Адиз Кусаев. Певец Кавказа.

Кусаев222Поэма

I. М.Ю. Лермонтов в Пятигорске

Дом-музей поэта

Я в этот дом-музей входил не раз,
Где все воспоминаньями богато,
Где сосланный на «гибельный Кавказ»
Жил в Пятигорске
Лермонтов когда-то.
В последнем том пристанище поэта
Всегда кружились мысли в голове:
Как мог вместить невзрачный домик этот
Зал, кухню, кабинет, кровати две?
Входил в него я с трепетом и верой,
Что наконец-то сбудется мечта –
Поэта встречу, с ним пройдусь по скверу,
По городу, где все близки места.
Мы, модною обложенные данью,
Попьем в бювете минеральных вод.
Нас от дождя укроет грот Дианы –
Всегда открыт в него манящий вход.
Но негде вечер скоротать нам, впрочем,
И кутежи – свидетельство тому.
Ведь Пятигорск, хотя и моден очень,
Провинциален, глух и потому
К Верзилиным вдвоем на вечер званый,
Решив помузицировать, пойдем –
И в тишине, внезапной и нежданной,
Мартынова мы шуткою проймем.
Закончится дуэлью эта шутка
Недалеко, на склоне Машука,
Падет поэт под летний ливень жуткий –
Не дрогнула Мартынова рука.
…Стоит поэта домик в Пятигорске.
Он мал, но он велик былым жильцом…
Сюда спешим мы к Лермонтову в гости,
Чтоб повстречаться с ним к лицу лицом.

Некрополь

Склон Машука.
С горой Казачкой рядом
Архитектуры скромной старый храм.
Скрывают за собой его ограды
Некрополь, где не слышен шум и гам
Туристов, что всегда сюда спешили
Десятками и сотнями на дню,
У лермонтовской маленькой могилы
Экскурсовода слушать болтовню.
После дуэли похоронен был он,
Когда трехдневный скорбный срок прошел,
В некрополе во временной могиле –
Пока покой свой вечный не нашел
В имении Тарханы, что на свете
И не было известным никому,
Покуда колыбелью для поэта
Стать раз не посчастливилось ему.
В некрополе людей, что чтимы были
Не только в Пятигорске – тишина,
Где Лермонтова первая могила
Скромна и украшений лишена.
Давно уже в нем мертвых не хоронят,
И полумрачно, и покойно тут:
Деревья разрослись, слились их кроны,
Не видно солнца, птицы не поют…

Памятники

Лощина гор Горячей и Железной…
Заложен тут первоначально был
Казачий небольшой тревожный стан,
Что, вырастая, Пятигорском стал,
Который очень Лермонтов любил.
И было улиц мало. И венчала
Центральную на склоне Машука
Стоявшая, среди лесов белея,
Академическая галерея,
В другом конце – аллеи Цветника.
За первые за полтора столетья
Случившиеся в Пятигорске тут
Большие или малые событья
Не преданы забвенью, не забыты –
В мемориалах памятных живут.
Вот памятник поэту, недалече
Парк с галереей лермонтовской тут,
Где гости многочисленные воду –
Живительный, целебный дар природы –
Как бы из рук его счастливо пьют.
Вот санаторий имени поэта,
«Тарханы» рядом – лишь подать рукой…
Здесь почитаем Лермонтов всегда,
Да так, что популярней никогда
Его тут не был ни один другой.
Не счесть места, что именем любимым
Освящены в кавказском крае. Тут
Везде: и в Грузии, и в Дагестане,
В Чечне, и в Пятигорске, и в Тамани
Все, словно друга, Лермонтова чтут!

Грот поэта

На склоне горном, как причуда,
Природой высеченный грот
Невольно стал любви приютом
Поэта в тот последний год.
Безвестным было это чудо,
Скрывая в кустиках красу,
Однажды Лермонтов покуда
Не посетил его в грозу.
Безлюден был, смотрелся хмуро,
Покуда Лермонтов не стал
Великим, и в литературе,
Как бриллиант, не заблистал.
Ждал в гроте Веру на свиданье
Печорин-Лермонтов, чтоб ей
Раскрыться пылко на прощанье
В любви возвышенной своей.
Он ждал, другими брошен всеми
За нрав высокомерный свой…
В Россию Вера в это время
Катила с матушкой домой,
Домой в именье, где в заботах
Иных грохочет жизни ритм,
Чтоб о событиях на водах
В салонах долго говорить…
…Хребты. Над ними – неба арка.
Над городком который год
Звучит Эоловая арфа,
Таинствен Лермонтовский грот.

Тут всюду Лермонтов живой…

На разъезде Лермонтова жил
В Пятигорске я, где имя свято
Чтут его. Местами проходил,
Где с друзьями он ходил когда-то.
Лермонтова всюду встретим тут –
Памятник на улице Соборной,
Галерея, где все воды пьют,
Звонкий водопад на склоне горном.
Лермонтова имя здесь везде –
И музей, и скромный тихий город,
Улица, и станция жэдэ,
Где составов проходящих грохот.
В «Цветнике» его увидим след –
В зданье Ресторации добротном…
Он шагнул к нам через горы лет,
И живее всех живых сегодня.
Лермонтова слава в наши дни
Ярче разгорается, как пламя…
Имя это каждому сродни,
Потому бессмертно, словно память.

Между Машуком и Бештау…

Между Машуком и Бештау
Живу в большой долине я,
И Лермонтова тут встречаю
Помногу раз в теченье дня.
Кафе ли, санаторий, рынок,
Что, как грибы, везде растут –
Себе присваивают ныне
Все имя Лермонтова тут.
Здесь место роковой дуэли,
Где грифы хищно застят свет,
Где цепи окружают стелу,
Закован словно в них поэт.
И эти тягостные цепи
Лишь с гибелью его падут…
Не только за жестокий жребий
Поэта на Кавказе чтут….
В Ромашке Белой, полной света,
Напоминает мне о нем,
Всемирно признанном поэте,
И каждый шаг, и каждый дом.
Как будто он живет и ныне –
На склоне Машука не пал,
Страдая от своей гордыни,
Стесняясь славы и похвал.
И много од Кавказу – знаю –
Еще бы Лермонтов сложил,
Между Машуком и Бештау
Когда бы он еще пожил.

II. М.Ю. Лермонтов в Чечне

Кумир мой…

Поклонником я Лермонтова стал
С тех дней, как в детстве давнем прочитал,
Живя в изгнаньи в дальней стороне,
Его стихи об отнятой Чечне.
Восторженно воспетый им Кавказ
Манил к себе его стихами нас,
Словно воспоминанье о стране
Мужчин и мудрых старцев – о Чечне.
Поэт за смелость горцев уважал,
Хотя и сам отвагой поражал,
Как бился на смерть, а не на живот:
Забыта храбрость – только стих живет.
Не только мне поэт кумиром стал,
Когда час возвращения настал
На Родину, что был приближен им
Протестом поэтическим своим.
И другом всех – не только лишь моим –
Стал Лермонтов в Чечне, плененной им
Без битв, без экспедиций, без смертей –
Пленительной поэзией своей.
Поэт вступает в села, города,
Не сея страх, не нанося вреда,
А возвышает земляков моих,
Стихом облагораживая их!

Сквер поэта

Над Сунжей сквер стоял во всей красе,
Где птичьи переклички души грели,
То солнце бисер рассыпал в росе,
То фонари, как Млечный путь, горели.
И в честь певца Кавказа назван был
Он Лермонтова именем. Волнами
Речными, как фрегат, казалось, плыл,
Раздув деревьев кроны парусами.
И никогда он не бывал ни пуст,
Ни одинок, был многолюдным вечно.
Гостей встречал всех, воплотившись в бюст,
Сам Лермонтов – простой и человечный.
На берегу – серебряный фонтан,
Оград литых узор работы тонкой…
Ах, как вольготно детям было там!
Ах, как звучали голоса их звонко!
Сидели старики, забыв года,
Аллеей важно женщины ступали
И юноши шумели; как всегда,
Влюбленные над Сунжею стояли.
Сквер украшеньем Грозного был и
Его газоны вечными казались,
Но войны, что по всей Чечне прошли,
В судьбе его трагически сказались.
Теперь же не увидим тут людей,
Обычно оживлявших сквер зеленый,
Ни бегающих весело детей,
Ни звонких птиц, ни шепчущих влюбленных.
Безлюден он и навевает грусть,
Все изменили грозные годины;
Нас не встречает Лермонтова бюст,
Былые не восстановить картины…

Валерик

Кто бы знал Гехи и Валерик,
О земном существованье их?
И прославил кто б на целый свет,
Если бы не Лермонтов-поэт?
Кто бы бой кровавый, что кипел
На реке Валерике, воспел?
Кто бы написал его портрет,
Если бы не Лермонтов-поэт?
Кто бы о Галубе-горце знал,
Кунаком кого поручик звал?
Кто бы дал нам в мире жить совет,
Если бы не Лермонтов-поэт?
Кто бы кистью и пером воздвиг
Памятник речушке Валерик?
Кем бы он навечно был воспет,
Если бы не Лермонтов-поэт?
От кого б узнать про то могли –
Как в бою отважно берегли
Честь чеченцы? Где б нашли ответ,
Если бы не Лермонтов-поэт?..

Улица

На улице, носящей имя гордо
Великого поэта, я живу,
Потомок благороднейшего горца,
Кто Лермонтова, может, наяву
И видел в дни его кавказской ссылки
В бою, в беседе с верным кунаком:
Был Лермонтов, как горец, храбрый, пылкий,
Со многими чеченцами знаком.
Из крепости, из Грозной, не однажды
Он в горы с экспедицией ходил,
Не раз своих охотников отважно
В сражения с чеченцами водил.
Хоть, к трусости презренья не скрывая
Демонстративно, группу вел свою,
За храбрость Лермонтова уважая,
Его чеченцы берегли в бою.
Всегда, как этой улицей шагаю,
Мне кажется, что Лермонтов со мной
Ступает рядом, радость не скрывая,
Что мир в Чечне сегодня и покой.
Хотя погоны давят, словно гири,
Но в голове стихи, за слогом – слог,
Про Валерик, про горы и про Мцыри,
Про Демона, что вечно одинок;
И о казачке гребенской Марьяне,
И о конце аула Бастунджи,
О странном сне в долине Дагестана,
Где умирал в неведомой глуши…
И будто удостаиваюсь чести
Смотреть, как зреют строки наяву,
Я улицей иду с поэтом вместе –
Той, на которой с гордостью живу.

Парабоч-хутор

У Терека Парабоч-хутор. Дом
Старинный в центре, что людским стараньем
Музеем стал, тем знаменит, что в нем
Сам Лермонтов был гостем в детстве раннем.
Построенной в лесу усадьбе той
Хастатов имя дал «Земного рая»,
В которой за передовой чертой
Он жил, плененный красотою края.
Жил на Кавказе мирно генерал,
Не зная экспедиций, ран, сражений –
И прототипом Лермонтову стал
Героев множества его произведений.
И Лермонтов ребенком в тишине
Здесь бегал, очарованный природой,
Где буруны пестреют по весне,
Прелестны и закаты, и восходы.
Резвился мальчик на коврах лугов,
В лесу встречал диковинные сказки,
И зарождалась первая любовь
В чарующий красою край кавказский.
Сюда бежал позднее от властей
Поэт, чтоб скрыться «за стеной Кавказа»,
И от всегда «всеслышащих ушей»,
И от всегда «всевидящего глаза».
Безвестным был Парабоч-хуторок,
Людская память сотворила чудо:
Музеем стал чудесный уголок,
Куда спешат к поэту в гости люди…

Кунак

Наполняют гордостью меня
О Кавказе Лермонтова строки.
Их читает вся моя Чечня –
Юноша влюбленный, старец строгий.
Лермонтова книги каждый раз
Открывая мудрые, как старость,
Вижу за отточенностью фраз
Крик души, мятежный, словно парус.
Здесь певец Кавказа всем знаком –
Над горами дух его витает:
Лермонтова верным кунаком
Каждый горец гордостью считает.
Он не просто гостем входит в дом –
Как родного, здесь его встречают:
Лермонтова звездным земляком
Все чеченцы искренне считают!

Вайнах, №4, 2014.

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх