17.01.2017

Адиз Кусаев. Пролог. Чечня моя…

Адиз КусаевСонеты

***

Как не терпелось в детстве
взрослым стать,
Как каждый день
завидовал я старшим,
Уже самостоятельными ставшим,
Своим отцам и молодцам под стать…

Как не терпелось мне
в строй старших встать,
В изгнании и смерть, и горе знавших,
Но духом в испытаниях не павших,
Чтоб, как они, любовь свою встречать.

Как много в годы те людей спасла
Любовь – надежду, стойкость,
радость, силу
И веру в справедливость им даря.

Стать взрослым потому спешил и я,
Чтоб и меня любовь
на крепких крыльях
В счастливое грядущее несла.

***

Я на нее затаивал обиду
За то, что мне других предпочитала,
Себя самостоятельной считала,
Хотя порой казалась робкой с виду.

И у любви ее другой был идол –
Наш одноклассник,
с ним луну встречала.
Хотя на взгляды мне не отвечала,
Ничем ни разу боли я не выдал.

Хотя и знал, что права не имею
Ей диктовать и все же ревновал
Ее к сопернику я своему.

Но, что поделать, коль душою всею
Влюблялся я, а жребий выпадал
Другому? Счастья я желал ему.

***

Выпрашивать любовь? То – не по мне.
Чем лучше был он? Только та и знает,
Которая в мечтах с другим витает,
А мой удел – страдать наедине.

Но не таил я зла на самом дне
Отвергнутой души, все понимая
И отвержение воспринимая,
Как данность, что заслужена вполне.

У каждого есть право выбирать
Предмет своих мечтаний, воздыханий,
Ни осуждать его, ни обсуждать

Никто не властен, хоть тяжелой раной
Тот может для любого стать,
Как для меня, источником страданий.

***

Искатель жемчуга ныряет в море,
Чтоб собирать сверкающие искры.
Тяжел, опасен путь его неблизкий –
Ждать могут в глубине
и смерть, и горе.

Но мальчики упрямы в этом споре,
Идущие сознательно на риски,
Чтоб, подарив одной
жемчужин низки,
Любовь увидеть в благодарном взоре.

И я, гонимый сладостною жаждой,
Успев до боли воздуха вдохнуть,
Нырнул раз в море
глаз твоих однажды.

Но глубь не рассчитал –
далек еще мой путь:
Мечта моя с минутой тает каждой
До жемчуга любви
доплыть когда-нибудь.

***

Любовь и вдохновенье – два крыла
Полета, взлета творчества любого,
Без них все в жизни выглядит убого,
Как улица забытого села.

Легко с любовью ладятся дела
И с вдохновеньем, если дар от Бога,
Если природа с наказаньем строгим –
Петь женщину – талант певцу дала.

Слагать и песни, и стихи, и оды
О женщине, о счастье, о любви –
Поэта настоящего призванье.

И даже через поколенья, годы
Читаться будут строки те людьми,
Словно в любви весеннее признанье.

***

Века бегут, но вечно молода
Любовь, что в каждом
новом поколенье,
Словно весна, находит обновленье
И в юность возвращается всегда.

В любви все есть: и счастье, и беда,
Измена, верность, удача, невезенье –
И на огне на чувственном горенье,
Что жжет, но не сжигает никогда.

Ни годы, ни трагедии не властны
Над искренней любовью, что, старея,
Лишь ярче и красивей расцветает.

Любви не испытавшие несчастны:
Кто раз хотя б плененным не был ею,
Тот не живет, а только, тлея, тает.

***

Тебя люблю я. Это верно значит,
Что на земле счастливый самый – я:
Дала мне крылья ты, любовь моя,
И жизни курс сумела обозначить.

Меня ты любишь. Значит, все задачи
Решу легко я, радость не тая,
Все потому, что ты, любовь моя,
Со мною делишь беды и удачи.

Тебя люблю я. Это значит: ты
Не только тут, в Чечне, а на планете –
Как самый светлый символ красоты.

Меня ты любишь. Означает это,
Что мы такой достигнем высоты,
Которой не достичь другим на свете.

***

Поэты есть, что в большинстве стихов
Отчизну воспевают, мать и горы.
И это нужно. Я же, не в укор им,
Пою любовь. Простите, я – таков.

Для излияний не жалея слов,
Ничуть в своих признаниях не скорый,
С поэтами не затевая споры,
Я петь любовь, без устали, готов.

Ведь даже в старости, во все века,
Нам вновь и вновь былое возвращая,
Любовь беспечно остается юной,

Нам каждый вечер всем напоминая
Или прогулки по тропинке лунной,
Или стояние у родника.

***

Не посвящали нежных строк тебе
Тебя еще не знавшие поэты.
Не сожалею я ничуть об этом,
Гордясь, что первым
был в твоей судьбе.

И даже при губительной стрельбе
В войну я выживал, согретый светом
Любви твоей, единственной на свете,
Дававшей мне уверенность в себе.

В Чечне, живя в условиях войны,
Когда минута каждая бывала
И каждый шаг опасности полны,

Когда надежды выжить было мало,
Когда все мы страдали без вины,
Своей любовью ты меня спасала.

***

И все-таки красавиц жалко мне:
Они под маской горделивой носят
Все боли, что завистники наносят,
Запрятав их в душе на самом дне.

Их жизнь, хотя и кажется вполне
Благополучной, жалят, словно осы,
Слова, и льют в подушки ночью слезы,
Оставшись с тишиной наедине.

Лишь в радужных мечтах
и в снах к ним часто
На быстроногих белых скакунах
Всегда к ним принцы
сказочные мчатся.

Но почему, красавицам на счастье,
Те преданные принцы (ну, никак!)
Не могут наяву до них домчаться?

***

И я любил. Любили и меня.
Ах, как чисты, наивны чувства были,
Сентиментальной наполняясь былью,
И каждый знак внимания ценя.

И, преданность избраннице храня,
Мы в мире сами выдуманном жили,
И на свиданья приходили
Намного раньше. Был, как все, и я.

Любовь тогда мы искренне считали
И волшебством все,
и святейшим чувством –
Нам в юности немного было надо,

Когда в своих мечтаниях витали,
Нам о богатстве мненье было чуждым –
Был каждый взгляд
любимой нам наградой.

***

Всего-всего я вдоволь испытал
На долгом сложном жизненном пути.
Что жизнь прожить – не поле перейти,
Я истину все годы постигал.

Дорог немало дальних истоптал –
Все потому, что с детских лет почти
Весь шар земной огромный обойти,
Как Магеллан могучий, я мечтал.

В пути запоминал я все картины
Открытых прежде неизвестных стран,
Пленяясь их пейзажей новизною.

И вот, когда оглядываюсь ныне
Назад, все память, словно на экране,
Воспроизводит виденное мною.

***

Как пылко все мы в юности любили,
Как глупо мы избранниц ревновали
За взгляды, что те на друзей бросали,
С которыми мы неразлучны были.

Под парусами алыми мы плыли
В любовь. Всегда
во всем мы подражали
Героям книг, которые читали,
И, как они, романтиками слыли.

Мы ссорились, мирились, жили в мире,
И в голову не приходило нам,
Как рыцари-задиры, на турнире

Сражаться насмерть
за прекрасных дам…
Но и не думали, что это игры,
В те дни, когда росли не по годам.

***

Проспект. Скамья. Сижу.
Людской поток.
Пакет с едою – рядом. Тут как тут
Кот объявился. Начал спину гнуть,
Хвостом вилять. В глазах –
немой упрек,

Что делаю я вид, что невдомек,
Чего он хочет. Но настойчив плут,
Хвостом виляет несколько минут,
Старается мне объяснить намек.

В конце концов мне показалось вдруг,
Что кот глядит
в мои глаза с насмешкой,
Как будто за притворство укоряя,

И я, конечно, от стыда сгорая,
Коту отдал, в раздумье чуть помешкав,
Охотничьей колбаски целый круг.

Вайнах №11-12, 2016

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх