Адиз Кусаев

Кусаев22225 октября в Национальной библиотеке ЧР имени А. Айдамирова был оглашен Указ Главы Чеченской Республики Р.А. Кадырова о присвоении известному чеченскому писателю, поэту и журналисту А.Д. Кусаеву почетного звания «Народный писатель Чеченской Республики».
Коллектив журнала «Вайнах» поздравляет Адиза Джабраиловича с высокой наградой и предлагает вниманию читателей подборку из его последних стихотворений.

Гордость

С минутой каждой усыхает век
Волшебною шагреневою кожей.
Но не ропщу –
Я тоже человек,
Тобой когда-то созданный, о Боже.

Я тоже смертен, как другие все –
Не избежать нам
смерти горькой чаши.
Но только утро заблестит в росе –
В заботах я
И сердца пульс учащен.

Перебирая мысленно дела,
Которыми засеял поле жизни,
Горжусь, что людям я не делал зла,
Что не боялся я дорог кривизны;

Что был всегда настроен на добро,
Что радость приносило мне участье,
В чеченце каждом чувствовал родство
И c ним делил я ровно горе, счастье.

Мой сад

Не для себя я саженцев ряды
Сажал. Я стар, и мне плоды
не есть их.
Моим подарком будут их плоды –
Для внуков и для ребятишек местных.

За ними, не жалея в зной воды,
Ухаживал заботливо я, честно,
Мечтая, чтобы стали их плоды
Подарком внукам,
ребятишкам местным.

Зимою укрывал я от беды
Деревца, слов не ожидая лестных,
Чтоб обо мне напомнили плоды
И правнукам,
и сверстникам их местным.

В моем саду живут мои следы –
Не зарастут, покуда буду честным.
Моим подарком щедрым их плоды –
Моим потомкам
и друзьям их местным.

Родина моя

(Кантата)

От Черных гор в затерские края,
От Шаро-Аргуна до Кезеноя
Раскинулась ты, Родина моя, –
Земля потомков праведника Ноя.
Мой край неповторимой красоты,
Чарующий волшебною природой,
Любимым домом стал навеки ты
Для гордого и мудрого народа.

Горжусь я тем, что ты на свете есть,
Чечня моя – жемчужина Кавказа,
Что высоко достоинство и честь
Несешь всегда, не уронив ни разу.
Живи на радость людям, расцветай,
Земля отцов, Чечня, – орлиный край.

Как много стойко ты перенесла
И бед, и испытаний в долгой жизни.
Но мужество и мудрость – два крыла –
Несли тебя через века, Отчизна.
Как много ты теряла сыновей,
Что за свободу и за счастье гибли.
Их всех хранишь ты в памяти своей,
Слагая илли, и стихи, и гимны.

Всегда миролюбивою была
И дружбу ты всегда превозносила.
И мужество и мудрость – два крыла –
Несли тебя, традиций полнясь силой.
Жила ты созидательным трудом,
От сунженских равнин до башен Хоя
Простертый всех чеченцев отчий дом –
Потомственных сынов пророка Ноя.

Горжусь всегда, что ты на свете есть,
Чечня моя – жемчужина Кавказа.
Ты высоко достоинство и честь
Несешь всегда, не уронив ни разу.
Живи, на радость людям расцветай,
Земля отцов, Чечня, – орлиный край!

Мои друзья

Все герои прочитанных книг
С детских лет мне знакомы, со школы:
Я учился теплу у одних,
У других – вере, твердости, воле.

Всех героев прочитанных книг
Я живыми себе представляю:
Если счастливы, рад я за них,
Если бедствуют, боль разделяю.

Помню слово, характер и лик
Я героев и мало знакомых
И горжусь тем, кто делом велик,
Возношу тех, мечтою влекомых.

И в какие б ни жил из эпох,
Станет тот, что знаком не по слухам,
Мне врагом, если к людям жесток,
Если он милосерден, мне – другом.

Тот герой по дороге идет,
Как живой, всюду рядом со мною:
То пример доброты подает,
То гнетет, отвергая земное.

Так всегда в этой жизни живу
Я – любитель прочитывать книги –
Представляя себе наяву
Их героев различные лики…

Женщина

Авто споткнулось резко
вдруг о женщину,
Что грациозно улицею шла.
Она была такой красой увенчана,
Что словно молния, сердца все жгла –

От зависти у женщин, восхищения
Мужчин, что мигом в плен брала.
Она же ко всему тому движению
Привычно равнодушною была.

Образовалась пробка
перед женщиной,
Что улицею горделиво шла.
Она была так стройностью отмечена,
Что взгляды, словно радуга, влекла.

И все авто, несущиеся бешено,
И весь спешащий днем куда-то люд,
Дорогу уступали этой женщине –
И скрип, и вскрик звучали, как салют.

Но суматоха эта вся замечена,
И пламя восхищенья, не была
Той перешедшей улицу
вмиг женщиной,
Что все сердца мужчин сожгла –
Дотла!

Она не просто улицей прошла,
А павой величавой проплыла,
Красивая, как сказочная дева,
Невозмутимая, как королева.

Рамадан

Он благотворен, месяц Рамадан,
В судьбе любого человека веры.
Для очищенья людям Богом дан,
Чтоб в дни его открыть
всем Рая двери.

Он чудотворен, месяц Рамадан,
Что, отражаясь в деле и в решенье,
Он возвышал всемерно мусульман
И милосердием, и всепрощеньем.

Он исцеляет, месяц Рамадан,
От всех нам уготованных напастей.
Он правоверным всех на свете стран
Аллахом выделяется на счастье.

Благословен будь, месяц Рамадан,
Который соблюдает каждый строго,
Как самый светлый
праздник мусульман,
Как милость и Аллаха, и Пророка.

Три звезды

В те дни, как правил атеизм свой бал
И Рамадан был под запретом строгим,
И с минарета муэдзин не звал
К молитве всех,
кто свято верил в Бога,

Мы тайно все постились без еды.
И раз азан услышать невозможно,
Нам взрослые сказали: три звезды
Зажгутся в небе –
пить и кушать можно.

От жажды мы страдали без воды
И все-таки, хотя и было трудно,
Мы ждали, как зажгутся три звезды,
По-детски поторапливая будни.

Проголодавшись, начинали мы
Заранее заката ждать все, чтобы
Увидеть с приближеньем легкой тьмы
Сиянье звезд на небе, глядя в оба.

Любили света их упрямо ждать,
Судьбу как будто каждая решала.
До трех нам не терпелось сосчитать,
Чтобы поесть ничто нам не мешало.

Как нетерпенья нашего плоды,
Всегда в свой срок на небе появлялись,
Как будто, пожалев нас, три звезды –
И голод с жаждой мигом утолялись.

Жива картина детства, хоть сады
Восьмидесятый раз цветут в округе,
Как ожидали видеть три звезды,
Что заменяли нам азана звуки.

И, к прошлому не чувствуя вражды,
Я гордо вспоминаю не случайно
Из детства три заветные звезды
И уразу, что мы держали тайно.

В месяц Рамадана

Просыпаюсь в месяц Рамадана
Каждой ночью до рассвета рано,
Чтоб, поев, попив, азан встречать –
Новый день с молитвы начинать.
И тогда бывает очень прост
Мой очередной священный пост.

Поднимаюсь ночью очень рано
Я привычно в месяц Рамадана,
Исполняя фарз очередной,
Долг святой перед Всевышним свой –
С радостью держать
днем долгим пост –
До ворот до Райских мой форпост.

Тридцать дней –
весь месяц Рамадана –
Поднимаюсь ночью очень рано,
Чтобы долг свой честно соблюсти
И молитвы к Богу вознести.
Станет только лишь святым мой фарз,
Если он не видимость, не фарс,

Если пост мой – искреннее действо,
Чистое, как ангел и как детство.

Часы

С двенадцати и до шести
Часы всегда спешат – как будто
Легко и весело в пути
По склону вниз бежать
Стрелкам.

А до двенадцати, с шести,
Часы так замедляют бег,
Как будто бы, устав в пути,
Плетутся чуть по склону вверх
Стрелки.

Хоть уложи их, как Дали,
На землю ли, на стол плашмя,
Привычно, как всегда б, пошли,
То торопя нас, то томя,
Стрелки.

И то не прихоть, не каприз,
А логика, проверенная мудро:
С двенадцати спешат по склону вниз,
С шести – едва плетутся в гору будто
Стрелки.

Смерть

Все позади – озера вод
И горы хлеба,
Что пил и ел при жизни,
Ставшей былью,
Друзья и дети, звезды и года:

Землей притянут, пал он
Навзничь. В небо
Глаза глядели – долго
За душой следили,
Что улетала к Богу навсегда.

Глядели, будто
Видеть все хотели,
Как примет Бог ее
На самом деле…

Вайнах №4 печатная версия, №12 электронная версия

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх