период с 1944 года и до начала 50-х сведений о Мусе Магомедовиче пока нет.
Он запрашивает диплом в МГУ, который в апреле 1951 года архив МГУ высылает в Алма-Ату – диплом за № 052924. У него, к сожалению, нет таких достижений, какие были у посмертно ставшего известным А.М. Цебиева. Но он является первым, кто поступил в МГУ и закончил его в 1938 году, получив диплом второй степени. В те годы выдавались дипломы трех степеней. Сейчас двух – обычные и «с отличием». То есть его диплом может быть приравнен к диплому «с отличием». Это также следует и из материалов личного дела.
Первым математиком из вайнахов, наверное, и следует признать его – Шамсадова Мусу Магомедовича. После окончания МГУ и до выселения он работал преподавателем в открывшемся в Грозном в тот период педагогическом институте, ныне ЧГУ.
Выселение вайнахов в период Великой Отечественной войны нанесло невиданный ущерб народу. В период, когда речь шла лишь о выживании, наверное, неуместно говорить о математике или образовании в целом. И все же… Да, тот же Шамсадов работал в вузах Алма-Аты. Но это были единичные примеры. И пока других данных у нас нет.
Из рассказов профессора В.О. Яндарова, чл.-корр. АН ЧР следует, что в начале 60-ых гг. он специально посетил КазГУ, чтобы встретиться с ним. Ждал его в аудитории со студентами, которые пришли к нему на консультацию. «Так как он опаздывал, я сам провел вместо него консультацию и отправил студентов домой».
По его словам, у Шамсадова были две публикации по теории устойчивости. Не удалось получить личное дело Шамсадова М.М. из Казахского государственного университета, где он работал, хотя неоднократно были сделаны запросы по электронной почте.
Этот период в истории нации, в сфере образования и науки является недостаточно изученным. Далее мы можем привести материал из некролога, опубликованного в республиканской газете «Ленинан некъ» («Путь Ленина», в настоящее время – «Даймохк») в марте 1960 года: «После непродолжительной болезни 6 марта 1960 года в Алма-Ате скоропостижно скончался известный математик Шамсадов Муса Магомедович.
М.М. Шамсадов родился в 1915 году в с. Старые Атаги Урус-Мартановского района в семье крестьянина. Потеряв в раннем возрасте родителей, воспитывался в Серноводском детском доме. После окончания педтехникума поступил в Московский университет. Здесь проявились его математические способности. В 1938 году он с отличием оканчивает университет. После этого работал преподавателем в только что открывшемся Чечено-Ингушском государственном педагогическом институте, совмещая его с работой референта Президиума Верховного Совета ЧИАССР.
С 1944 года и до кончины преподавал в вузах Алма-Аты. В последние годы работал над диссертацией. Является автором ряда работ по высшей математике. Мы, близко знавшие его друзья, выражаем искреннее соболезнование родным и близким покойного по поводу смерти способного математика, педагога, товарища с безвременной кончиной. Память о нем сохранится в наших сердцах.
И.А. Алмазов, М.Г. Гайрбеков, А.Р. Бузуртанов, В.Б. Габисов, М.И. Комаров, С.М. Налаев, В.А. Татаев, А.А. Саламов, Х.Д. Ошаев, Х.Н. Дукузов, У.Д. Цутиев, А.Х. Хамидов, М.А. Абазатов, М.А. Сулаев, Н.А. Шаипов, Б.А. Чалаев, Н.Г. Демушкин, В.Н. Филькин и др.» (Перевод некролога на русский язык сделан автором – А.Я.)
Многие из списка подписавших некролог являются выдающимися личностями, внесшими существенный вклад в формирование истории своего народа в ХХ веке.
Именно с Шамсадова М.М. начиналось зарождение математической науки. Уже после его смерти, в 1963 году защищает кандидатскую диссертацию и становится первым среди чеченцев и ингушей кандидатом физико-математических наук С.-А.В. Исраилов. Затем – В.О. Яндаров и С.М. Мальсагов. Впоследствии защитят кандидатские и докторские диссертации десятки других представителей вайнахов, чей вклад в математику должен быть предметом рассмотрения других исследований. Более того, некоторые математики будут преподавать в том же МГУ им. М.В. Ломоносова. Заместителем заведующего кафедрой будет работать доктор физико-математических наук М.Ш. Исраилов.
Но в сопоставительном сравнении результаты в математической науке у нас скромные. Суммарно в двух республиках, в Чечне и Ингушетии, насчитывается около трех десятков кандидатов и докторов физико-математических наук. Это достижение за более чем полувековую деятельность общего и высшего образования. Механико-математический факультет МГУ им. Ломоносова за период после восстановления республики окончили около двух десятков человек. Только в нашей республике почти тысяча учителей математики работают в школах республики. Труд этих людей, безусловно, достоин уважения. Низкий им поклон. К сожалению, сравнение дает неутешительную картину.
Среди учеников Р.Г. Хазанкина, учителя математики СОШ №14 г. Белорецка Республики Татарстан более 200 учеников окончили мехмат МГУ, физический, геологический и т.д. Более 60 кандидатов физико-математических и технических наук и 2 доктора наук (физико-математических и технических). То есть у одного школьного учителя гораздо больше выпускников-математиков, обучавшихся лишь в одном, но ведущем вузе страны, получивших математические результаты в своей деятельности в виде ученых степеней, чем у всех учителей математики двух республик вместе взятых за полвека. В чем же причина? Причин много. Это – нехватка школ, отсутствие специализированных школ, квалифицированных учителей математики, их перегруженность, не позволяющая качественно проводить уроки и т.д.
Но есть одна причина, которая известна и никак не может найти своего решения. Это проблема языка обучения математике наших детей. Здесь сломано много копий. В попытке решить проблему в начале 60-х годов ввели так называемые подготовительные классы. Потом их закрыли.
Мы начали статью с указания, что в 20-е и 30-е годы преподавание математики велось на чеченском языке. То есть проблема является застарелой и очень серьезной. Образно говоря, Ваня идет в школу, имея лексический запас от 3000 до 7000 слов, чтобы изучать математику на этом языке /о других предметах мы пока не говорим/. Лексический состав учебника М.И. Моро для 1 класса, используемого в большинстве школ республики, состоит из, примерно, 1250 единиц, если привести слова к однокоренному виду. То есть Ваня идет в школу изучать математику, имея трехкратную защиту в лексическом обеспечении. У Вани язык обучения подкрепляется дома в семье, на улице в общении со сверстниками. Он может себе позволить заниматься на уроке непосредственно математикой. Магомед идет в школу изучать математику по тому же учебнику, на том же, для него неродном языке, имея, в лучшем случае, 30-40 слов в запасе из этого же языка. У него язык обучения математике не подкрепляется ни дома в семье, ни на улице в общении со сверстниками. Возникают вопросы: Что делать Магомеду на уроке математики? Что делать учителю на уроке математики с Магомедом? Изучать слова, объяснять их смысл? Когда заниматься математикой? И за счет какого учебного времени?
В других регионах эти вопросы, пусть не полным созданием одинаковых условий получения математического образования, но в значительной степени решены. В начальном звене ребенку предоставляется 4 года времени, чтобы войти в русскую языковую среду. Обучение математике во многих национальных регионах ведется на родном языке.
У нас – либо крайности, либо желание угодить вышестоящему начальству…
В конце 80-х годов профессиональный перевод учебника математики для начальной школы, сделанный заведующим кафедрой ЧГПИ Э.Х. Солтахановым, начал давать хорошие результаты при применении в школе. Но тут вмешалась революция. И работа была свернута. В 2008 году была сделана непонятная попытка внедрить в школу перевод, сделанный с использованием неологизмов и архаизмов. Тем не менее при всех недостатках перевода результаты его использования были выше, чем в контрольных классах. Но и здесь работа была свернута. Дети были использованы в качестве, извините, подопытных кроликов. Никто не извинился перед детьми, никто ни за что не ответил. А были задействованы дети в 47 школах.
В 2010 году республика якобы начала принимать участие в так называемой поликультурной образовательной модели – говорят, Москва рекомендовала.
«…При этом утверждается, что «если народам России суждено состояться как полноценным нациям, то это возможно только на фундаменте их собственных исторических этнокультурных традиций, одним из самых надежных трансляторов которых может и должна стать система национального образования, основанная на принципах полилингвальности и поликультурности.
Эти два основополагающих фактора – полилингвальность и поликультурность – и легли в основу «Концепции национального образования» Республики Северная Осетия-Алания, принятой Министерством образования и утвержденной правительством республики в мае 2004 года». В настоящее время эта концепция предлагается (подчеркнуто нами – А.Я.) и другим субъектам Российской Федерации, в частности Чеченской Республике и Республике Татарстан, в рамках федеральной целевой программы.
Артеменко О.И. Законодательная база реализации языковой образовательной политики в Российской Федерации. ЕврАзЮж № 8 (27) 2010. Образовательное право».
Были ли основания (назовем вещи своими именами) для имитации внедрения этой концепции в Чеченской Республике?
Сравним ситуацию в республиках, которые задействованы в экспериментальной реализации поликультурной образовательной модели:
«В Северной Осетии осетины составляют 459 688 человек (65,1% от общего населения). Главным образом в республике представлены православие, ислам и традиционные верования.
Для Республики Адыгея необходимо привести и состав русского населения: русские – 270 714 (63,6%), адыги (черкесы) – 109 699 (25,8%). Адыгов – всего четверть в своей республике. Большинство населения исповедуют православие и ислам.
Республика Татарстан. Татары составляют чуть более половины населения. Татары – 2012,6 тыс. человек (53,2%). Наибольшее распространение в Республике Татарстан получили две религии: ислам и православное христианство.
А теперь посмотрим на национальный состав нашей республики: чеченцы – 1 206 551 человек (95,3%). Господствующая религия – ислам суннитского толка».
Приведенные данные скомпонованы из материалов открытого доступа в Интернете.
Ясно, что Адыгея, Татарстан и Северная Осетия могут себе позволить участвовать в этой модели образования. Используемые языки поддерживаются вне урока. И это притом, что в Татарстане около 40% школ ведут занятия на родном для учащихся языке! И не только в начальных классах. Статья О.И. Артеменко датирована 2010 годом и в этом же году в нашей республике, якобы, запускается проект. К чему такая спешка? Да еще в 96 школах. При использовании чеченского языка в преподавании математики в первых классах в 2008-2009 учебном году, имея изданный тираж учебников в 10000 экземпляров, почему-то было задействовано всего 47 классов. Третий год дети, задействованные в т.н. полилингвальном эксперименте, пользуются… электронными учебниками. Правда, для первых и вторых классов впоследствии мизерным тиражом учебники были изданы. Комментарии, как говорится, излишни.
Завтра нам скажут, что полилингвальная модель дала положительные результаты.002
Математика – дисциплина стратегическая. Все наши успехи в образовании без должного уровня математической составляющей не дадут нам возможности стать вровень с другими регионами и, вообще, с современным миром. А для этого стартовые условия получения математического образования должны быть по максимуму выравнены. Сегодня этого нет. И не видно решимости их создать со стороны нашего руководства образованием.

Вайнах, №9, 2013.

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх